Интервью Роберта Паттинсона в рамках промо фильма "Хорошее время" часть 3

Интервью Роберта Паттинсона в рамках промо фильма "Хорошее время" часть 3

Роберт Паттинсон: "Когда ты англичанин, ожидают, что ты будешь играть только принцев"

Присутствуя на фестивале в Довиле, чтобы представить "Good Time", англичанин рассказывает о том, как съемка с братьями Сэфди сделала зрелой его игру.

Ему только 31 год, но британский актер Роберт Паттинсон выделяется как бесстрашный, одержимый кинолюбитель. Экс-вампир, сверкающий в Сумерках, он строит уже замечательную траекторию сотрудничества и смелых толкований все более и более особого материала. Демонстрируя свое любопытство, когда мы встречаем его в благоприятном проведении интенсивного промо в Довиле, он отмечает, под нашими пылкими советами, что действительно, он должен посмотреть 3-ий сезон Twin Peaks (даже если он уже "разочарован тем, что никогда не был вызван на прослушивание в этот непомерный кастинг"), и берет на заметку в своем мобильном название фильма Стива Де Джарнатта Miracle Mile ["Волшебная миля"] (1989) потому что он захватывает нас, чтобы вызвать апокалипсис.

Приехав во Францию, между двух съемочных дней в Германии с Клер Дени, чтобы похвастаться своим сотрудничеством с братьями Сэфди, он прибывает, еще украшенный белокурым квадратом с отросшими корнями, остатки Конни из "Good Time".

Вселенная Good Time выявляет влияние ушедшего Золотого века Голливуда. Вас вдохновляли фигуры актеров прошлого?

Несмотря на долю ностальгии, этот проект для меня действительно оказался неизведанным. Некоторые аспекты, конечно, наводят на мысль о классике жанра, таких как рецидивист Дастин Хоффман [в фильме режиссера Улу Гросбарда, выпущенном в 1978 году - ред.]. Мы видим сцену ограбления, где грабитель [в исполнении Хоффмана] Макс Дембо колеблется несколько секунд. Как Конни, он мог бы вернуться назад и все было бы иначе. Он - свой собственный худший враг. Я потратил много времени, чтобы насытить себя улицей, говорить с людьми, которые были в тюрьме, с одними - в условном освобождении, с другими, которые жили на улице. Когда ты просишь у кого-то его историю для фильма, он остается очень открытым, и ты узнаешь удивительные вещи. Это оказывается сложным без упоминания о кино. Говоришь: "Какие у тебя секреты? Это для фильма" - и это работает (смеется).

Это также напоминает о фильме "Собачий полдень" Сидни Люмета…

Я видел этот фильм много раз. Это прочно укоренилось во мне, в фоновом режиме. Актерская игра Аль Пачино - это одно из основного, что я выделил для себя. Когда ты начинаешь в кино, и ты - англичанин, все ждут, что ты будешь играть кого-то вроде принца. Я уже тогда хотел играть чертового Пачино (смеется).

В эпоху Нового Голливуда, эти актеры-звезды снимались с крупнейшими кинематографистами США с первого до последнего фильма. Сегодня меньше великих имен появляется из небытия, за редким исключением...

Я думаю, что есть большая ответственность для актеров, быть обязанным принять сегодня новый вызов. Это означает для нас, создание своего рода новой алхимии, работать с талантливыми и менее ожидаемыми режиссерами. Как только ты получаешь немного влияния, как актер, нужно использовать это для новых задач, в большей степени для крупных коммерческих проектов, попытаться ориентироваться на различную аудиторию, более популярную, с теми авторами, на которых полагаются. Размышляя об этом, я не думаю, что актеры и актрисы специально стараются охотиться на новые отдельные проекты, большинство это не волнует, они просто хотят работать...

Став звездой в Саге "Сумерки", вы сказали в то время: "я буду иметь возможность прицелиться на более рискованные или удивительные проекты"?

С Сумерками, в самом деле все изменилось. Но с каждым новым проектом, я приобретал новые навыки, новые оттенки, с Джеймсом Грэем, Сэфди, теперь с Клер Дени [в High Life, в настоящее время съемок]. По мере того, мои вкусы изменились. Произошел большой поворот с Космополис [Дэвид Кроненберг в 2012 году]. Этот режиссер является одним из моих героев. Так что это было важно, я приобрел новое доверие и, очевидно, я стал видеть себя немного по-другому.

У вас уже тогда была в голове идея построить настолько сложную и острую фильмографию?

У меня есть цели, конечно. Но все это занимает много времени. С Джеймсом [Грэем] например, я должен был играть в других фильмах. Но это было где-то семь или восемь лет назад. "Затерянному Городу Z" понадобилось пять лет, чтобы родиться. С Клер, нам потребовалось пять лет. Если мне нравится проект, я добиваюсь, пока он не примет форму. С другой стороны, у меня нет стратегии в краткосрочной перспективе, я не говорю себе "Хмм, ну скажем, Клер Дени" (смеется). Но я вынашиваю в себе широкий спектр желаний.

О ком, в частности, вы думаете?

Я действительно хочу сделать фильм с колумбийским режиссером Сиро Герра, и это произойдет в следующем году, если все пойдет хорошо. И я бы очень хотел работать с Майвенн. Я по-настоящему был впечатлен ее последним фильмом, "Мой король" [в 2015 году].

Вы представляете собой актера более "традиционного", который следует тексту. В недавнем интервью вы упомянули о частичной импровизации у Сэфди и их актеров. Противостояние было трудным?

