Роберт о фотографировании, плохих отцах и обморожении в интервью с «Szene-Hamburg» (Перевод)

 

Каково было играть фотографа под руководством такого гениального режиссера как Антон Корбейн? 

[Смеется.] К счастью, вначале я действительно не видел Денниса Стока как фотографа. Для меня он был кем-то, кто хотел быть художником, но не был уверен, что обладал для этого всем необходимым. У меня такое ощущение, что камера была для него средством самовыражения. 

Как же ты работал с камерой? Ты только делал вид или действительно снимал? 

Самым удивительным было то, что я получил камеру как раз за пару месяцев до того, как начались съемки. Ее доставили к нам из музея фотокамер Leica, и это точно такая же, как та, которой пользовался Деннис Сток. Осталось не так много оригинальных старых камер, но они согласились, и я воспользовался этим шансом на полную. 

Что ты фотографировал? 

Сразу после этого я поехал сниматься в «Королеве пустыни» Вернера Херцога, и не мог перестать фотографировать на месте. Я сделал сотни снимков съемочной площадки и Марракеша. Я занимался этим не всерьез или из-за фильма, а больше потому, что это весело. Я подумал, что позже могу спросить у Антона, как правильнее использовать Leica, но он не смог мне с этим помочь. [Смеется.] 

Но он ведь показал тебе какие-нибудь хитрости, верно? 

И я так думал, что он покажет мне, как держать камеру и двигать ее, но Антон сказал, что я должен сам понять камеру. В конце концов, я понял его, потому что он другой фотограф, не такой как Деннис Сток. Антону нравится фотографировать, ему нравится двигаться с краю и наблюдать за всем с как бы противоположной позиции, чем у Денниса Стока, который работал, как живописец. Сток был сосредоточен не только на своем визави, но и на себе тоже. Он искал одобрения. Не получал удовольствие от своей роли фотографа, потому что ему хотелось быть более экстравагантным. 

Именно поэтому ты заинтересовался этой ролью? 

Честно говоря, первое, что меня заинтересовало, это то, что он был плохим отцом. Обычно в моем возрасте не так уж часто удается сыграть роль отца, а этот конкретный отец не любил своих детей, и не понимал, почему так. Там есть красивая сцена, когда Джеймс Дин играет со своим племянником, а Сток наблюдает за ними и ломает голову, как Дин может быть таким естественным и милым с ребенком. Это разбило мне сердце. Совсем другое, что все думают, что это какой-то мудак, и я решил, что, несмотря на это, здорово было бы подарить ему более симпатичный образ. 

Но вопреки этому снимки Денниса Стока полны чувств. 

Вы действительно можете это увидеть, что по-своему, но он любил Джеймса Дина. Не мог признаться ему в этом, но такое ощущение, что на снимках Сток надевал на Джеймса корону. В то же время эти фото светятся горечью и завистью, а еще в них можно увидеть влияние на него Джеймса. Мне нравятся снимки Стока той эпохи, джазовые музыканты, чьи снимки показывают, насколько сильно он ими восхищался. Я полагаю, что для него фотографирование было способом выказать свою любовь к остальным. 

Эта роль изменила твой взгляд на фотографов, которые всё время тебя преследуют? 

Не очень. Даже если фотограф захотел бы стать папарацци, тогда это было бы непросто без большого количества знаний и навыков, особенно когда пытаешься использовать вспышку. [Смеется.] Помимо этого, у таких людей, как Деннис Сток, совсем другие цели фотографирования. Они выискивают новые образы и хотят представить людей в ином свете. Они хотят, чтобы люди были разными и раскрывали новые стороны не только себя, но и читателя. На сегодня не нужно сильно надрываться, чтобы протолкнуть выпуск, а папарацци пытаются унизить людей. Как если бы им самим не очень нравилось то, чем они занимаются, и поэтому они выискивают что-то плохое в других. Я действительно такого не понимаю, и подобное раздражает. 

Действительно ли Антон Корбейн сыграл одного из фотографов на красной дорожке? 

Да, это он, и он взял от этой сцены больше, чем от любого другого фильма. [Смеется.] Он говорил: «Ох, я сделал это не так», и мы снимали до десяти утра. Это было безумием. 

По-прежнему ли в наши дни Джеймс Дин важен для молодых актеров? Он до сих пор является примером для подражания? 

Я до сих пор помню, как мне было шестнадцать, и он был одним из моих кумиров. Все знали фото, сделанное на Таймс-сквер, и он был идеальной моделью с подтекстом. Когда я начал сниматься, то был очень робким и не хотел переигрывать. Я хотел, чтобы моя актерская игра была похожа на его: спокойная и полная чувств, которым он придал субъективный характер. 

Была ли для тебя в фильме сцена Джеймса Дина? 

Да, особенно тогда, когда остаешься спокойным, будучи встревоженным. [Смеется.] Мы снимали сцены на ферме Динов в Торонто. На улице было +4°С, и я действительно не мог понять, как можно снимать в такую холодину. Камера примерзала к моим пальцам, и мне приходилось стоять перед обогревателем, чтобы выпустить ее из рук. Я был очень близок к обморожению, и это начало действовать мне на нервы, но я взял себя в руки и был абсолютно спокоен. 

Источник

Перевод выполнен Deruddy специально для сайта www.twilightrussia.ru и группы Twilight Russia™ Оfficial community Vk. При копировании материала обязательно укажите активную ссылку на сайт, группу и автора перевода.

Метки: RobertPattinson, life
10.12.2016 | 231 | НОВОСТИ О РОБЕРТЕ | Гость
Комментарии (2):
0
2  
СПАСИБО! Хорошее интервью РОБА.очевидно. много пришлось ему поработать над ролью. жду картину у нас с нетерпением!!!

1
1  
папарацци пытаются унизить людей. Как если бы им самим не очень нравилось то, чем они занимаются, и поэтому они выискивают что-то плохое
в других. Я действительно такого не понимаю, и подобное раздражает.

Папараци так достали его, что он мог бы сказать в более грубой форме!
Илона, спасибо! t4813

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]