Интервью Роберта для «The Times UK» (Перевод)

Мы находимся в отдельной задней комнате одного из клубов в Шордиче (восточная часть Лондона), где Роберт Паттинсон сидит на удобном на вид диване. На нем надеты черные узкие джинсы и облегающая белая футболка. Мы вдали от суеты реальной жизни, там, куда стремится большинство жителей столицы. 

«Я все еще нервничаю, выходя на публику, – говорит Паттинсон. – Люди хотят подойти к тебе и пообщаться, но я так и не нашел действенного способа справиться с этим. У большинства знаменитостей есть против этого защитный психологический щит, – объясняет он, водя руками перед своим лицом. – А я до сих пор его не разработал». 

Это даже кажется немного милым, – когда кто-то настолько знаменитый едва ли не плачет, сталкиваясь с этой стороной славы, – но хотелось бы вас заверить, что для слабины у Паттинсона есть веские основания. Для начала стоит выяснить, как он сюда попал. 

Итак, неподготовленный 21-летний актер из земель западного Лондона получает главную роль в киноадаптации подростково-молодежных романов «Сумерки», романов, в которых фигурируют сексуальные, озлобленные вампиры-подростки. На протяжении пяти фильмов, начиная с 2008 года, «Сумеречная Сага» была создана как одна из самых прибыльных кинофраншиз, помогая Паттинсону стать невероятно состоятельным (сообщается, что сейчас его состояние составляет 65 млн фунтов стерлингов) и невероятно желанным (журнал «Glamour» признавал его самым сексуальным мужчиной в мире в течение четырех лет). Миллионы начинают ссылаться на него, упоминая как Р-Патца. 

Итак, это и без того довольно неудобно, но дела становятся еще более напряженными, когда он заводит реальные отношения со своей экранной возлюбленной, актрисой Кристен Стюарт. Их отношения закончились в 2013 году весьма публично и некрасиво, после того, как выяснилось, что она изменяла ему с голливудским режиссером. Чтобы избежать фотографов и навязчивых фанатов, актер много времени проводил либо (а) маскируясь, либо (б) отсиживаясь внутри своего огромного особняка в Лос-Анджелесе. Так прошел третий десяток Паттинсона. 

Он говорит, что этот период был невозможным, и от происходящего голова шла кругом. 

«Даже когда все происходило, я не понимал, что происходит, – говорит он. – Я помню, как мне был двадцать один год, шел промо-тур первого фильма «Сумерек», и как я по-прежнему лелеял мечту поступить после этого в университет. Я хотел изучать международные отношения. Но затем все это просто…» – он умолкает. 

Все это просто cтало «Сумерками»? 

«Да. И в тебя начинают больше вкладывать. Это неизбежно». 

После окончания франшизы прошло три года, и я спрашиваю, были ли более перспективные способы изменить его жизнь. 

«Нет, – посмеиваясь отвечает он. – Я не думаю, что мне когда-нибудь выпадут подобные перспективы». 

Другая причина, по которой я считаю, что Паттинсон перевел разговор на «защитные психологические щиты» заключается в том, что когда доходит до дела, то он просто очень и очень симпатичный. Он значительно более симпатичный, чем имеет право быть красивый 29-летний мультимиллионер. Он постоянно смеется над собой. Он постоянно подшофе и хихикает, сидя на заднем сидении автомобиля. Эта шутка неизменна. 

Он говорит, что это включало «так много нервозности», и это не ограничивалось «постоянным страхом быть разоблаченным», как актер. 

«Месяц назад я приступил к работе, которая расколола мое воображение на части», – говорит он, объясняя, почему ничего не может поделать с «непостижимой глубиной катастрофы», через которую ему обязательно придется пройти. Он удивлен тем, что после «Сумерек» люди предлагают ему работу. 

«Это так сложно – не считать себя мошенником». 

С одной стороны, вы можете посмотреть на это и подумать: «Ага, классический случай синдрома самозванца: неотступные сомнения в том, что карьера окажется неудачной, вместо того, чтобы сцепить зубы и взглянуть на ситуацию под другим углом». Проблема с этой теорией заключается в том, что по завершении «Сумерек», Паттинсон работал с такими режиссерами, обладающими ярко выраженной индивидуальностью, как Дэвид Кроненберг и Вернер Херцог. Это люди, которые знают, как в их глазах выглядит более-менее приличный актер. Результат, полагаю, заключается в том, что Паттинсон сейчас немного запутался в том, кто он и что он. 

