Роберт Паттинсон на промо фильма "Хорошее время" - переводы интервью с пресс-джанкетов

Роберт Паттинсон на промо фильма "Хорошее время" - переводы интервью с пресс-джанкетов

Вопрос-Ответ: Роберт Паттинсон в НЙ под прикрытием для Хорошего времени 

ЛОС-АНДЖЕЛЕС. «Хорошее время» - это история о том, как одна плохая ночь становится хуже. Роберт Паттинсон играет мелкого жулика из Квинса по имени Конни Никас, чьи неудачные грабеж и побег приводят его умственно отсталого брата в тюрьму. И это только в первые несколько минут. Фильм не дает передохнуть в течение следующих 90 минут. 
Люди называют «Хорошее время» - «Злые улицы” на метамфетамине» и «После работы” на кокаине и мете» (пп – фильмы Мартина Скорсезе), что слишком мягко сказано для описания его динамичного темпа. Кинорежиссеры, стоящие за ним, Джош и Бенни Сэфди, и для широкой публики их имена пока неизвестны. Им чуть за 30, а их последний фильм, карающая героиновая драма «Бог знает что», был показан только в 14 театрах. 
Как им удалось заполучить одну из самых больших звезд мирового кинематографа в свой фильм? Паттинсон сам им позвонил. 
The Associated Press встретился с Паттинсоном и братьями Сэфди (Бенни играет брата Конни Ника в фильме) , чтобы поговорить о «Хорошем времени» и о том, как у актера получилось оставаться незамеченным у всех на виду в Нью-Йорке - даже в метро в час пик. 
Ответы были отредактированы для ясности и краткости. 

___ 
AP: Это сумасшедшая история о том, как Роберт узнал о вас как о режиссерах. 

Джош Сэфди: А что в ней сумасшедшего? 

AP: Он увидел кадр из «Бог знает что» и решил, что должен работать с вами? 

Джош: По-моему, в этом есть некое сумасбродство. Честно говоря, я забыл о его звездном статусе. Для меня это похоже на то, как парень увидел картинку, и вдохновленный этим, он вышел с нами на связь. Это абсолютно нормально. Но думаю, когда ты смотришь на это стороны, то это безумие. 

Роберт Паттинсон: Я не знаю об уровне моей звездности, но, по крайней мере, уровень убежденности был для меня необычным. Я просто знал. А потом мы встретились и договорились что-нибудь сделать. И то, что позже произошло, на самом деле, еще более необычно. Люди все время говорят: «О, давай сделаем что-нибудь вместе». 

Джош: Я предупреждал тебя, когда говорил: «Будь осторожен, мы такие, если хотим что-то сделать, то просто это делаем. Мы подумаем, как это сделать». 

Бенни Сэфди: Фильма бы не было, если бы он не обратился к нам. 

AP: Для вас это был новый опыт? 

Роберт: Они работают на уровне энергии, непонятном для большинства людей. И это здорово. Я думал о том, как описать наш фильм, и это похоже на автокатастрофу, но авария происходит в первые пять минут, а всё остальное время ты скользишь по дороге. 

Джош: Мы хотели сделать триллер, который вас действительно захватывает, так что ставки были очень велики. 

AP: Вы бывали в таких местах раньше? Офис поручительства под залог? Тюрьма? 

Джош: Мы привезли Роба в Манхэттенский центр заключения. Подружились с начальницей тюрьмы, и она такая: «Пойдем!» Она предоставила нам свободный доступ. Это было безумие. В конце я подумал: «А как насчет женского крыла?» 

Роберт: Туда парням нельзя. 

Джош: Да, нельзя, а она говорит: «Эй, ребята, вам можно!» Я смотрю на Роба, и он говорит: «Я не хочу туда идти». А я говорю, да, ладно тебе, пошли. Никто нас не узнал. 

Роберт: Даже люди, дававшие нам пропуск, не понимали, что мы делаем это для фильма. Все просили нас связаться с нашими адвокатами на воле. А потом мы пошли в женское крыло и через несколько секунд ... 

Джош: Одна девушка закричала: «Это он!» (Указывая на Паттинсона). Он сразу же сказал: «Я же говорил, что не надо сюда идти». 

Роберт: А заместитель начальника тогда спрашивает: «Вы вообще кто такие, ребята?» 