Да, но я из этого вырос. Мало кто из актеров фильма действительно читал сценарий. Иногда, в сцене, я оказывался перед кем-то, кто вдруг импровизировал, и мне казалось очень трудным заставить себя войти в сцену, с предполагаемыми чувствами. Я находил это действительно напряженным. И это ощущается в фильме. Тем лучше. Чем больше нагнетается давление, тем больше это отнимает хорошую долю самосознания. Это истинное облегчение. Ты действуешь так быстро, что у тебя нет времени на созерцание себя.

Вы принимаете в фильме разный облик, как оборотень. Пигментирование лица, окрашивание волос, изменение привычек. Как вы пережили это действие постоянного изменения?

Начиная вести себя немного по-другому и изменяя немного внешний вид, вдруг выясняешь, как кардинально меняется отношение к тебе. У меня было время, чтобы испытать все это, за два месяца в Нью-Йорке, где я пробовал различные костюмы и акценты. Я разговаривал с людьми на улице, чтобы увидеть, узнают ли они меня. Иногда чувствуешь себя слишком хорошо, зная о том, кто ты. Кому-то может потребоваться время, чтобы избавиться от того, как о нас думали. Игра оборотня позволяет это, мы обманываем сами себя и находим способ, чтобы обмануть людей, это весьма захватывающе. Но я не знаю, насколько это нормально. (смеется).

Как происходит съемка с Клер Дени, в студии в Кельне?

Это действительно удивительно - работать с ней. У Клер Дени есть свой, очень уютный мир. В ней есть что-то очень напоминающее (смех)... творческий хаос. Я никогда не был должен оказывать кому-либо столько доверия. Но в конце концов, я мечтал быть в фильме Клер Дени, а не в своем.

 


  Перевод: Camille, специально для only-r.com


"От вампира к мистеру Непредсказуемость" - интервью Роберта Паттинсона для Berner Zeitung

В гангстерском фильме "Good Time" сумеречная звезда Роберт Паттинсон, с крашеными светлыми волосами, несется по Нью-Йорку. В интервью 31-летний британец объясняет, почему он никогда не будет играть супергероя, насколько важен для него внешний вид и как это связано с мисс Пигги.


У Роберта Паттинсона красивые волосы. И он смеется. Смех раздается не один-два раза, нет - он то и дело смеется на протяжении четверти часа, что длится наша беседа в Каннах. Это удивительно по двум причинам: во-первых, во время нашей предыдущей встречи (на премьере постапокалиптической драмы "Ровер" в 2014) британский актер был вовсе не расположен к шуткам, а только лишь бормотал в свою трехдневную щетину.

И во-вторых, его нынешний фильм "Good Time" бесконечно далек от чего-то остроумного или двусмысленного, над чем можно было бы пошутить. Если только у вас не приступ черного юмора.

Звезда-бездельник?

Однако кто знает, возможно, Паттинсону, ставшему благодаря сумеречной франшизе всемирно известным "парнем с постера", присуще глубокомыслие? Или ему наплевать, что о нем думают. Например, когда он говорит что-то вроде: "большую часть времени я просто сижу и ничего не делаю". Мистер Кинозвезда бездельник? Так-так. Если же речь идет о самоиронии, то это было бы примечательно, так как звезды, как правило, не склонны к столь радикальному преуменьшению.

Разумеется, во времена "Сумерек" было по-другому. В то время Паттинсон получал строгие инструкции, как себя вести и что говорить, даже когда незадолго до промо-кампании последнего эпизода вампирской саги ему изменила тогдашняя подруга и экранная партнерша Кристен Стюарт.

В этом отношении Паттинсон теперь обрел свободу. "Сумерки были огромной коробкой, и мне действительно это нравилось, - говорит он сегодня. - Но в какой-то момент вам нужно оставить эту стадию позади".

"Я ищу непредсказуемость"

Паттинсон миновал этот этап, когда перешел на другую сторону, от мейнстрима к работе с такими авторами как Дэвид Кроненберг ("Звездная Карта"), Вернер Херцог ("Королева пустыни") и Антон Корбейн ("Лайф"). "Я ищу непредсказуемость, - говорит 31-летний актер, - и честно говоря, это было вечность назад, когда я видел в кино мейнстрим-фильм, не говоря уже об одном из этих супергеройских фильмов, который был на это похож". Пауза. "При том, что я на самом деле люблю такого рода фильмы".

Маятник в одну сторону, потом в другую. Так характерно для Паттинсона, все это, включая непослушную шевелюру, делает его мистером Непредсказуемость. Получал ли он предложения сняться в супергеройских фильмах? "Да. Но есть проблема: я просто не достаточно уверен в себе, чтобы спасти мир в одном из таких фильмов. Я скорее склоняюсь к противоположному". И вновь хохот.

"То, что я вижу сегодня в кино, это прежде всего уроки актерского мастерства, которые направляются верой в себя. И тут я со своими беспокойствами и страхами. Ха-ха, что за чертов идиот!"

Сумасшедшие проекты

Чудовищное преуменьшение? Хорошо, возможно, об этом было известно, поскольку действие Good Time подгоняется беспокойством и страхом, когда Паттинсон в образе мошенника с плохо прокрашенным блондом, следуя сумасшедшим планам, мчится сквозь трущобы, и все летит в тартарары.

"Самое важное в фильме - убедительное воплощение персонажа, - говорит британец. - Потому что зрители должны верить. В случае Good Time это находило отклик в моей собственной натуре".

