Фотосессии и интервью Роберта Паттинсона. Обновление 09 декабря.

Фотосессия и интервью Роберта Паттинсона 

 

Новый черно-белый портрет - Роберта Паттинсона от фотографа Педро Усабиага для 66SSIFF,фестиваль в Сан Себастьян 2018.


Новые ауттейки Роберта для журнала "Les Inrockuptibles" 
от Тодда Коула






В фотосессии на Роберте футболка от Диор

 

Новый ауттейк-Роберт Паттинсон ,фотограф Сэнди Ким для Wonderland Mag.


Новый ауттейк-Роберт Паттинсон для Les Inrocks.(Шато Мармон)


За кадром фотосессии Interview Magazine

Новые ауттейки из фотосессии Роберта Паттинсона для Paper Magazine на Tiff от Кейтлин Кроненберг

Allocine и Sofilm: Выдержки из интервью с Робертом Паттинсоном

Роберт о своей музыке, о «фальшивых мускулах», о своей страсти - европейском кино, а также о том, почему публика покинула показ «High Life” в Торонто 
Allocine: 
Корреспондент: Долго же вы ждали начала работы с Клэр Дени! 
Роберт: «High Life» стал приоритетным проектом для меня. Это тянется так давно. Кажется, я делал тогда «Затерянный город Z», и они могли почти перекрыть друг друга по времени. Целая вечность прошла. Вообще существуют три режиссёра, ради которых я отменю все. 

Корреспондент: Что привлекает вас в таких режиссёрах, как Дени и Кроненберг? Кажется, что вы абсолютно уверены в том, что делаете. Вы и в первом фильме Брейди Корбета снялись( «Детство лидера») 

Роберт: Я всегда немного обеспокоен, когда снимаюсь в дебюте режиссёра, я не знаю точно, как отдать должное работе режиссёра. Но Брейди я знал очень давно. Мне нравятся люди, оставляющие свой след. Это ощущается по-особенному, как будто фильм содержит их собственный мир. 

Корреспондент: Когда появляется режиссёр, с которым вам очень хочется работать, насколько важна роль? Сыграете ли вы для них любую роль? 

Роберт: Да, для любого из них. Сыграю любую роль. Если выбираешь правильных людей, можно только выиграть. 

Корреспондент: Откуда в вас это восхищение авторским кино и такими режиссёрами, как Дени и Кроненберг? 

Роберт: А я не считаю это артхаусом до такой степени. Это - огромные имена, и для меня это высший уровень кино, по сравнению с обычным художественным фильмом. Мне не кажется, что это очень тёмное кино. Но и причины заниматься блокбастерами я не вижу. Настоящий мейнстрим скучен, такое ощущение, что я видел все это уже. Когда я получаю такие сценарии, понимаю, что они написаны словно по формуле. Я просто хочу, чтобы у режиссёров, с которыми я работаю, была большая аудитория. В прошлом ее было легче увлечь. 

Корреспондент: А разве ваше имя не привлекает зрителей? 

Роберт: Ага, человек десять!(Смеётся) Даже не знаю, хотелось бы, чтобы это было так. Большинство людей, которые пойдут смотреть фильм, любят Клер. Но я надеюсь, что видя титры, они сочтут, что я делаю хороший выбор. 

Корреспондент: Вас очень привлекает европейское кино? 

Роберт: Довольно сложно найти чисто американский фильм. Но да, это важно. Это даёт определённый поворот карьере. В Европе другая киноиндустрия. Да и Канны. То, что мои фильмы принимают участие в европейских кинофестивалях, так много значит для меня. 

Корреспондент: С кем ещё из французских режиссёров вы бы хотели поработать? 

Роберт: С Годаром! Но до него сложно добраться(Смеётся). Мне всегда нравился Жак Одиар. Катрин Брейя, Лео Каракс, Эрик Зонка. Так много... Я был впечатлен лишь тем, что находился в одном помещении с Клэр Дени. Так счастлив, что смог поработать с ней. Именно потому, что чувствуется, что это фильм Клэр Дени. 

Корреспондент: Вы начали работать очень рано. Что вы думаете о своей карьере, после сотрудничества с Кроненбергом, Сэфди, Дени? 