Он объясняет, как, когда дает последнее интервью о фильмах «Сумерки»: «Я вроде как осознаю себя дер***м». 

Он так волновался, что его увидят напыщенным и самовлюбленным, когда речь заходила о его работе, что шел в совершенно другом направлении, рассказывая интервьюерам: «Ой, я не знаю, о чем говорю». 

После такого он чувствовал, что продал себя задешево. 

«Я думал: "Мне нужно прекратить говорить такое". Потому что люди принимают это за чистую монету. Если ты говоришь, что понятия не имеешь, о чем говоришь, люди склоны верить тебе». 

Паттинсон вырос в Бернсе, где учился в Harrodian School [Харродиан Скул – независимая частная школа совместного обучения для мальчиков и девочек в возрасте 3-18 лет – прим. пер.]. Его отец занимается вывозом винтажных машин из США, а мать работала на модельное агентство. В подростковом возрасте он пел в составе малоизвестной местной группы – «Bad Girls» – и был вовлечен в местный театр, посещая собрания ради… девчонок. 

«Я не был из числа тех детей, которые просто любят, когда на них обращают внимание, – говорит он. – Это совсем не в моем характере». 

Звучит, как приличное воспитание, но едва ли как у золотого мальчика. Вы задаетесь вопросом, не был ли он немного на понтах (хотя правильнее говорить мажором, но не более, чем может быть мальчик с окраины); а может ему было куда комфортнее, когда к нему пришел успех. 

По словам актера, его семья очень похожа на него: очень английская, очень ненавязчивая. 

«Это просто кошмар, когда нам нужно привлечь внимание бармена, – говорит, он, приводя пример. – Мы все, за исключение моей абсолютно бесстрашной мамы, будем просто стоять три часа, становясь все злее и злее, но гнев никогда не станет причиной, чтобы заставить нас повысить голос». 

Хотя опосредованно это, вероятно, помогло ему в карьере. Вот-вот на экраны выйдет фильм «Жизнь» нидерландского режиссера Антона Корбейна. Роберт играет Дэнниса Стока, фоторепортера журнала «Life», который дружил с Джеймсом Дином (его сыграл Дэйн ДеХаан). Паттинсон выражает изумление и восхищение тем, что Дин был бунтарем не только на экране, но и в пределах Голливуда. 

«А вы знаете, что он не явился на премьеру своего первого фильма? Он в буквальном смысле просто… не пришел, – хмурясь, говорит актер. – Я так завидую людям, которые могут совершить подобное. А я просто слишком боюсь последствий, чтобы поступить так же». 

«Голливуд, – объясняет он, – это место с феодальными устоями». 

Просто Паттинсон считает, что власть теперь находится в руках небольшого числа актерских агентств, а не больших студий. 

«Вы можете просто послать подальше не того человека, и всё, готово, – резко говорит он. –Вы облажались. Я знаю актеров, с которыми так и случилось. Вам даже не придется долго искать, потому что в этой индустрии полным-полно чувствительных личностей». 

Невольно расстраиваешь не того влиятельного человека из не того агентства, и двери захлопываются прямо перед твоим лицом. 

«Это уже будет линия поведения компании: "Этот парень не подходит", – говорит актер. –Там все очень четко». 

Итак, пока Дин не отобрал у нас последние пять минут, вежливый, скромничающий паренек из Бернса, вероятно, очень хорошо подходит для такого. 

Актер говорит, что недавно «как бы» переехал обратно в Великобританию, прожив последние восемь лет в Лос-Анджелесе. Невысказанный подтекст состоит в том, что он переехал, чтобы быть со своей девушкой Талией Барнетт, – более известной под своим сценическим псевдонимом FKA Twigs, – которая проживает в восточной части Лондона. Я говорю «невысказанный», потому что Паттинсон придерживается политики оставлять без ответа вопросы о ней, и даже не признает их отношения. Тем не менее, они явно вместе, о чем свидетельствует множество фотографий, на которых пара, держась за руки, вместе посещает мероприятия, которые, в свою очередь, всегда невольно раскрывают тайны. 