Даже плохая прическа? "Что касается внешности, есть только один рецепт: забыть о собственном тщеславии как можно скорее. Если вы перманентно заняты своим внешним видом, ничего не получится. Как пример: мы долго экспериментировали в Good Time с моими волосами. Сначала мы попробовали вьющиеся волосы, но так я выглядел как Мисс Пигги из Маппет-шоу. Потом мы в какой-то момент пришли к блонду и... это сработало". Он вновь смеется от души. Четверть часа с Паттинсоном истекла, и красиво причесанный мужчина, когда-то изображавший вампира, исчез с быстротой молнии.

  Перевод: Ivetta, специально для only-r.com




В прокате стартовал фильм "Хорошее время" с Робертом Паттинсоном в главной роли, промо фильма не сбавляет оборотов

Роберт Паттинсон: «В конце дня могу гарантировать вам: я ангел»
Я не считал Роберта Паттинсона гоготуном. 

Боже, как я ошибался. 31-летний Паттинсон прославился вампирским серцеедом Эдвардом Калленом в «сумеречных» фильмах. Глуповатые, но масштабные, они сделали его звездой. С тех пор актёр, кажется, из кожи вон лезет, как можно больше берясь за неэдвардианские роли и найдя несколько отличных – «Затерянный город Z», «Космополис» и «Звёздная карта» посреди прочих. 

В «Хорошем времени» он, вероятно, нашёл свою самую неординарную и лучшую роль. 

Он играет Конни Никаса, бездуховного неудачника, который рекрутирует своего умственно отсталого брата на ограбление банка. Дело быстро идут плохи, а повествование разворачивается в течение одного вечера, пока Конни пытается вызволить брата из тюрьмы, а потом – из больницы. 

Куда уж дальше Эдварда Каллена, и Паттинсон, видимо, счастлив на этот счёт. Однако больше всего он говорил об ограблении банков. И смеялся. 

Не выдавая много, в фильме есть сцена, где пакет с краской взрывается в машине, и вы перепачкались. Как сняли этот эпизод? 

Роб: Это просто пакет с краской, который лопнул в машине. [Смеётся] Я к тому, что так всё и было. Её почти невозможно смыть. В то время я болел бронхитом, и мне, можно сказать, пришлось дышать это красной пылью, отчего я постоянно кашлял. Вот же мерзость. Да, разукрашенным тяжко было бы уйти после ограбления. [Смеётся] 

Это не похоже на удачный карьерный шаг. 

Люди думают, что ограбления банков во многом ушли в прошлое. Тем не менее в банках постоянно кто-то ворует по мелочи. 

Похоже, вы изучили эту тему вдоль и поперёк. 

Я говорил с 21-летним парнем, сидевшем в тюрьме, точнее, он только вышел оттуда, но попал туда, когда был в том возрасте. Он ограбил порядка семидесяти банков. И делал это одинаково, крадя примерно по пять-шесть тысяч за раз. По-видимому, это крупное дело, поскольку у каждого банка есть страховка. В большинстве банков уже нет охранников. Будь так, то ограблений в банках, несомненно, не было бы. Во время ограбления банка кассир почти всегда отдаст вам деньги. 

«Хорошее время» забавный фильм. На съёмочной площадке всё было так же динамично, как и в фильме? 

О да, ещё как. Режиссёры, Джош и Бенни [Сэфди] похожи на маленькие генераторы. Мы работали с головокружительной быстротой. Впервые за свою карьеру я увидел фильм, чья окончательная версия отражала скорость наших съёмок. По сути, это скорость Конни, моего персонажа. История рассказывается в режиме реального времени. Я рад, что вы сочли её забавной. По мне, так там уморительный сценарий. Не совсем уникальный, но ход мыслей героя настолько непредсказуем. Вот это веселуха. Хотя с моим чувством юмора я часто попадаю впросак. [Смеётся] 

Ваш герой – этакий бандит, который пытается заботиться о своём брате. Он хороший парень? 

Не знаю, хороший он или плохой. Конни явно не считает себя плохишом. Совсем. Это странно. Фильм причудливый – под стать герою. Хотя грусти подвержены многие персонажи, и, полагаю, Конни улавливает это чувство на задворках своего сознания. 

Многие актёры говорят, что не осуждают персонаж, а просто изображают его. 

Я не думаю, что кто-то может быть напрочь плохим, при этом мне нравится играть людей, которым в жизни я вряд ли симпатизировал бы. Интересно. Очень занимательно для меня, когда кто-то пытается оправдать чей-либо проступок. По-разному, но всё сводится к одному: «О, это потому, что то-то и то-то стряслось с ними». В общем, мне нравится отыскивать героев, действия которых ты не в силах понять. По-моему, как только ты находишь определение явлению, то становится скучно. Если ты не можешь понять все детали, почему любишь кого-то, вероятно, ты никогда не любил этого человека. 

Люди тратят много времени и денег, силясь выяснить, в кого они влюблены. Вот ведь досада? 

Э-э, досаждает только в том случае, если это затрагивает мою личную жизнь, и касается моего окружения. Вот что странно. Все непрестанно загоняют тебя в рамки – как и остальных в своей жизни. Мне всегда видится в этом борьба. Все подгоняют тебя под шаблон. Типа «ты принял это на себя». Приходится постоянно рушить стены, которые воздвигают вокруг тебя. Особенно, когда ты играешь и пытаешься быть убедительным персонажем. И чем больше окружающие знают о твоей жизни, чем больше предубеждениями обрастают, тем сложнее становится. Приходится день за днём противостоять им всем. Вот это печально. Хотя могу гарантировать вам, что в конце дня я ангел. [Смеётся] 

По крайней мере, вы прославились чем-то хорошим. 