Роберт: Это то, о чем я и мечтать не мог. Этот сумасшедший взрыв «Сумерек», столько удовольствия. Мне действительно нравилось делать эти фильмы. Этот опыт был прекрасным, это был прямой путь к тому, что я хотел делать, как я могу просить большего! Собрать такую коллекцию режиссёров и фильмов, давших мне эту возможность. Когда я делал «Сумерки», меня спрашивали, не боюсь ли я штампа. И я всегда говорил:«нет». 

Корреспондент: Но «Сумерки» дали вам и другой опыт, самый агрессивный и сумасшедший: быть голливудской звездой. 

Роберт: Но и ожиданий у меня не было никаких. Так легче справляться. Когда не ожидаешь такого отношения, все это очень навязчиво, но, с другой стороны, вокруг меня было столько людей, с которыми я работал годами, друзья, которые научили относиться ко всему с юмором. 


SoFilm 

Роберт

1 «Спустя полтора часа после начала показа «High Life» в Торонто, один человек поднялся и с отвращением покинул зал. И это создало настоящий исход!(Смеётся) Можно было сойти с ума. Мы с Клэр переглянулись и подумали: «Ну что же, будет так». А рецензии, вышедшие потом, были далеко не плохи. Я сам чуть не сошёл с ума, видя, что заставило аудиторию испытывать отвращение. Целая группа вышла, увидев грудное молоко на героине Мии Гот. Дюжины людей вышли именно в этот момент. «Как отвратительно»! Но почему же это отвратительно?!» 

2 «Что-то произошло во мне, когда я посмотрел «На последнем дыхании». Я имитировал Бельмондо, и никто вокруг меня этого не понял. Когда я был моложе, я был очень стеснителен, и думал, что имитировать кого-то поможет мне чувствовать себя хоть немного легче. В шестнадцать я вообще не понимал, что значит быть актером. Но я посмотрел «Полет над гнездом кукушки» и решил даже выбрить часть брови, как Николсон. Чтобы выглядеть, как он. И я шёл по улице, думая: «Все хорошо теперь, я другой, и я убедителен». 

3 «Каждый понедельник мы с ещё тремя друзьями ходили на открытый микрофон. Каждая группа могла сыграть по две композиции. Мы были известны тем, что выступали последними и очень долго. По пятнадцать минут каждая. Мы воображали себя Джеффом Бакли (прим.перев: американский музыкант, исполнитель «Hallelujah»), и мы всегда шли ещё на октаву выше, держа по максимуму, как и в его версии «Hallelujah». Это был наш концерт. Я скучаю по этим ночам.» 

4 «В начале «Сумерек» я должен был быть обнаженным по пояс во многих сценах, но я отказался и умудрился заставить их убрать это из сценария. 
Кроме вот этого времени в Монтепульчано. Там мне пришлось снять рубашку, деваться было некуда. Я впал в панику. Все развернулись ко мне, когда пришло время выйти на солнечный свет. Я сказал гримеру: «Добавьте мне мускулов хоть гримом». Она сделала это, и глядя на кадры, я подумал: «Боже, у меня мускулы!» 
Но я забыл о папарацци повсюду, и на фотографиях, снятых сбоку, было видно, что это грим. На следующий день мне пришлось выносить газетные статьи, кричавшие: «Только взгляните на его фальшивые мускулы, это ужасно!» 

5 «Я настолько впал в панику перед первой встречей с Клэр Дени в Лос-Анджелесе. Я думал, она подаст мне руку, поговорит две минуты и все. Чтобы привлечь ее внимание, я страшно преувеличивал свои знания в астрофизике и добавил, что вижу своего героя старящимся в фильме. Это был идиотский ответ. Но и единственная карта, которую я мог разыграть. И знаете что? Она поверила в мое объяснение. Я увидел, как изменилось выражение ее лица. И мы проговорили три часа.» 


...


Перевод: irina_vingurt
Специально для only-r.com


 

Сканы интервью Роберта Паттинсона в GraziaFr.


Le Monde: Роберт о штампах, успокаивающем действии чая, новых деталях работы с Клэр Дени и многом другом

Так ли эгоцентричны звезды, как мы утверждаем? 

