Интервью Роберта для журнала «Studio Cine Live»

Роберт Паттинсон, всегда дважды (неудачная французская шутка, потому что «Паттинсон» по-английски звучит, как слово «звонит» по-французски... Так что это шутка, похожая на звонит дважды). 

Начиная с «Сумерек», британец, получивший голливудскую премию «Восходящей звезды» на фестивале американского кино в Довиле, не перестал привносить свой неофициальный настрой в фильмы требовательных авторов. Вчера работа с Дэвидом Кроненбергом, сейчас — с Антоном Корбейном. Кумир подростков в ленте «Жизнь», фотограф, который раскрыл ауру Джеймса Дина. Интервью на заре его карьеры. 

Роберт Паттинсон несколько дней отдыхал в своей лондонской квартире перед началом работы в новом фильме «Затерянный город Z» под руководством Джеймса Грэя, съёмки которого проходят в Белфасте, а затем — в Южной Америке. Как только задаёшь вопросы звезде, можно почувствовать, как актёру некомфортно. Телефон делает общение более прохладным. Но, так как все происходит жарким летним днём, то и лед трескается. Мы обнаружили под сдержанным молодым человеком забавного и настоящего актёра-киномана. 

Studio: До начала съёмок в «Жизни», кем для вас был Антон Корбейн? Фотограф музыкантов (прим.: Корбейн делал графику для музыкальных ансамблей) или режиссёр «Самого опасного человека»? 

Роберт: Невозможно не знать фотографии Антона Корбейна. Но я в первую очередь фанат «Контроля» (первый фильм режиссёра о жизни Йена Кертиса, лидере группы «Joy Division»). Смотрел фильм несколько раз. Очень хотел поработать с ним. 

Studio: Получается, что из-за режиссёра соглашаетесь на проект? 

Роберт: Фильм — это всегда ставка. Подписываясь, никогда не знаешь, хорошим или плохим будет результат. Мне нравится иметь гарантии. На съёмках с режиссёром, которым я восхищаюсь, риски минимальны. Уже много лет мечтал сняться в фильме Джеймса Грэя. Вот, например, «Любовники» для меня — шедевр с идеальными актёрами и очень тонкой сюжетной линией. Немногие режиссёры способны снимать такие фильмы. Джеймс Грэй создает очень своеобразное кино, обладающее классическим духом. У нас было три совместных проекта. Ещё три года назад дал согласие на «Затерянный город Z», это увлекательная история об исчезнувшем в Амазонии исследователе. Сценарий дорабатывался. Сначала роль, в которой сейчас занят Чарли Ханнэм, должен был играть Брэд Питт (продюсер фильма). Но я бы не отдал. Даже готов был дольше ждать. 

Studio: Когда у вас появилась любовь к кино? 

Роберт: В пятнадцатилетнем возрасте случилось моё первое потрясение в качестве зрителя, это был фильм «На последнем дыхании» Годара (прим.: дебютный полнометражный фильм Жан-Люка Годара. Одна из первых и наиболее характерных картин «французской новой волны»). После показа захотел стать Бельмондо даже при том, что не желал быть актёром. Фильм сняли в совершенно новом стиле… После этого я узнал о Милоше Формане (прим.: чешский и американский кинорежиссёр и сценарист. Снял оскароносные фильмы «Пролетая над гнездом кукушки» и «Амадей») и Бобе Рейфелсоне. А немного позже трепетал перед «Сканнерами» Дэвида Кроненберга. 

Studio: Список режиссёров, с которыми вы работали, действительно впечатляет. Вернер Херцог, Дэвид Кроненберг, Джеймс Грэй, Хармони Корин и все за несколько лет. Хотите делать карьеру только на независимых фильмах? 

Роберт: Самые страстные роли встречаются именно в независимых фильмах. Невозможно сняться в блокбастере, который даст взрывную роль, так как все направлено только на развлечение многочисленной аудитории. Не хочу иметь определённую актёрскую позицию, меня не интересует кино только ради съёмок. Хочу ролей, заставляющих каждый раз рисковать (которые опасны для меня). 