Я как бы ввязался во всё это, и теперь все разбираются с тем, что имеют, пытаясь выжать из этого по-максимуму. Вот почему я обожаю кино. Я полюбил кинематограф, ещё не зная об актёрском мастерстве, не понимая его. С годами осознание того, что я снимусь в фильме, который полюбил подростком, приносит ещё большее удовлетворение. 

Ваша фильмография эклектична. Вы бы взялись за «Хорошее время», не снимись в «Сумерках»? 

Непременно. Единственная моя цель, чтобы при выходе картины в прокат зрители ожидали сюрприз от неё. Мне нравятся некоторые актёры, чьи ленты или мюзиклы смотришь и не знаешь, чего ожидать. В этом нет методичности или какого-то архетипа. Именно к этому я стремлюсь. 

Вы проделали большую работу в этом направлении. Никто не идёт в кинематограф с мыслью, что быть мне вампиром. 

[Смеётся] Даже так! Честно говоря, я всегда считал ту роль забавной, а потом все вдруг озадачились, мол, ты не боишься стать типажным актёром? Чего в принципе быть не могло, ведь роль вампира была почти полной противоположностью истинного меня. А я не знаю, каков я. 

То есть вы рады, что снялись в «Сумерках»? 

Ещё как. Мне всё понравилось. Это одно из тех решений, которыми я горжусь, а всё потому, что я принял его по правильным причинам. Я думал, что эта роль и сопутствующий опыт будут полезными мне – так и случилось. Так что я ни о чём не жалею. 

Перевод выполнен Rara-avis специально для сайта www.twilightrussia.ru и группы http://vk.com/twilightrussiavk. При копировании материала обязательно укажите активную ссылку на сайт, группу и автора перевода.


Роберт Паттинсон: «Я совершил много глупостей»
Роль в фильме «Хорошее время», который выходит в российский прокат 28 сентября, кинокритики назвали лучшей из всего того, что сыграл актер. Хотя здесь он теряет свой привычный лоск и романтизм. 

— Скажите, Роб, это правда, что между вами и братьями Сэфди (Бен и Джошуа Сэфди — режиссеры фильма «Хорошее время». — Прим. «ТН») произошел спор из-за… туалета? 

— Я так и знал, что вы меня об этом спросите. (Ударяет рукой по столу.) У меня есть одна слабость: я люблю японские туалеты. Когда мы отсняли «Хорошее время», Джошуа Сэфди пришел ко мне в гости, и ему очень понравился мой туалет с подогревом. В тот же день между нами произошел спор. Джошуа считал, что фильм у нас получился замечательный и его точно возьмут в конкурс Каннского кинофестиваля. А я сомневался. Тогда он мне предложил пари на мой туалет. Если я проиграю, то покупаю ему такой же. Когда объявляли программу фестиваля, я сразу услышал, что мы в конкурсе, и начал звонить Джошуа. Тот не подходил к телефону. Он мне потом признался, что был на переговорах. Тогда я послал ему картинку с унитазом, который ему потом сразу и купил. 

— А почему вы не были уверены, что картина войдет в конкурс? 

— Потому что у меня неспокойный характер. Я все время и по каждому поводу волнуюсь. И мне всегда представляется самое худшее. 

— Что смущало в этой роли? 

— Мне показалось, что мой герой, Конни, не очень убедителен. Он чересчур претенциозный и провокационный. Мы живем в слишком чувствительное время. Может быть, лет тридцать назад Мартину Скорсезе или Фрэнсису Копполе было позволено безнаказанно воспевать криминальную романтику и организованную преступность. В наше время Конни легко может показаться аморальным. 

— Каким вы видите своего героя и почему? 

— Очень противоречивым, просто отвратительным в своем нарциссизме, но по сути простым и хорошим парнем. Он совершенно бескорыстен, по-детски наивен хотя бы в том, что не верит в слабоумие своего брата только потому, что это — его брат. Он хочет избавить его от психотерапии, считая, что помогает ему, и вместо лечения берет с собой на ограбление банка. Я не думаю, что он чувствует свою вину за то, что происходит с его братом. Конни уверен, что ему просто не повезло. Он один из тех, которые всегда готовы прийти на помощь другу, даже если это вопреки их интересам. Эти качества и лежат в основе всех его приключений и переживаний, сменяющих друг друга, словно в цепной реакции. 

— Вы сами до этого додумались или были точные описания в сценарии? 

— Пришел к этому во время обсуждения роли. За девять месяцев до съемок мы много репетировали. Режиссеры мне вручили 5 страниц текста, которые были посвящены биографии моего героя. Там было все, даже имя его дяди, о котором не упоминается в картине. Незадолго до съемок мы с Бенни(режиссер Бен Сэфди исполнил роль Ника Никаса. — Прим. «ТН») начали играть в одну игру: писали друг другу сообщения и письма от лица своих героев. 

— Скажите, а что оказалось самым тяжелым в этом проекте? 

— Мы снимали 70 дней. Я был в каждом кадре. Кроме того, съемки проходили ночью и у меня полностью перевернулся режим. С 9 утра до 4 дня мне приходилось спать, а потом всю ночь напролет мы снимали. В это время я жил в малюсенькой квартирке с одной комнатой, которая находилась в подвальном помещении, без окон. В чем-то она, несомненно, напоминала конуру таксиста из одноименной картины Скорсезе, но днем из-за отсутствия света в ней можно было хорошо выспаться. Может быть, только так создаются гениальные герои, но подобный режим абсолютно ненормален. Мне приходилось литрами вливать в себя кофе, я почти ничего не ел, чтобы случайно не заснуть во время работы. Наверное, страдания уже были написаны на моем лице, мне не пришлось искусственно их воспроизводить. 