Взгляните на Роберта Паттинсона, тридцатидвухлетнего актёра с не вписывающейся ни в какие рамки славой, пришедшей к нему в тот момент, когда «сумеречная» сага пронзила сердца подростков. 

Но и он не тот человек, который считал, что мир вертится вокруг него. Пока не узнал об этом. 

Он даже не знал, что русский астроном назвал в его честь астероид. 

«Ничего себе... какая странная идея...», - восклицает он, разглядывая на экране телефона своё звездное альтер эго. 
Вечером понедельника на Земле, в пятизвездочном отеле в центре Лондона Паттинсон заказывает пятую чашку чая. Это помогает ему, как он утверждает, не смущаться.
 

Ему, чей календарь так и скачет между часовыми поясами, съёмочными площадками, временными обрывками. 

Он приехал из Лос-Анджелеса, готовясь присоединиться к съёмкам в Марокко вместе с Джонни Деппом и Марком Райленсом. Ему едва хватает времени, чтобы хотя бы пообедать с родителями, живущими в английской столице, где он вырос. И на бегу дать несколько интервью: его участие в выходе «High Life», довольно Сумасшедшем фильме Клэр Дени, даже не обсуждается. 

Роберт Паттинсон не просто играет Монте, главного героя. До этого он исполнил роль и кастингового директора, в последний момент предложив дочь лучшего друга на роль своей дочери в фильме. 

«Мы отобрали близнецов, но в процессе это не сработало,- говорит Клэр Дени. - «Роберт вынул собственную кредитку и организовал приезд своих друзей и их ребёнка. Это спасло фильм!» 

А перед этим он подарил свой нежный голос саундтреку, оживляя свою страсть к року, которую он когда-то практиковал в группе, будучи иногда и навеселе: 

«Я ничего так не любил, как бросать вызов враждебно настроенной аудитории, давая импровизированный концерт», - признает он. - «Мне не хватает этого адреналина». 

Для «High Life» ему пришлось преодолеть другой барьер - саму Клэр Дени. 

При написании сценария она представляла себе «немолодого человека, уставшего от жизни». Думала о Филиппе Сеймуре Хоффмане, собиралась связаться с Дэниэлом Крейгом. 

А затем: 

«Монте сможет быть только Роберт». 

Он сам вышел на неё: 

«Однажды я посмотрел «Белый материал» а затем проглотил всю ее фильмографию. Когда я услышал, что она готовит фантастический фильм, я прочёл все, что нашёл в Википедии о чёрной дыре, мы встретились - и это сработало!», - говорит он с самоиронией. 

Актёр уже отверг один межзвёздный блокбастер, чтобы сделать первый шаг в космос именно с французским режиссёром. 

«Современная фантастика не привлекает меня. Ее персонажи недостаточно физиологичны. Они даже не потеют! Но с Клэр я был уверен, что это не будет столь стерильным»

Согласно актеру, режиссёр действует в той же сфере, что и Дэвид Кроненберг, с которым он делал «Космополис» и «Звездную карту». 

«Клэр и Дэвид снимают тела - и их жидкости - как никто другой, возвышая их метафизику. На площадке, они являются авторитетом, внушающим уважение и вдохновляющим идти за ними.» 

Он признает, что был «в ужасе» поначалу, от жестокости сценария, от инцестуальной тени, от неопределённости, окружающей Монте. 

«Роб постоянно задавал вопросы по сценарию», - вспоминает актриса Клер Тран. 

Он был настолько поражён Клэр Дени, что сказал в конце: 

«Чтобы сыграть Монте, я сыграю Клэр». 

А режиссёр призналась: 

«Мне пришлось немного стать Робертом»

В Кёльне, где снимался «High Life», они вместе посетили Музей Современного Искусства и Европейский космический центр. 

В Лондоне, где она жила в молодости, она повела Роберта смотреть «Федру», оперу Кшиштофа Варликовски. 
От Парижа до Лос-Анджелеса они говорили о Joy Division, Сехэе Имамура (прим.переводчика: крупнейший японский послевоенный кинорежиссёр), о Персивале Уэльском. 