Studio: В чём именно для вас опасные? 

Роберт: Не знаю. Я играю уже одиннадцать лет и точно знаю, что нравится, а также что могу сыграть, а что нет. Да, ищу сложные роли. Очень нравится идея изучения роли, поиск пути её подачи. Меня привлекает такой опыт в научном смысле. Но не опыт в значении мастерства. 

Studio: Вы решили идти по такому пути в карьере из-за того, что случилось с сагой «Сумерки»? 

Роберт: Ещё до съёмок в «Сумерках» я начал со странных ролей. Были небольшие фильмы. И если хорошенько подумать, то даже картина «Сумерки» не совсем обычная. Более того, даже и не знаю, как быть убедительным, если попадётся роль нормального человека. 

Studio: Вы отказывались от больших франшиз? 

Роберт: На это не могу ответить. Мой агент знает, что меня интересует и, думаю, улаживает эти вопросы. Чтобы подшутить надо мной, он обычно говорит: «А что если студия придёт к тебе с героем, у которого деревянная нога или другой неприятный дефект, согласился бы?» Я просто следую своей мечте: работать с режиссёрами, которыми восхищаюсь. Будьте спокойны, список не такой большой и в скором времени дойду до конца. У меня четырнадцать любимых режиссёров и уже успел поработать с шестью из них. Но всегда есть возможность открыть для себя новых, как Джош и Бен Сэфди, с которыми собираюсь снимать чёрную комедию «Good Time», где буду чуть ли не единственным профессиональным актёром. 

Studio: Что с «Глазом идола», проекта Оливье Ассайаса? 

Роберт: Прошлой осенью я ездил в Торонто из-за фильма, но за день до съёмок все остановилось. И так три раза. Ужасно. Не знаю на каком мы этапе. 

Studio: Почему хотели Ромена Гавраса в качестве режиссёра рекламного ролика для дома Dior? 

Роб:
 Я просто влюбился в его фильм «Наш день придёт» и музыкальный клип «Stress» для «Justice»(прим.: французский френч-хаус дуэт, состоящий из Ксавье де Росне и Гаспара Оже. Проект организован в 2003 году. Показ клипа «Stress» официально запретили из-за большого количества сцен насилия). Мне нравится исходящая от него бешеная энергетика. Знаю, что видео (на котором показаны агрессивные, крушащие все дети из пригородов) считается провокационным. Ромен рассказал мне, что в день презентации представитель крайних левых обозвал его фашистом, а придерживающийся крайне правых взглядов — анархистом. 

Studio: Трудно связать это с брендом класса люкс... 

Роберт:
 Немного волновался по поводу ролика. Не очень нравилась перспектива оказаться в положении, когда режиссёру, скорее всего, скажут: «Все внимание на меня, только на меня». Чувствовал, что с Роменом Гаврасом фильм будет более натуральным и менее эстетичным. Конечно, это всё-таки рекламный ролик. Рад, что они добавили девушку Камиллу Роу-Пурчериз. Она привлекает к себе внимание. 

Studio: Вы, должно быть, ненавидите фотографироваться. Это немного парадоксально, взять на себя роль фотографа... 

Роберт:
 Для меня «Жизнь» — не кино о фотографии. Что действительно привлекло меня, так это путь выбравшего творческую профессию человека. Деннис Сток видит Джеймса Дина как субъекта, который полностью открылся в своей творческой карьере. Коль скоро Джеймс Дин думает, что он актёр, а именно фотографии Денниса будут иметь популярность только из-за него. Мне нравится этот парадокс. На самом деле Деннису Стоку было немного обидно: единственное, что мы запомнили в его карьере, это фото Джеймса Дина. Он рассказал, что фотографировал красивые пейзажи и джазовые фотоочерки. Сток ненавидел причину, из-за которой стал знаменит. Я считаю его действительно интересным. Такое иногда бывает с актёрами. 