— Как вам понравился внешний вид героя? 

— (Задумывается.) Гм… внешний вид Конни мне совсем не понравился. Мне пришлось сделать химию, несколько раз перекрашивать свои волосы. В конце я и вовсе перестал их расчесывать, только приглаживал или скрывал за шапкой. Было немного весело, но в то же время я чувствовал себя каким-то грязным. Наш фильм о людях, которые совершают экстремальные поступки и живут в бешеном ритме. Наверное, это выглядит круто на экране, но в жизни от такого ритма можно обезуметь. 

— Имеется ли что-нибудь криминальное в вашей собственной биографии? Может быть, в тюрьме сидели? 

— Я много глупостей совершил за свою жизнь, но все они были не настолько серьезными, чтобы за это сесть в тюрьму. (Смеется.) За свои грехи я никогда не сидел. А вот для фильма мне пришлось отправиться в одну из тюрем Нью-Йорка. Правда, мы там не сказали, что снимаем фильм, просто притворились, что проводим психологическое исследование. Начальник нам разрешил «сесть». Сказал, что у них еще есть несколько свободных камер, в которых мы можем провести время. Меня просто убило количество молодых ребят среди заключенных. Это были совсем мальчишки, но за их плечами уже два-три убийства и пожизненный срок заключения. 

Если поинтересоваться биографией этих ребят, то станет ясно, что большая часть из них родом из криминальных гетто, где убийство — для целых семей обычное дело, как и отсидка в тюрьме, и если не все члены клана уже сидят, то обязательно в ближайшее время сядут. Я бы с ума сошел в тюрьме. Нет ничего страшнее, чем лишение свободы. 

— Как работалось с братьями Сэфди? 

— Джошуа и Бен — очень веселые ребята. Во время съемок они все время что-то обсуждают и ссорятся. Все процессы у них проходят как-то импульсивно и хаотично. Сначала они разговаривают одновременно с несколькими людьми, а потом вдруг поворачиваются к тебе и неожиданно кричат: «Action!» — а потом опять продолжают ругаться. Когда я встретил их в самом начале проекта и подписывал контракт, у них еще не было сценария. Они все время спрашивали меня, что я думаю о Конни, что чувствую, каким его вижу. И я с каждым разом описывал его все экстремальнее и экстремальнее… 

— Так, значит, это вы во всем виноваты? 

— Мне всегда хотелось сыграть экстремального парня, который не слишком уважает власти. Играть противоположностей интересно, кроме того, в будничной жизни мне бы вряд ли позволили безнаказанно так поступать. 

— Если вспомнить вашу актерскую карьеру, как считаете, вы сегодня другой, не такой, как в начале? 

— Мне кажется, я мало изменился. Хотя и надеюсь, что я стал более зрелым и начал искать другие роли. Не буду лгать: мне все еще нравится играть героев мейнстрима. Это гораздо легче и приятнее. Но ведь от вампиров и суперменов рано или поздно тоже устаешь, вернее, устаешь от их вечного пафоса, от необходимости «постоянно спасать мир», от их идеальности. 

— Разве у вас самого есть недостатки? 

— Вообще-то я крайне стеснительный персонаж. Терпеть не могу, когда люди думают, что я доволен собой или не живу обычной жизнью.

Материал подготовила Татьяна Розенштайн


За информацию спасибо сайту http://www.tele.ru.


Роберт Паттинсон о фильме «Хорошее время»: «За день до премьеры у меня от волнения начали кровоточить веки»
Перед премьерой популярный голливудский актер дал интервью кинообозревателю «КП» Стасу Тыркину. 

Кумир молодежи, прославившийся ролью вампира в подростковом сериале «Сумерки», сколотил на бесчисленных продолжениях этого фильма такое состояние, что, по собственным словам, не в силах потратить эти деньги. Поэтому он экспериментирует и соглашается на роли второго плана в картинах любопытных ему режиссеров или на главные - у независимых авторов, работающих вне голливудской системы. Таких, как молодые режиссеры Бен и Джош Сафди, пригласившие Паттинсона сняться в их «Хорошем времени». 

Это криминальная драма о двух братьях, грабящих банки, причем один из них страдает умственной отсталостью. После премьеры картины в конкурсе Каннского фестиваля американская пресса единогласно признала роль в ней лучшей в карьере Паттинсона. 

 

«Жду худшего»


- Я не был знаком с творчеством этих режиссеров, пока не увидел постер к их предыдущему фильму «Бог знает что». Что-то в этом постере меня зацепило - может быть, их отношение к жизни? В общем, мне показалось, что мы с ними сойдемся. В них есть энергия, которая сейчас редко встречается. 

- Говорят, что ты всегда очень нервничаешь на съемках. 

- Мне еще ни разу не приходилось работать сразу с двумя режиссерами, которые спорили прямо на площадке! В фильме много довольно трудных сцен, и мы снимали очень быстро. А когда два человека тебе что-то говорят одновременно - это повышает уровень нервозности. Я старался их слушать, но все, что мог услышать, - это их споры, после чего команду «Мотор!». 

- Ходят слухи, что ты одержим своей профессией и только и делаешь, что готовишься к новым работам. 

- Да, но это не значит, что я не бью баклуши. Когда нет съемок, я в основном только этим и занимаюсь. Работа в кино - это для меня упражнение в саморазвитии. Перед тем как что-то начать, я всегда нахожусь в ступоре и понятия не имею, как к этому подступиться. Смотрю на себя в зеркало и думаю: что за гребаный идиот? Каждая новая роль для меня - это вызов себе. Гора, на которую надо подняться. И прежде чем начать убеждать кого-то в том, что ты справишься, приходится убеждать самого себя. 