«Вампиры, которых я показывала в «Trouble Every Day“(2001), как и тот, которого сыграл Роберт в «Сумерках», сдерживали свою сексуальность, боясь повредить любимым. Целомудрие Монте имеет другую природу: он пытается защитить себя»

Кумир тинейджеров, этот секс-символ превращался в отчаявшегося дамского угодника в «Милом друге»(2012). 

«Это был риск», - признает он. - «Но как только я чувствую, что на мне может быть поставлен штамп, я сразу ухожу в другую сторону»

Эту науку противоположностей он так ценит в Клэр Дени. 

Сосуществование «ужаса и юмора, грубости и нежности, ее отказ все объяснить и понять любой ценой», - подводит он итог, все ещё потрясённый. 

Его ангельский взгляд замирает на его же серой толстовке, покрытой каллиграфическими знаками. 

«Это означает «мир» по-арабски. Или «конец». «Лучше не знать точно», - смеётся он. 
 


Перевод: irina_vingurt
Специально для only-r.com


 

Полная версия фотографий Роберта Паттинсона для Les Inrockuptibles


Портрет Роберта Паттинсона для @cinemacanalplus

 


'Les Inrockuptibles'

За кадром с редактором журнала 

"Молодой человек (Роберт Паттинсон), рядом, это маленький клоун, делает шутки все время и смеется, как ребенок. В номере Шато Marmont, в котором, как он утверждает,  "знает все номера", поэтому два часа в его компании были особенно веселые. " #lesinrock


Роберт Паттинсон: "Моя жизнь была непрекращающейся вечеринкой". 

Роберт Паттинсон сыграл главную роль в фильме Клер Дени "High Life". В Шато Мормон мы встретились с актёром - гениальным, влюблённым в кино и... смешным. 

В огромной теплице, погружённой в пар, или же в сложной системе старых жестяных деталей, появляется человек с коротко выбритыми волосами, жёстким взглядом. Его тело - уверенное, напряженное, как у дикого зверя, он начеку. Постоянно рядом с ним - годовалый ребёнок, льнущий к нему. Он ухаживает за ним, помогая делать первые шаги бессознательно воспроизводя действия древних предков. 

Это - первые кадры «High Life», медитативной истории, раскачанной в пространстве Клэр Дени; немой заключённый, запертый на этом корабле. 

Роберт Паттинсон демонстрирует психологическую силу, присутствие, которое потрясает. Спустя шесть лет после окончания «сумеречной» саги, сделавшей его тем, о ком мечтает весь мир, Паттинсон исследует головокружительнейшие проекты мирового кино, порой ценой своей рыночной стоимости. 

Когда мы встречаем его, его шевелюра скрыта кепкой, слегка неухожена. Кажется, что он судорожно пытается скрыть свою красоту, которая проявляется моментально, стоит фотографу заставить его снять кепку и встать к свету. 

Что мы видим в реальной жизни, далеко от той темной ауры "Сумерек" или серьёзных фильмов, последовавших за ней (Кроненберг, Сэфди, Дени). 
Молодой человек напротив - маленький клоун, который постоянно шутит и заразительно смеётся. И здесь, в Шато Мормон, где он "знает каждый угол", как он утверждает, ему особенно комфортно было провести два часа. 

Журналист: Откуда эта страсть и интерес к интернациональному авторскому кино, от Херцога до Сиро Гуэрры ("Объятия змеи")? 

Роберт: Мне кажется... от Жан-Люка Годара. Он во всем виноват! [смеётся] Знаете, я не был тем подростком, который особо интересуется кино. Но однажды я открыл для себя "Breathless" (1960). И это стало причиной всему: моему желанию стать актером, да и поведению в жизни... 

Журналист: Что вам так понравилось в «Breathless»? 

Роберт: Прежде всего Бельмондо. Я не видел никого в своём окружении, кого мог бы считать таким же крутым, кого мне бы так же отчаянно хотелось напоминать. А потом я увидел его и он стал для меня символом. Как и многие другие до меня, я подумал:»Хочу быть им!» 

Журналист:Из-за его дерзости? 