Studio: У Денниса Стока имеются негативные черты. Вас беспокоит, что нужно передать такой неприятный образ? 

Роберт: 
Нет, потому что роль эмоциональная. Прочитав сценарий, я представил себе, каким должен быть Сток. Почти чувствовал его неловкость, разочарование, неуверенность. Я понимал этого человека, который стал отцом в двадцать лет, совершенно не представляя, как им быть. 

Studio: Каким был ваш подход к роли? 

Роберт:
 Антон Корбейн дал мне «Лейку». Я проходил с ней четыре месяца. Хотел бы быть прирождённым фотографом, но чуда не произошло. Грандиозными мои фотографии не назовешь. Тем не менее эти четыре месяца дали понять позицию фотографа. Мы везде чувствуем себя в своей тарелке, как будто у нас есть веская причина находиться там. Появляется новая власть, если в руках фотоаппарат. Это было особенно актуально в 50-х годах, потому что только профессионалы могли везде ходить с фотоаппаратом. А непрофессиональные камеры только что изобрели, и не все могли себе их позволить. Есть и одиночество: тема, которой так дорожит Антон Корбейн, ведь фотография — это одно из немногих искусств, где можно скрыть лицо. Деннис хотел стать звездой, но не мог разбить стекло, за которым спрятался. Это разделение становится сильнее, когда фотографируешь известных людей. 

Studio: Фильм «Жизнь» как-то повлиял на вас? 

Роберт:
 Да, потому что стараюсь находить роли, которые заставляют лучше понять себя и совершенствоваться. Для меня «Жизнь» — это история об уверенности в себе. Меня, такой как есть, не было бы без сыгранных ролей. Экстремальные фильмы, как у братьев Сэфди. А потом у Клер Дени, поклонником которой являюсь с тех пор, как посмотрел «Белый материал». Это будет её первый англоязычный и научно-фантастический фильм! 

Studio: «Жизнь» подвергает сомнению миф о вечной молодости. Как вы, двадцатидевятилетний, представляете своё тридцатилетие? 

Роберт:
 Считаю, что с возрастом мужские роли становятся интересней. Я не боюсь перемен. Даже наоборот. В двадцать трудно найти хороших персонажей. В подростковом возрасте мне очень понравилось, как двигался Джеймс Дин. У него была невероятная элегантность. Если посмотреть на его подачу, то он делает много жестов, которые похожи на танцевальные движения. 

Studio: Какие у вас отношения с собственным телом? 

Роберт:
 Всегда стеснялся своего тела и только начинаю к нему привыкать. Но следовать танцевальному классу, как делал Джеймс Дин, это для меня сущий ад! Также не нравится бодибилдинг. Думаю, должен принять как есть. 

Studio: Чувствуете ли вы давление со стороны бизнеса, что нужно оставаться молодым и красивым? 

Роб:
 Как только понадобится, я побегу к пластическому хирургу, и исправят все, что нужно! Кажется, уже изобретены силиконовые супермышцы... 

Studio: Карьеру Леонардо Ди Каприо часто сравнивают с вашей. Для вас это действительно пример? 

Роберт:
 Да, у него невероятная карьера... Хотел бы поработать ещё раз с Дэвидом Мишо, снявшего меня в «Ровер», как Лео со Скорсезе. По правде говоря, я действительно не знаю, куда хочу двигаться. И не знаю, на что способен. Я верю в судьбу. 

Поиск - Anisha

Перевод выполнен Коломийка специально для сайта www.twilightrussia.ru и группы http://vk.com/twilightrussiavk. При копировании материала обязательно укажите активную ссылку на сайт, группу и автора перевода.

Метки: RobertPattinson
10.12.2016 | 230 | НОВОСТИ О РОБЕРТЕ | Гость
Комментарии (1):
1
1  
Спасибо за новость)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]