- Ты всегда сомневался в себе? 

- Да. С возрастом это не очень проходит. Многих это выводит из себя - меня упрекают в том, что я нахожу кайф в страданиях и нервотрепке. Я действительно постоянно думаю о том, что все пойдет не так и закончится плохо. Всегда устраиваю сцены, всегда воображаю, что события будут развиваться по худшему из сценариев. Я так переживал за неделю до премьеры нашего фильма, что у меня с век начала слезать кожа. Да, за день до премьеры у меня кровоточили веки! 

 

«Не могу вечно оставаться таким, как в «Сумерках»


- Когда же наступает спокойствие? Может, после премьеры? 

- Да, но ровно на пять минут. А потом я начинаю искать плохие рецензии. Мне обязательно нужно найти те, в которых меня ругают! 

- Но у этого фильма совсем неплохие рецензии. И роль называют лучшей после «Сумерек». 

- Я думал, что она будет более провокационной. И поскольку мы живем во времена, когда чувствительность до предела обострена, я волновался, можно ли выводить в качестве главного персонажа такую аморальную личность. Но, с другой стороны, мой герой, Конни, старается быть хорошим, любит своего брата и почти не думает о себе. А мне нравятся персонажи, живущие в каких-то своих иллюзиях. 

- Ты борешься со своим имиджем подросткового кумира. В этом фильме и вовсе обесцветил волосы - лишь бы не быть похожим на себя. 

- Прическа в этом фильме - вообще отдельный герой. Мы старались сделать меня похожим на Бенни Сафди (один из режиссеров играет брата героя Паттинсона. - Ред.), а сделать меня похожим на него легче, чем его - на меня. Мы экспериментировали с гримом, но решили в итоге сосредоточиться на волосах. 

А вообще, как только отказываешься от тщеславия в работе, сразу становится легче ее выполнять. Перестаешь волноваться о том, как тебя воспринимают другие люди, что они подумают о твоей прическе, сочтут ли они, что ты с ней ужасно выглядишь. Я не могу не меняться только потому, что большинство зрителей знает меня по «Сумеркам»! Отказ от слишком серьезного к себе отношения - всегда плюс. 

Материал подготовил Стас Тыркин

За информацию спасибо сайту https://www.perm.kp.ru.


Роберт Паттинсон — о славе, Нью-Йорке и фильме «Хорошее время» (где он сыграл свою лучшую роль)
На экраны  выходит динамичный психологический триллер братьев Сэфди «Хорошее время», который участвовал в конкурсе 70-го Каннского фестиваля. По общему признанию в этой криминальной драме, рассказывающей о грабителе банков Конни, Роберт Паттинсон сыграл свою лучшую роль. Кинокритик «Медузы» Антон Долин поговорил с актером о его новой работе и режиссерах «Хорошего времени». 

— Кажется, «Хорошее время» для вас — проект и сложный, и важный, и рискованный. Вы довольны результатом? 

— Вы смеетесь? Да я счастлив! Нашу картину в Канны взяли, это же просто невероятно — как во сне. Вообще, «Хорошее время» было для меня любовью с первого взгляда. Как же я рад, что это получилось, фильм готов, и теперь все могут его увидеть. 

— Вы говорите так, как будто наконец что-то кому-то доказали. Но ведь вас называли неординарным актером уже тогда, когда вы стали сотрудничать с Дэвидом Кроненбергом, снявшим вас сначала в «Космополисе», а потом в «Звездной карте». 

— А я всегда стараюсь что-то кому-то доказать. То есть сверхзадачей это быть не может, ты просто соглашаешься на роль и думаешь: «Ну посмотрим, что из этого выйдет». Но хотелось бы, чтобы жизнь была постоянным прогрессом, движением куда-то вперед. Хотя никогда не просчитаешь того, каким люди увидят тебя со стороны. 

— Что именно вас привлекло в сценарии «Хорошего времени»? 

— Я видел предыдущий фильм братьев Сэфди, и меня там поразила невероятная интенсивность, энергия. Вообще я мечтаю, чтобы все мои фильмы давали такое ощущение и мне самому, и зрителю. Можно сказать что угодно о картинах, где я снимался, но они точно не скучные. 

— Вам сложно пришлось на съемках? Кино об ограблении, ваш герой постоянно в состоянии стресса, в бегах, хотя вам и не такое вроде бы доводилось играть. 

— Главный для меня стресс — съемки в Нью-Йорке. Понимаете, если ты родом не оттуда и вырос не там, неважно, как долго ты живешь в городе: ты чужак. Само пространство относится к тебе особенным образом. Слиться с ним и достичь гармонии очень непросто — а мы много на улицах снимали. И у меня такое впечатление, что каждый прохожий точно знает: я не местный. Кроме того, фильм у нас независимый, бюджет скромный, так что снимали иногда по шестнадцать часов в сутки, в том числе ночью. Задача не из легких, но увлекательная. 

— Импровизировали? 

— У Бенни и Джоша Сэфди довольно специфическая манера работы. Они настаивают на следовании сценарию, где прописаны все детали, однако иногда дают актеру страницы и реплики за три минуты до команды «Мотор!» Наскоро пробегают с тобой эти строки, дают пару указаний — и вперед. У меня постоянно было ощущение импровизации, хотя на самом деле мы придерживались жесткой структуры. В итоге каждое слово, которое вы слышите с экрана, вы могли бы прочитать и в сценарии, но при этом даже зрителю передается ощущение спонтанности. 