Бенни: Мы такие: «Надо уходить». 

AP: У вас получалось оставаться незамеченным во время съемки? 

Роберт: Да, это было сознательное решение. Ты находишь веселые способы, как находиться вне поля зрения. И, к счастью, мы были в нескольких переполненных местах, а там немного легче. Некоторые вещи мне до сих пор непонятны, как так в час пик в метро, мы украдкой снимаем, и у нас есть большая камера и съемочная группа, и Джош управляет мной через смс, но люди этого не замечают. 

AP: Это были подпольные съемки? 

Джош: Это была иллюзия партизанской тактики. Мы хотели погрузиться в это ощущение и перенести эту атмосферу в кино. И усиливали её постоянно. Например, Роб смотрит, как я и Бенни держим улицу с четырехполосным движением, где все давят на гудок, а мы говорим: «Иди, Роб, иди!» И Роб бежит не на жизнь, а на смерть. 

Роберт: Ага, мы пытаемся снимать этот фильм незаметно для окружающих и тут своими действиями вызываем такой переполох, что я буквально начинаю прятаться. 

Бенни: А я был уверен: «Никто нас не побьет!» 

AP: Что-нибудь удивило вас в Роберте? 

Джош: Я был очень впечатлен и удивлен, что он не жаловался. Ни разу. Все в нашем фильме жаловались. 

Бенни: Все. 

Оригинал статьи. 
 


Перевод Наталии Скрипник специально для Robert Pattinson (official community vkontakte)


 

Разговор с Робертом Паттинсоном на мероприятии Гильдии актеров SAG-AFTRA  03.08.2017

Дженелла: Как себя чувствуете? Кому-нибудь нужно выпить или выкурить сигарету? Добрый вечер! Класс, потише, пожалуйста! Меня зовут Дженелла Райли и добро пожаловать на "Вопрос - Ответ" с "Хорошим Временем". По этой причине я с большим удовольствием представлю сегодняшнего гостя, потому что его карьера по-настоящему волнует меня, начиная с фильмов "Гарри Поттер" и "Сумерки". Этот актер продолжает делать смелый и дерзкий выбор таких фильмов, как "Ровер", "Звездная карта", "Затерянный город Z" и фильм, который вы только что посмотрели, "Хорошее время". Пожалуйста, поприветствуем, Роберта Паттинсона. 

Роб: Спасибо. 

Дженелла: Ты уже не блондин, не совсем уверена, вы использовали стойкую краску? 

Роб: Да, стойкую. 

Дженелла: Ты шутишь! И как долго ты ходил в таком виде? 

Роб: Когда же это было? Думаю, прошлой весной. Меня красили 3 раза, когда делали пересъемку. 

Дженелла: Твои бедные волосы. 

Роб: Они после этого выпали. 

Дженелла: Да ладно! 

Роб: Мне пришлось побрить голову. 

Дженелла: Ты шутишь! О, боже! Жизнь блондином была веселее? 

Роб: Ага, это очень...ты определенно...ты чувствуешь себя невероятно грязным и отвратительным. Это ощущают все блондины. 

Дженелла: Но не фанатки-блондинки... Спасибо за то, что ты здесь и поздравляю с очередным замечательным фильмом. Это зрители SAG-AFTRA, поэтому я всегда хотела начать с вопроса как ты достал свою SAG-карту? 

(Роб смеется со звуком "Пффф") 

Дженелла: Мы же это обсуждали, у тебя есть одна. 

Роб: Да, с Гарри Поттера. 

Дженелла: Даже несмотря на то, что он снят в Англии? 

Роб: Да. 

Дженелла: Ты точно уверен, что у тебя есть SAG-карта? Ты получаешь бета-версию фильмов? (речь идет о предварительной рассылке копий промо-DVD) 

Роб: А что, если ты являешься членом SAG, получаешь такую копию? 

Дженелла: Ну конечно, а как ты думаешь, за что люди платят абонентскую плату? 

Роб: Чтооо? Ты хочешь сказать, что каждый человек в зале получает промо-копии? 

Дженелла: Да. 

Роб: Мне никогда в жизни такого не присылали. 

Дженелла: Не может быть! Наверное, они заныкали твои копии. 

Роб: Наверное, я все-таки не состою в SAG. Даже не знаю. 