Роберт: Да. Но скорее ещё из-за невероятной уверенности в себе, которая позволяла ему быть столь легким и расслабленным. Но не только Бельмондо связывает меня с этим фильмом. Я тогда не понял всего, но магия фильма заключалась и в инсценировке. Я ещё никогда не видел ничего более живого и удивительного в кино. А за ним последовал «Безумный Пьеро»(Годар,1965 год), который возымел на меня то же самое действие. И я стал ботаником, думающим только о том, чтобы смотреть кино. 

Журналист: Были ли вы знакомы с фильмами Клэр Дени, прежде чем получить предложение сняться в «High Life»? 

Роберт: Да. Когда мне было двадцать четыре или двадцать пять. Я смотрел «White Material» в гостинице на сьемках в Луизиане, и он потряс меня. Ритм, ее способ снимать ландшафт, игра Изабель Юппер. Я не знал, кто такая Клэр Дени, я не знал, был ли этот фильм ее первым. Я позвонил своему агенту и сказал:«Я хочу сниматься у неё!» Мне понадобились ещё три года, прежде чем мы встретились. За это время я посмотрел все ее фильмы. 

Журналист: Это помогло вам в работе над «High Life»? 

Роберт: О да. Сценарий, предложенный Клэр, составлял лишь двадцать страниц. И не потому, что история была настолько проста и ясна!(Смеётся) Было непросто определить, о чем идёт речь. Мы продвигались на ощупь, как в ребусе. Да, перед моими глазами были кадры ее фильмов, ее атмосфера, ее совершенно особенная манера снимать тела. Я сосредоточился на том, как я могу стать частью ее мира. 

Журналист: Что она рассказала вам о герое и о том, как играть его? 

Роберт: Она сказала, что он сродни средневековому рыцарю. Когда я снимал свой скафандр, это должно было быть сродни тому, как я бы снимал доспехи. Это помогло. Она также много говорила и о Иане Кёртисе, исполнителе Joy Division, о его манере двигаться. История этого человека с другой стороны так и осталась неясной: что он сделал, за что его посадили. Клэр говорит скорее о чувствах, нежели о фактах. 

Журналист: Вам нравится Joy Division? Вам близка рок-культура? 

Роберт: Я обожаю Joy Division. И без ума от «Контроля» - фильма Антона Корбейна об Иане Кертисе. Поэтому я и снялся в другой его ленте, «Лайф» (2015), где сыграл фотографа Джеймса Дина. 

Журналист: В фильме был задействован художник Олафур Эллиасон. Что именно он делал? 

Роберт: Он не приходил на площадку. Я его никогда не видел. Он задействован одновременно в пятидесяти проектах. Вместе с Клэр он разрабатывал свет, представление чёрной дыры в фильме. Я обожаю его работы. Я помню огромное солнце, которое он установил в лобби Modern Tate в Лондоне, мне было лет пятнадцать-шестнадцать. Я был там много раз, и как все, лениво сидел под фальшивым солнцем. 

Журналист: После «Космополиса»(2012) вы снова снимаетесь с Жюльет Бинош. И снова сцены тяжёлого секса. 

Роберт: Она - лучшая. Смешная и необузданная. Когда я посмотрел фильм и увидел, что она творила в fuck Box, я лишь подумал: «ничего себе!» (Смеётся, словно в дурмане). У неё нет никаких комплексов, она делает все с одинаковой интенсивностью. 
А о «Космополисе» могу сказать, что был страшно нетерпелив в день съёмок этой сцены, и не мог дождаться, чтобы дойти до машины. И я очень горд тем, что делал это с Жюльет. Это то, о чем я расскажу своим детям!(Смеётся) 

Журналист: А они у вас есть? 

Роберт: О нет! Ни в коем случае!(Смеётся) 

Журналист: До «High Life» у вас был намечен проект с Оливье Ассайасом. Что произошло? 

Роберт: Я встретил Оливье, когда мне было двадцать три, во время «Сумерек». Он был одним из первых режиссёров, которыми я интересовался и которых встречал. Мы виделись иногда. И потом, несколько лет спустя он предложил мне «Глаз Идола», историю о грабителях и мафиози Чикаго в конце семидесятых. Сценарий великолепен. 
Представьте себе совершенно чёрный фильм, с экшн-сценами, но и потрясающей стилизацией, примерно как у Майкла Манна в «Солитере». Но у фильма было много проблем в производстве. Я начинал с Робертом Де Ниро, а затем с Сильвестром Сталлоне. И в конце концов, за несколько недель до начала съёмок все сорвалось. Было очень печально. Я регулярно получаю сообщения от Оливье или его продюсера, которые сообщают мне, что проект можно реактивировать. Посмотрим... 
Журналист: Сложно ли вам до сих пор доказывать вашему голливудскому окружению, агентам и публицистам, что ваши решения направлены исключительно на независимое кино?