— Получается, вы до съемок ничего и не знали о своем персонаже — грабителе-неудачнике с умственно неполноценным братом? 

— Наоборот. Братья Сэфди писали, видимо, очень личную историю, неслучайно один из них сыграл моего брата на экране. Они все время улучшали и переписывали сценарий именно для того, чтобы избежать фальши. В частности, мы с ними бесконечно долго обсуждали моего персонажа. Не так-то просто было найти точки соприкосновения — как я уже говорил, я не из Нью-Йорка, в тюрьме не сидел, банков не грабил, но со временем разобрался в нем. Мелкий преступник, человек с психологическими проблемами, его отношения с братом очень манипулятивны, но крайне важны для него. Ему очень не хватает чьей-то любви и близости. В какой-то момент я мог ответить на все вопросы по биографии моего героя, хотя в сам фильм эти детали и не вошли. Как, когда и за что сидел, где воспитывался и рос. Я впервые работал над образом настолько тщательно. 

— Да, в Голливуде такое встретишь нечасто. 

— Братья Сэфди любят старый Голливуд, 1970-е, и на него пытаются ориентироваться. Они хотят, чтобы фильм выглядел одновременно натуралистично и странно. По-моему, у них получилось. 

— Вы чем сегодня руководствуетесь, когда принимаете решение — взять роль или отказаться? 

— Только именем режиссера. Если я знаю, что ставить картину будет человек большого таланта, то сразу верю в проект и надеюсь, что я его не испорчу. Мне не стыдно и самому искать режиссеров, которые меня интересуют, чтобы предложить сделать что-то вместе. Мне не хочется быть пассивным актером, который ждет у моря погоды: правильнее держать свою судьбу в собственных руках. 

— В «Хорошем времени» вы играете анонима — человека, который стремится скрыться от нескромных глаз. Научились как-то справляться со своей славой? Вас-то преследуют наверняка не меньше, чем вашего героя-преступника. 

— Да, стало проще. Меня перестали преследовать по пятам, и я сразу легче вздохнул. Во времена «Сумерек» было тяжело. Причем я не против тех, кто подходит и заговаривает, просит автограф или сфотографироваться вместе. Но вот эти следящие на расстоянии, издалека… Их я выношу с трудом. На жизнь совсем не похоже. Постоянно прячешься, чувствуешь себя объектом охоты. Особенно неприятно переживать что-то подобное в Нью-Йорке — там ведь действительно не спрячешься от чужих глаз. Не город, а стресс. Поэтому я в Лондон и вернулся. Заехал однажды и сказал себе: «Как я мог отсюда уехать?». В Англии другие традиции, люди скромнее. И стало спокойнее. Да и времена изменились. 

— Что вы имеете в виду? 

— Помогают социальные сети. Фотографии со знаменитостями теряют свою ценность, никто больше не читает таблоидов. И вообще всех интересует только чета Кардашьян. Хорошо, пусть теперь они помучаются, а не я.

Материал подготовил Антон Долин
За информацию спасибо сайту https://meduza.io.



Роберт Паттинсон: «Я держал в голове «Брата», когда снимался в фильме»

В связи с выходом на экраны криминальной драмы братьев Сэфди «Хорошее время» Михаил Моркин поговорил с Робертом Паттинсоном о разном кино и узнал, что на работу актера повлиял культовый фильм Алексея Балабанова. 

Главный герой «Хорошего времени» Конни Никас — мелкий нью-йоркский преступник, только что вышедший из тюрьмы. Решив ограбить банк, Конни не придумал ничего лучше, чем взять с собой на дело своего умственно неполноценного брата Ника. Неудачное предприятие оборачивается полным сюрпризов путешествием по ночному городу. 

«Хорошее время» — это и нео-нуар, и фильм об ограблении, и криминальная драма, и семейная драма. Кино отлично работает сразу на всех уровнях. 

Рад, что вам понравилось. Где вы его смотрели? 

В России. К сожалению, не успел посмотреть в оригинале. 

Я видел русскоязычный трейлер. Мне показалось, что на русском кино смотрится отлично, не знаю почему. Интересно, что подумают о нем сами российские зрители. 

Выглядит-то фильм отлично, но вам не обидно, что половина вашей работы проходит мимо зрителей из-за дубляжа? 

Ну да, обидно немного. Особенно в связи с тем, что кино рассказывает о Нью-Йорке, где люди в различных районах города говорят и ведут себя по-разному. У нас история про Куинс, и, конечно же, передать в дубляже тонкости акцентов сложно. Но иногда при дубляже можно также найти интересные решения. 

Насколько вам был знаком Куинс и Нью-Йорк в целом, ведь вы выросли в Лондоне? 

Я провел довольно много времени в Нью-Йорке, но не совсем в тех районах, где мы снимали. Мы работали в спальных районах, и, честно говоря, я не особенно бывал в тех местах, где развивается наша история. Эта часть города не входит в список туристических достопримечательностей, но в нашу историю вписывается очень хорошо. 

Как вы попали в «Хорошее время?» 

Это довольно необычная история. Как-то я увидел кадр из предыдущего фильма братьев Сэфди «Бог знает что». Образ мне так сильно запомнился, что я связался с режиссерами и согласился сниматься в их следующем фильме еще до того, как посмотрел их работы. Уже потом я увидел «Бог знает что» целиком и подумал, что у них получилось создать неконтролируемую энергию! Как раз в таком кино я и хотел поучаствовать, и, можно сказать, сам напросился в фильм. 

«Хорошее время» похоже на фильмы Нового Голливуда 70-х, а ваш персонаж Конни Никас сродни Сонни из «Собачьего полдня». 