Дженелла: Мне любопытно, потому что я восхищена твоим выбором ролей, и никогда не могу предугадать, на какой следующий фильм ты подпишешься, есть какое-то особенное кино или создатель фильма, которые в молодости вдохновили тебя стать актером? 

Роб: Думаю, что в то время я уже получил пару работ по счастливой случайности, когда посмотрел "Пролетая над гнездом кукушки" и "Заводной апельсин". Я был в процессе работы и неожиданно почувствовал такое нахлынувшее истинное чувство, выйдя из номера отеля, это заставило меня хотеть быть кем-то другим в реальности. Я просто захотел одеться как МакМерфи, я даже чувствовал себя другим человеком, это словно дало мне способность притворяться кем-то другим в реальности, придало больше уверенности в истинном себе. 

Дженелла: Я не хочу хвастаться, но "Пролетая над гнездом кукушки" снимался в моем родном городе Салеме, штат Орегон, что, на сегодняшний день, является самым значимым событием для тех мест. Так что, это мое слабое место. Но это кино, на самом деле, замечательное. Ты был знаком с работами Милоша Формана и Джека Николсона до этого? 

Роб: Не совсем, но с этого момента я несомненно стал одержим ими после этих фильмов, особенно Милошом Форманом. И Джек Николсон стал просто...думаю, на следующий день я взял "Пять легких пьес" и был просто весь в этом. 

Дженелла: Потому что, я заметила, у тебя есть тенденция стремиться к таким мэтрам как Дэвид Кроненберг и Джеймс Грэй и мне любопытно, что подводит тебя к фильму - люди, которые над ним работают, или сценарий? В случае, с "Хорошим временем" ты вроде как получил и то и другое. 

Роб: Я подписался на это даже без сценария. 

Дженелла: Не может быть! 

Роб: Да, они занимались чем-то другим. Мы познакомились и это была действительно хорошая встреча. И он такой, по-моему это был Джош, сказал: "У меня пока нет идей, думаю, что отправлю тебе что-то в течение 6 недель". Они даже не собирались это снимать. Это был очень органичный процесс на протяжении порядка 9 месяцев. Они просто отправляли маленькие кусочки, описывающие предысторию персонажа, фотопортреты людей, которые могут потенциально выглядеть как Конни и… какой был вопрос? 

Дженелла: Меня интересовало, был ли ты знаком с Джошем и Бенни Сэфди? Я видела только их фильм "Длинноногий папа". 

Роб: Да, и еще "Удовольствие быть ограбленным" и "Бог знает что". И еще они сделали удивительную документалку о баскетболисте Ленни Куке. 

Дженелла: Да, точно. То есть это их 4-й фильм? 

Роб: Такое ощущение, что 5-й, но я не могу вспомнить. 

Дженелла: То есть ты уже был знаком с их работами? 

Роб: Нет вообще. Это так странно, я принимал импульсивные решения много раз, но это - одно из самых импульсивных. Я просто увидел промо-кадр на баннере на IndieWire и он мне настолько понравился, что я провалился в описание и увидел, что они американцы. Это из первой части фильма "Бог знает что", она такая красивая, и дело не только в фото, оно было действительно цепляющее, но есть что-то в том, кто выбрал именно это фото для промо-кадра. Мне понравилась их утонченность и как они пытались это преподать. То, что они американцы, а не венгры, в смысле они более чувственные, и их подача выглядела более по-европейски. И когда я увидел, что они американцы, сразу такой: "Ух, я в деле!" Я ввязался в это вообще не видя их работ, не имея сценария, все произошло прямо на встрече. И при самом знакомстве я точно знал, что нашел тех людей, которые пока не осознают своего потенциала. И когда я вижу, что Скорсезе и Скотт Рудин продюсируют следующий фильм, я такой: "Хи-хи, я - первый/лучший!" 

Дженелла: Тебе следует перенести это в интернет, здорово, когда люди так делают. (предлагает использовать его "хи-хи" в качестве мема) Так, фактически, это ты предложил им встретиться? 

Роб: Ага. 

Дженелла: Ого. Потому что люди, знакомые с их работами, говорят, что их фильмы обычно стоят 5 долларов (подразумевает малый бюджет), а актеры никому не знакомы, поэтому они наверняка были взволнованы твоим звонком? 