Роберт: О да! Мой агент давно перестала диктовать мне, что делать!(Смеётся) Она знает, что меня не интересуют романтические комедии. У нас тут даже шутка появилась, как охарактеризовать всех моих персонажей: Джон, 30 лет, психопат (Смеётся). Знаете, а ведь даже «Сумерки», по крайней мере первый фильм, снятый Кэтрин Хардвик, был странным проектом, маленьким жанровым фильмом, о котором никто не мог и подумать, что он принесёт столько денег. 

Журналист: Вы довольны местом, которое занимаете в мире кино? 

Роберт: Да. Для меня было невозможно не снять те фильмы, которые я снял за последние годы. Я хочу занимать эту позицию до конца моих дней. Единственная проблема - эти фильмы смотрит недостаточное количество зрителей. 

Журналист: Вас расстраивает тот факт, что «Затерянный город Z» Джеймса Грея или «Хорошее время» братьев Сэфди собрали так мало в США? 

Роберт: Конечно, мне очень жаль. Я встречаю людей, работающих в мире кино в Лос-Анджелесе, и они не смотрели эти фильмы. Мне кажется иногда, что никто, не смотрел «Хорошее время», кроме моих друзей. Ну и французских критиков (Смеётся). Недавно я смотрел по кабельному телевидению «Убить Зои». Фильм Роже Авари по сценарию Тарантино был в 1994 году после «Криминального чтива» огромным успехом. С сегодняшней точки зрения это удивительно! Шестьдесят процентов диалогов - на французском языке без субтитров, действие притянуто за уши, много насилия, абсолютно истерическая лента. Тогда было намного больше зрителей, готовых на непривычное. Однако сегодня, благодаря стримингу, у фильмов намного более длинная жизнь. Я встречался кое с кем из Амазон, и он рассказал мне, что «Затерянный город Z”, который едва шёл в кинотеатрах, прекрасно сработал на каналах «видео по запросу» (прим: Amazon Prime, Netflix). 

Журналист: В «Затерянном городе Z» вы отваживаетесь на более комический диапазон. Мы видели вас в серьёзных ролях, мученических, а в реальной жизни вы, кажется, хотите развлекаться? 

Роберт: В юности я хотел, чтобы меня воспринимали всерьёз. Быть может потому, что я начал с «Гарри Поттера» и долго был прикован к «Сумеркам». Я хотел видеть во всем сложность и глубину. Но я люблю смеяться. С удовольствием снялся бы в комедии. Но к сожалению, сценарии комедий, которые я получал, были не очень хороши. 

Журналист: Что вызывает у вас, как у зрителя, смех? 

Роберт: Если бы вы знали! Я ещё ребёнок! Чем проще, тем больше я умираю со смеху. Мне очень стыдно, но я должен признаться, что ничего меня так не развлекает, как животное с забавной мордочкой на Инстаграме. Я задаю в поисковик «Животные, делающие забавные вещи» и смотрю часами на собак, строящих рожицы или зевающих кошек. Мне на самом деле восемь) 

Журналист: Братья Сэфди стали запоминающейся встречей? 

Роберт: Я смотрел их предыдущие фильмы: «Удовольствие быть ограбленным», «Сходи за розмарином», «Сумасшедшая любовь в Нью-Йорке». Я непременно хотел принадлежать к их миру. Было классно, сыграть злого, жестокого персонажа, не осознающего серьезность того, что он творит. Я вижу некоторую близость братьев Сэфди и Клэр Дени, хотя «Хорошее время» и «High Life» - абсолютно разные фильмы. Когда снимаешь с ними, ощущаешь, что находишься не в их фильме, а в их мире. Внутреннем мире. 

Журналист: Вы думали когда-то о том, чтобы снять фильм? 