Во всяком случае, кажется, Паттинсон искренне счастлив вернуться в Лондон. Хотя бы потому, что здесь находится большинство его друзей. 

«В основном, я дружу с одними и теми же людьми с тех пор, как мне исполнилось тринадцать. Некоторые люди заводят новых друзей, когда идут в колледж и все такое, но когда ты актер, то заводить новых друзей довольно сложно, потому что ты никогда не проводишь достаточно времени на одном месте. В конце концов, оказалось, что мне вполне достаточно общения с друзьями, которые у меня уже были». 

У меня сложилось впечатление, что Паттинсону хочется делать все те вещи, которые делают молодые люди, когда им двадцать девять. Он говорит, что «с удовольствием начал бы играть в команде по мини-футболу». Он рассказывает о своем любимом видео на YouTube, трехсекундном клипе, на котором малыш пробивает пенальти, и мяч летит прямо в лицо вратарю («Боже, я, должно быть, выгляжу, как болван»). Видимо он прошел через фазу использования приложения «Свободное пространство – медитация», затем перестал это делать, но остаточные воспоминания все равно просыпаются, напоминая ему ляпнуть какую-нибудь глупость. 

«Это как будто дразнит меня», – говорит актер. 

А еще он отпустил бороду. Простите, мне, наверное, следовало упомянуть об этом раньше, но, да, у него густая борода. И не искусно растрепанное хипстерское нечто, а правильная и густая, как у завсегдатая парковой скамейки. Он отрастил ее для предстоящей роли в фильме о британском исследователе, пытающемся найти в тропических лесах Амазонки затерянный город. Чтобы приобрести необходимую спортивную форму, Паттинсон посещает тренажерный зал и жалуется, – чуток неубедительно, – на свой замедленный метаболизм. 

«Я так рад тщеславию на этой работе, потому что иначе мне не нужно было бы оставаться в форме. Я бы стал такой жирной задницей, – говорит актер. – Но так было раньше. Я мог начать тренироваться за четыре недели до съемок, и все было хорошо. А теперь? Ничего не происходит. Ты просто берешь свой организм измором. Да какого х**на творится? В этом году мне пришлось провести отпуск в экстравагантном секретном месте, потому что я боялся, что кто-нибудь сфотографирует мое пузо». 

Однако, люди все еще продолжают звать его в свои фильмы, так что это хорошо. В глубине души я думаю, что Паттинсон движется в сторону вывода, что он, в конце концов, неплохой актер. 

«Хотя еще не совсем в полной мере, – быстро говорит он. – Мне все еще трудно сказать: "Вот, кто я такой! Услышьте меня!", но, полагаю, самая неприятная вещь случится тогда, когда страх быть униженным встанет на пути между тобой и тем, что ты хочешь делать. И тогда ты оглянешься назад и подумаешь: "Какого х**на? Что было самым худшим из того, что должно было произойти?"». 

Это стоящий совет. Если у него есть хоть капля здравого смысла, то он ему последует. 

Фильм «Жизнь» выходит на экраны 25 сентября. 

Источник

Поиск - Anisha

Перевод выполнен Deruddy специально для сайта www.twilightrussia.ru и группы Twilight Russia™ Оfficial community Vk. При копировании материала обязательно укажите активную ссылку на сайт, группу и автора перевода.

Метки: RobertPattinson
10.12.2016 | 231 | НОВОСТИ О РОБЕРТЕ | Гость
Комментарии (5):
-1
5  
Cудя по некоторым признакам он тогда дал штук 300 интервью Европейским изданиям и не только ....Я думала тогда это были все интервью а оказалась нет....в Промодиор тоже все как под копирку было только там был матрас для спанья и вещи в контенерах закрыты в разных странах и городах вместо фразы под шафе

1
4  
Такое ощущение, что все интервью даны в один день сразу всем журналистам, все одинаковое

4
3  
Ощущение что последние интервью написаны под копирку: ненавистные сумерки, куча комплексов и вечное подшофе. facepalm
Если это промо Жизни, то крайне неудачное.

2
2  
Я говорю «невысказанный», потому что Паттинсон придерживается политики
оставлять без ответа вопросы о ней, и даже не признает их отношения.

Зачем тогда сочинять? Поднять рейтинг? Эх, журналисты называются...  facepalm

1
1  
Очередное сочинение на вольную тему! fund02002

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]