Роб: Не знаю почему, но они даже не отвечали на звонок. Они тогда снимали фильм о еврейских торговцах бриллиантами в бриллиантовом районе, который доделывают сейчас, и они до сих пор непреклонно повторяют, что я не могу сыграть еврея, что очень расстраивает. "Почему я могу играть грека, если я совсем не грек?" Когда они не отвечали на звонки, я начал писать письма. Это была нездоровая одержимость, я был согласен работать с ними, даже не зная их. 

Дженелла: Ты просто написал им с предложением снять кино? 

Роб: Да, такое поведение схоже с моим персонажем - добиваться цели любым путем. 

Дженелла: Я писала такие письма создателям фильмов, но они не ответили. Правда и ситуации у нас разные. смеется 

Роб: Я делал так много раз. 

Дженелла: Полагаю, что у тебя есть и электронная почта Кроненберга? 

Роб:: Тогда все было наоборот, но большую часть работы я получал благодаря неустанной настойчивости. 

Дженелла: Интересно, с Джеймсом Греем было так же? 

Роб: Да. 

Дженелла: Потому что, я знаю, он - тот режиссер, с которым хотят работать многие актеры. 

Роб: Да, у меня это заняло 7 лет стремления поработать с ним. Я захотел работать с ним, как только мы закончили первые «Сумерки», я сразу же стал им одержим. Думаю, что у него получаются лучшие работы. С 21 года я преследовал, домогался и запугивал его смеется 

Дженелла: И 10 лет спустя у вас общий фильм, здорово! Есть интересный факт о твоем новом фильме - для тех, кто не знает, актер, играющий брата, также является режиссером, это Бенни Сэфди. Не думаю, что он до этого играл. 

Роб: Только в эпизодах. 

Дженелла: Когда появилась такая идея? 

Роб: Изначально, это должен был быть Бадди Дюрес, он тоже в этом фильме. Он планировался на роль брата. Но это была совершенно другая история, когда я на нее подписался. Сюжет был о том, как я выхожу из тюрьмы, мой брат посещает актерские курсы, и там был специалист по объемно-скульптурному макияжу, который помог нам ограбить банк под маскировкой, но это было совсем по-другому. Мне нравится Бадди, у него врожденный актерский дар и был рад работать с ним, но они просмотрели тонны людей и Бенни смог здорово раскрыть своего персонажа, постоянно импровизируя. На протяжении дней мы просто импровизировали по Йонкерсу (городок в штате Нью-Йорк) в облике своих героев. Мы нанимались на работу, мыли машины. 

Дженелла: Ты шутишь! Вы мыли машины? 

Роб: Бенни очень серьезно к этому подошел, словно это была реальная работа. Он трудился с таким упорством, что даже сломал дворник на одной из машин, настоящее сумасшествие. смеется 

Дженелла: Ты серьезно подавал заявление о приеме на работу или просто договаривался? 

Роб: Это была такая смутная договоренность. Люди, которые там работали, даже не подозревали обо мне. Мы пошли устраиваться в Данкин Донатс (американская сеть кофеен с пончиками), чтобы понять, как люди будут реагировать. Это интересно увидеть, как обычные люди в реальном мире не осуждают, не рассматривают тебя, не думают о том, как все вокруг погано, и я такой: «Это безумие, но мне нравятся человеческие лица». смеется 

Дженелла: Кто-нибудь хотел дать тебе чаевые? 

Роб: Это была часть персонажа…я хотел быть…мне понравился их последний фильм «Бог знает что» и главный момент, который привлекает внимание, это то, насколько тщательно продуман мир, окружающий героев. Я очень хотел создать единое целое с реальностью. Большинство времени я пытался найти способ быть неузнаваемым для других актеров фильма, которые снимались впервые. Мне казалось, что их игра будет другой и ощущаться неестественно, если они узнают, что я пришел из другого мира. Чтобы влиться в реальный ход событий я делал разные вещи, например, менял язык тела. Как, знаешь, если кто-то странно на тебя смотрит, и ты начинаешь проявлять агрессию по отношению к кому-то из-за боязни быть узнанным, люди перестают проявлять интерес. 

Дженелла: Я хотела спросить тебя о физическом состоянии, потому что в фильме ты выглядишь по-другому. Ты держишься иначе. Думаю, частично это может быть из-за выбранных костюмов, эти громоздкие куртки, за которыми скрывается твой герой. Полагаю, это сделано умышленно? 