Роберт: Думал, но не знаю, смогу ли когда-либо. Я настолько не уверен в себе: играя в собственном фильме, я буду постоянно спрашивать партнёра: «Ты в порядке? Как у меня получается?». И буду постоянно извиняться (Смеётся). Когда я был очень молод, я говорил себе, что брошу актерство и стану режиссером, когда стану старше. Но когда я вижу Клэр или братьев Сэфди... Они как моторы! У них невероятная энергия, они отвечают одновременно на двести вопросов людей, которые заставляют их выбирать между двумя цветами, двумя сетами, двумя костюмами, спрашивают, что они предпочитают. А я... я скажу: «Мне все равно, делай как хочешь»(Смеётся) 

Встреча в Лос-Анджелесе с одним из самых смелых актеров Голливуда 

Журналист: Один из ваших близких друзей, актёр Брейди Корбет, ставший режиссёром (на Венецианском кинофестивале он представил свой второй фильм, в котором Натали Портман играет поп-звезду) - это пример для вас? 

Роберт: Я познакомился с Брейди, когда ему было шестнадцать. Мне было восемнадцать, и я был впечатлён этим подростком, который, казалось, имел столетний кинематографический опыт за плечами. Он смотрел все фильмы, имел обо всем свои теории. Он уже знал, что станет режиссёром. А ещё лучше - (говорит по-французски) «автором», как он выразился.(Смеётся). Его эрудированность смущала меня. Рядом с ним я понял, что моя задача заключается в том, чтобы смотреть фильмы, особенно интернациональные. Знаете, в Лос-Анджелесе вы можете очень легко произвести впечатление на людей своей кинокультурой. 

Журналист: Вам поэтому нравится Годар? 

Роберт: (Смеётся) Конечно! Все думают:»Он гений!» Когда я переехал в Лос-Анджелес, я каждые выходные шёл в видеотеку, где покупал диски издательства Criterion. Три-четыре из них я просматривал за выходные. Мне нравилось встречать людей, которые советовали мне, что купить, обращали мое внимание на неизвестные фильмы. Для меня нет ничего привлекательнее, чем способность научить меня чему-то, показать неизвестное. 

Журналист: Первый «сумеречный» фильм вышел десять лет назад. Как далеки вы сейчас от двадцатилетнего актёра, ставшего его звездой? Что вы ожидали тогда? 

Роберт: Я все тот же! Я не знал, что будет, но всегда верил в удачу. Успех «Сумерек» подарил мне годы, полные эйфории, когда моя жизнь была сплошной вечеринкой. Я все так же не волнуюсь о будущем и верю в удачу. Это помогает сохранить психическое здоровье. 

Журналист: Вас не травмировало то, что вы стали ежедневной эротической фантазией миллионов? 

Роберт: Мне было понятно, что это не связано со мной. Это было нечто, выросшее рядом со мной и мало меня занимавшее. Я помню, как однажды я шёл по улице и некто просто набросился на меня, крича в экстазе: «Как ты красив!» Я спокойно сказал:«Вы не имеете в виду человека напротив вас. Это просто проекция. С экрана или в вашей голове». Человек опешил и дал мне уйти.(Смеётся) 

Журналист: Это никогда не было грузом? 

Роберт: Не очень. Было трудновато, когда люди стояли перед моим домом, преследовали меня. И промо были немного болезненными иногда. Однажды я ляпнул в интервью, что не мою голову. Потом шесть лет меня спрашивали:«Вы не моете голову?» Это сводило с ума. Я рад говорить с журналистами, не задающими вопросы о моих волосах. Но если хотите, можем о них поговорить.(Смеётся) 

Журналист: Существует странная параллель между вашей карьерой и карьерой Кристен Стюарт, выбирающей также независимые арт-фильмы. Она снималась у Оливье Ассайаса незадолго до того, как вы почти снялись у него. Все же сага для подростков принесла миру двух голливудских звёзд. 

Роберт: Ну я научил Кристен всему (Смеётся) Я шучу, конечно. Она и до «Сумерек» снималась в крутых фильмах. Ее карьера уже была лучше моей. Однако верно то, что мы имели одинаковую исходную точку в кино и во многом другом. Кристен очень умна и у неё хороший вкус. Когда к ней обращаются интересные режиссёры современности, она их не упустит. 