Мне кажется, все любят то кино. «Собачий полдень» — идеальный фильм, а игра Пачино, наверное, одна из самых сильных в истории кино. Такие работы кино влияют на тебя, хочешь ты этого или нет. Думаю, самым важным сходством между фильмами 70-х и «Хорошим временем» является то, что в центре историй — морально неоднозначные герои. Зрители переживают за героев, не будучи уверенными, что персонажи совершают правильные поступки. Конни — не героический персонаж. Он живет по собственным правилам, и, как и герой Пачино, ведет себя достаточно эгоистично. 

Как вы готовились к съемкам? Я слышал, что вы вдохновлялись документальным фильмом One Year in a Life of Crime? 

Да, и еще «Исправительным сроком» с Дастином Хоффманом. Вообще, я встречался со множеством людей в Нью-Йорке, которые живут примерно так же, как и Конни. Общение с ними сильно помогло в работе. Забавно, я еще вспомнил, что смотрел русский фильм «Брат». Это вроде важное кино в России, верно? 

Ну да, культовое! 

Он мне очень понравился. Я его пересмотрел и держал его в голове, когда снимался в «Хорошем времени». Это, конечно же, разные фильмы. Но мне кажется, там невероятный актер в главной роли. А вообще я всегда хотел сыграть мелкого преступника. 

Как вы на него наткнулись? 

Точно не помню уже. Я посмотрел «Брата», когда мне было лет семнадцать, и меня он сильно впечатлил. Кажется, у него еще есть сиквел, но вот его я не видел. А первый фильм отличный. 

«Хорошее время» — тоже фильм про братьев. 

Мне кажется, что Конни любит своего брата, но это весьма эгоистичная любовь. Он ошибочно уверен, что раз он любит брата, то лучше знает, что ему нужно. Конни оправдывает все свои действия любовью к Нику, но совершенно не понимает, что сам и создает ему и себе все проблемы. Позже он старается все исправить, но делает жизнь людей вокруг себя все хуже и хуже. 

Как вы придумали его внешний вид? Конни резко отличается от ваших предыдущих персонажей. 

Это был долгий процесс поисков. Сначала мы отталкивались от внешности одного парня из Нью-Йорка, который творил те же вещи, что и Конни. Затем просматривали кучу магшотов людей, которые тоже совершали похожие преступления. Когда мы решили, что Бен (один из режиссеров сам сыграл второго брата – прим. ред.) будет играть моего брата, мы постарались сделать меня похожим на него. Мы перебрали как минимум десять разных вариантов, и из бритоголового парня Конни превратился в засаленного скользкого типа. 

Вы работали с большим количество выдающихся режиссеров от Дэвида Кроненберга и Вернера Херцога до Брэйди Корбета и Джеймса Грея. Ощущается ли разница поколений в их подходах? 

Не уверен, что есть разница в подходах. Мне нравятся бесстрашные и дерзкие режиссеры, которые уверены в своем стиле. Почти все люди, с которыми я работал, по-настоящему хорошо разбираются в кино. Есть постановщики, которые хорошо знают технические детали, но не особенно интересуются историей кино и не очень насмотрены. Мне нравится работать с теми, кто может порекомендовать фильмы или режиссеров, про которых я никогда не слышал. Такие постановщики любят смотреть кино не меньше, чем снимать. 

Да вы и сами любите копаться в фильмах, судя по всему. У вас всегда был такой интерес? 

У меня были периоды, когда я действительно много смотрел кино. Думаю, что большую часть фильмов в своей жизни я посмотрел в период с 15 до 21 года. Я был просто одержим кинематографом и проглатывал фильм за фильмом. Тогда я даже не особенно хотел играть или делать кино, мне просто нравилось смотреть. Сейчас у меня не получается смотреть столько, сколько я бы хотел. В последнее время я почти перестал смотреть кино ради развлечения и смотрю фильмы, когда ищу новых режиссеров. 

Слышал, что вы разрабатываете проект с еще одним нью-йоркским режиссером Антонио Кампосом. Что это будет за картина? 

Это будет своего рода южная готика. Практически хоррор, но очень странный. Хотя лично мне сценарий показался очень смешным, я не уверен, что кино покажется смешным другим людям (смеется). Но слегка безумные зрители наверняка найдут его смешным. 

Сейчас вы также снимаетесь в научной фантастике Клер Дени High Life? 

Это очень необычный взгляд на сайфай. Никто из зрителей не догадается, куда приведет эта история. Клер Дени — одна из моих любимых режиссеров. Ее фильмы как поэмы. Работа с ней — совершенно новый для меня опыт. Мне очень интересно, каким получится результат. Мы отсняли пока где-то половину фильма. 

«Хорошее время» уже в прокате. 

 

Материал подготовил Михаил Моркин

За информацию спасибо сайту http://www.kinomania.ru.



Специально для http://vyruchajkomnata.ru/ , официальной группы Вконтакте Кристен Стюарт/Роберт Паттинсон.Vyruchajkomnata(подписываемся на группу) и Твиттера @Vyruchajkomnata. Полное или частичное копирование информации разрешается после согласования с администрацией и с указанием активной ссылки на сайт.

22.11.2017 | 253 | Гость
Комментарии (4):
0
4  
Я тоже думаю, что Робу нужно в ромкоме попробовать себя

0
3  
Многогранный парень и многого хочет. Буду рада, коль все у него сложится.  Да и принц из него получился бы отменный  fund02002

1
2  
ох уж этот Роб, всё время ржёт в серьезных разговорах  fund02002

1
1  
за переводы интервью!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]