Роб: Да, вроде того, но интуитивное ощущение тоже. Как правило, если ты примеряешь на себя наряд, и не чувствуешь с первой секунды, что это правильно, я говорил: «Нет, это не оно, надо попробовать что-то другое». Я наблюдал за людьми на улицах, снимал их на фото или видео и выбирал именно тот прикид, который был на человеке, по-моему похожем на Конни. Я одевался в это и каждый раз чувствовал фальшивку, мне казалось, что все не то, затем ты начинаешь заставлять себя анализировать и перестраивать свое восприятие, принуждаешь себя почувствовать это реальным, вжиться в это. Я постоянно носил только эту одежду на протяжении долго времени. Мы делали много съемок посещая…один из режиссеров был знаком с комиссаром тюрьмы в Манхеттене, и мы, бывало, ходили в тюрьму в этой одежде, и самый главный тест - это, когда ты входишь в общую камеру, я даже не знаю, как правильно называется место в тюрьме, где люди содержатся вместе, так вот ты входишь и все сразу оборачиваются на тебя и пытаются понять что же ты такое, и мы прошли через это, имея минимум грима. Фактически, мы ходили в тюрьму, чтобы протестировать как сработает грим. 

Дженелла: Интересно. В итоге, ты остановил выбор на эспаньолке? 

Роб: Да, но мы пробовали варианты с накладным носом и тому подобное. По большому счету, я просто старался быть похожим на Бенни, но ничего не выходило, за исключением незначительных, еле уловимых деталей. Я по-настоящему увлекся «Песню палача» - книгой Нормана Мейлера о Гэри Гилморе (преступник, казнь которого в США стала первым исполнением смертного приговора после восстановления смертной казни в 1977). Честно говоря, история Гилмора завораживает, и я также смотрел фильм. 

Дженелла: С Томми Ли Джонсом? 

Роб: Да, он невероятен в этой роли и я безумно захотел такие же рубцы от оспы, как у Джонса. Я сделал себе такие маленькие оспины, и это, в действительно, изменило отношение людей. Как только наклеить такие рубцы, человек моментально становится неузнаваемым. 

Дженелла: И сколько времени ты ежедневно тратил на грим? 

Роб: Пять минут. Я пользовался суперклеем, смеется он напрочь испортил мою кожу. 

Дженелла: Очевидно, что ваш фильм - инди-фильм и братья Сэфди, как правило, работают в очень коротком графике времени. Как много времени у вас было? 

Роб: По-моему, 37 дней, но это было довольно сложно. Думаю, что, да 37, включая 5 дней, которые нам дополнительно понадобились. 

Дженелла: И еще ночи, это много времени. 

Роб: Да, они, на самом деле, не делают различия между ночью и днем. Это, без преувеличения, было так: «О, дневной свет закончился, давайте снимать ночные сцены». Знаешь, это как подача второго блюда. У нас второе блюдо было каждый божий день на протяжении всех съемок, так что в сумме у нас было 70-80 дней.

Дженелла: И как много было импровизаций? Я имею в виду, был ли у вас был черновой сценарий к началу съемок? Потому, что на площадке явно присутствовало чувство свободы, но иногда Сэфди все планируют слишком скрупулезно, поэтому свобода была не совсем уместна. 

Роб: Я думаю, что они написали диалоги очень хорошо, а они считали, что это только наброски. И мне говорили: «Знаешь, просто играй это по-своему», а я был такой: «Нет! Мне нравится эта гармония.» Потому, что мне на самом деле очень нравилось. При съемках большинства сцен никто не видел сценарий, кроме меня потому, что большинство моментов переписывали много раз, и было так занимательно, как Джош и Бэнни толковали суть сцены каждому, кто не читал сценария, буквально за 5 минут до того, как собирались сказать: «Мотор!». Они объясняли сценарий им, но я знал точный текст и суть сцены, и когда они произносили «Мотор!», я пытался форсировать действия в сцене, брать инициативу на себя. Это как когда один человек пытается импровизировать на ходу, а другой старается четко придерживаться текста, чтобы вызвать правильную реакцию, но неминуемо и непременно получалось, что когда я начинал говорить одно, они - абсолютно противоположное сказанному мной. Но, как бы то ни было, это давало энергию все время быть в напряжении (демонстрирует) потому, что меня это доводило до белого каления практически в каждой сцене. 