Журналист: Вы чувствительны к теме равновесия мужчины/женщины в кино, которой придаётся очень большое значение? 

Роберт: Конечно. Для моего первого фильма я был выбран женщиной, режиссёром Мирой Наир («Ярмарка Тщеславия», 2004). Я стал знаменитым благодаря Кэтрин Хардвик. Я только что снялся у Клэр Дени. Мое профессиональное окружение состоит из женщин. Мой агент и публицист - женщины. Для меня на самом деле абсолютно естественно работать в равновесии между мужчинами и женщинами. Однако я помню, как журналист в Торонто обратился к Клэр: «Как женщина-режиссёр...» Она перебила его, сказав: «Рассматривайте меня как режиссёра, а не как женщину-режиссера». В идеале у этого слова не должно быть рода 

Журналист: Вам не кажется, что индустрии кино полна сексизма? 

Роберт: Возможно, я полностью слеп, но я не сталкивался с особым сексизмом в кино. Не более, чем в остальном обществе. Однако я видел мужчин, проявлявших сексуальную агрессию к своим коллегам-женщинам. Но я видел и этих озабоченных собственным членом, которых ставили на съёмках на место и парни, и девушки: «Что с тобой не так? С ума сошёл?!» В киноиндустрии не больше жестокости или людей вне контроля, чем в любой другой индустрии. И мы должны бороться с этим везде. 

Журналист: Вы смотрите сериалы? 

Роберт: Да, но не обязательно. Мне нравятся документальные серии. Очень интересен Making a Murderer. И я смотрел уже все сезоны «Игры Престолов». 

Журналист: Ваш любимый персонаж? 

Роберт: Упс... Я смотрел это семьдесят часов и только сейчас понял, что не помню имени моего любимого героя... хмм... Ходор! Его зовут Ходор! 

Журналист: Вы чувствуете себя американцем или англичанином в Лос-Анджелесе? 

Роберт: Довольно-таки американцем, должен признать. Но в Штатах я все ещё англичанин. И действительно, несмотря на один язык, это совершенно разные личности и культуры, а я где-то между ними. 

Журналист: Вы интересуетесь политикой Америки? Промежуточные выборы - важная тема для вас? 

Роберт: Я не голосую в Штатах, но да, мне интересно то, что происходит. Брексит поразил меня, знаете. И насилие и неискренность политических дебатов в Англии в этот период. Каждая партия стремилась дискредитировать оппонента путём лжи и оскорблений. Атмосфера была тяжёлой и так же тяжело было мыслить ясно. И сегодня мы отрезаны от правды, если рассматривать американские новостные каналы. Противоречащие факты относят то к одному, то к другому. Политический климат здесь действительно тяжёл. Но я чувствую себя ближе к либералам, чем к консервативным. 

Перевод: irina_vingurt
Специально для only-r.com

галерея

источник твиттер инстаграм 1 2 3


Специально для http://vyruchajkomnata.ru/ , официальной группы Вконтакте Кристен Стюарт/Роберт Паттинсон.Vyruchajkomnata(подписываемся на группу) и Твиттера @Vyruchajkomnata. Полное или частичное копирование информации разрешается после согласования с администрацией и с указанием активной ссылки на сайт.

10.12.2018 | 727 | НОВОСТИ О РОБЕРТЕ | Гость
Комментарии (8):
0
8 робокашка  
какой смысл снимать умученного парня?!

0
7 kolomar  
Такие солнечные ауттейки Роба в чёрном .Спасибо  .

0
6 RinaI  
Спасибо за обновление  good !

0
5 робокашка  
первая фотка "Роб со компанией" вполне могла быть кадром из фильма про российскую глубинку  laugh2

0
4 робокашка  
Я тоже не знала, что русский астроном назвал в его честь астероид. 
Ни фига себе!  good

0
3 робокашка  
Вот честно, благодарна! В кои-то веки действительно интересное и неоднотипное интервью.  1_012

1
2 nata0731  
Спасибо. good

0
1 kolomar  
Фото классное в чёрном  girl_in_love  6c077da48994 ждём полной версии фотосета и интервью.Спасибо.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]