Дженелла: Это, должно быть, и подпитывало твоего персонажа, который постоянно находится в раздраженном состоянии (смеется) 

Роб: Забавно, но это было идеальное состояние. 

Дженнела: В какой-нибудь сцене произошел слет с катушек? Я имею ввиду в том смысле, что это происходит, когда у тебя не получается двигаться в том направлении, которому ты пытаешься следовать. 

Роб: Скажу с уверенностью, это сцена с Бадди в конце фильма, которая была совершенно безрассудная. Мы просто… сцена началась, и я начал его злить и задевать его снова и снова. Он отработал написанные фразы, но это все было не то, словно мы ходили вокруг да около. В итоге, мы дошли до того состояния, когда Бадди… это был первый раз, когда мы были в замешательстве и как персонажи и как реальные люди и я продолжал нападать и оскорблять его в таком духе: «Ты - ничто. Ты всего лишь бездельник, находящийся на содержании штата» и тому подобное. А он в ответ: «Ах так, а ты просто, просто…» черт, что же он сказал? (смеются) как же это было? Что-то вроде: «А ты даже не знаешь, кто ты, как мужчина» и это было так сказано, что я выглядел (демонстрирует обиду) так: «Нуу, это уж слишком реалистично». Это было весело, но мы вели себя как безумцы. И режиссеры, нам под стать, были совершенно обезумевшие, они требовали: «Еще, еще, больше, больше!!!» и доводили нас до крайней точки. И была такая сцена, которую потом вырезали, я пытаюсь сделать телефонный звонок и практически целиком впихиваю мобильник Бадди в рот, удерживая его рот изо всех сил, затем шлепаю его по лицу, сумасшествие. Люди потом жалуются, что актеры позволяют себе такое. (смеются) 

Дженнела: И ты все это делаешь? 

Роб: Всего лишь бью их взаправду. 

Дженелла: Впервые слышу, что ты плохо обращаешься с другими актерами. 

Роб: Бадди с лихвой накостылял мне в ответ так, что все в порядке. 

Дженелла: Ты, возможно, уже ответил на этот вопрос, но, тем не менее, что, в итоге, оказалось самой сложной частью в создании этого фильма? Потому, что выглядит так, словно он снят в бандитском стиле, но вы, наверняка, получили все необходимые разрешения на сьемку и тому подобное. 

Роб: Это забавно, но я никогда полностью не был уверен, какие разрешения у них (братьев) есть. Потому, что иногда они делали вид и говорили всем, что у нас нет разрешения, и снимали так скрытно, как если бы воровали, но на самом-то деле мы ничего не воровали. Было так любопытно, когда полицейский, который присутствовал при съемках, смотрел на меня с удивлением, как бы говоря: «У вас же есть разрешение, почему вы стараетесь делать все украдкой?» Но мы на-самом деле много чего делали тайком. Мы пробрались в работающую скорую помощь со стедикам (камера,закрепленная для фиксации на корпусе)в одежде доктора. 

Дженелла: Ты это серьезно? Они уже в курсе или ты надеешься, что это не обнаружится? 

Роб: Они не видели наши лица. 

Дженелла: Я еще очень хотела узнать о парке отдыха из фильма, это реальное место? 

Роб: Да, это парк развлечений на Лонг-Айленд. 

Дженелла: Неужели? Знаешь, я с западного побережья, так что я в этом ничего не смыслю. 

Роб: Да, мы там снимали… не знаю я не совсем уловил скрытый смысл адаптации поезда с привидениями, который был повсюду набит пенисами (смеются) 

Дженелла: Мне придется снова пересмотреть фильм, я пропустила пенисы. Я зpаметила, что там было много пугающих и неприятных деталей, и пыталась понять, что же это за парк аттракционов. 

Роб: Мы сняли там практически все, когда я уехал, я направился на очень ранний утренний рейс и взял свой рюкзак в аэропорт, а оказалось, что группа по художественному оформлению наполнила его фаллоимитаторами на присосках, покрытыми зеленой слизью. Их в моем рюкзаке было штук 40 (зал хохочет) и я, такой, заявился в JFK с мешком членов. 

Дженелла: Ты об этом не знал? Только британец может произнести «мешок членов» и заставить это звучать так элегантно. Так ты знал,до того, как приехал в аэропорт? 

Роб: Нет. Я узнал уже на рентгеновском контроле (Дженелла чуть не рухнула со стула), это на самом деле правда. 

Дженелла: Как об этом не пронюхало TMZ? Я просто восхищена! 

Роб: Я был в полном ужасе. Я на самом деле даже... то есть они (работники за камерой)мне ничего не сказали, вообще ни слова, это сумасшествие. 

Дженелла: Интересно, это вообще законно? Просто потрясающая история. Я уже упоминала это, но мне интересна другая вещь касательно твоего персонажа – твой американский акцент безупречен, и я знаю, что ты уже использовал его не один раз. Как ты довел его до такого совершенства? Ты работал с тренером по диалектам? 

Роб: Нет. Это написано с акцентом, я имею в виду, что Джош и Бенни из Квинса и Рональд Бронштейн, по-моему, с Лонг-Айленд, их сценарий уже написан с нужным акцентом, не важно американский он или какой-то другой. И тот факт, что я находился там достаточное длительное время и жил в, своего рода, изоляции, сработал. Это постоянно крутилось в моей голове. 

Дженелла: Думаю, ты как-то сказал, что вырос на американском телевидении, так что вы, ребята, намного лучше в имитации нашего акцента и наоборот. 

Роб: Не знаю, сейчас все по-другому. Я думаю, что разница между Англией и Америкой в том, что в Англии тебя четко характеризуют по акценту, и когда я рос было примерно так, если у тебя аристократический акцент, то ты аристократ, и так определяют твою принадлежность к чему-то. В Америке нет такого эквивалента, поэтому многие могут подниматься классом выше и падать вниз. Я хочу сказать, что когда я рос, в школе, все делали такой фальшивый мокни акцент и у тебя действительно менялась жизнь, когда ты делал другой акцент. Я зациклился на этом и был одним из тех людей, которые говорили как мокни. 

Дженелла: Это вроде Гая Риччи? 

Роб: Да, именно. 


  Перевод: Flava, специально для only-r.com


интервью Роберта Паттинсона в Каннах для новостного портала "20 Минут" (Швейцария) 25/05/2017

 

Катарина: Роб, мое самое первое интервью в Каннах было с тобой, по поводу "Новолуния". 

Роб: О, в самом деле? 

Катарина: Я помню, что сотни девушек пронзительно кричали, ожидая твоего появления. А какие воспоминания сейчас у тебя? 

Роб: Это было действительно дико, один из самых экстремальных моментов в моей жизни. И у меня не было никаких обязательств, даже не было фильма для показа, и я все время проводил на вечеринках. Этот опыт в Каннах показал мне, что я хотел бы мои будущие проекты представлять здесь. Это настолько не похоже на другие фестивали, ощущается возвышенным. 

Катарина: Один мой коллега пишет о твоем новом фильме, что "Роб тем самым окончательно сбрасывает мантию своего сумеречного прошлого". Ты с этим согласен? 

Роб: Я никогда не пытался активно это сделать. Когда я берусь за новую работу, подсознательно я хочу выдать противоположность предыдущей. Замахиваюсь для яростных рывков, порой получается, порой нет. Я не хочу играть безопасно, а хочу выбить мяч за пределы площадки. И хорошо знать, что иногда это удается. 

Катарина: Есть много франшиз, которые привязывают актера порой и на десятилетие. Это тебя отталкивает? 

Роб: Да, у меня был подобный опыт и я знаю, что это значит. Это не только съемки, но и длительное продвижение в дальнейшем. Это иронично, потому что я просто даю интервью, но я заметил с годами, что я в этом не очень хорош. Когда я даю тонны интервью, понимаешь, что за кретин я на самом деле. (Смеется) Потому я избегаю слишком много говорить. 
 


  Перевод: Ivetta, специально для only-r.com

12.07.2020 | 329 | НОВОСТИ О РОБЕРТЕ | Гость
Комментарии (2):
1
1 робокашка   [Материал]
Роб всё делает для себя, ведь наверняка осознает, что инди-фильмы далеко не популярны

0
2 Anisha   [Материал]
зато инди-фильмы смотрят критики и делают обзоры и отзывы, на которые потом обращают внимание режиссеры

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]