Кристен Стюарт проводит пресс-день для фильма "Преступления будущего" в Каннах 23 мая

Кристен Стюарт проводит пресс-день для фильма "Преступления будущего" в Каннах 23 мая

Кристен Стюарт на кинофестивале в Каннах представила фильм режиссёра Дэвида Кронненберга, Преступления будущего.

«Я думала, что меня накажут за это»: Кристен Стюарт и Леа Сейду о работе с Дэвидом Кроненбергом

 

Сюжет драмы «Преступления будущего», которую Кроненберг поставил по собственному сценарию, развивается в недалеком будущем, когда человечество пытается приспособиться к синтетической среде, вызывающей у людей «синдром ускоренной эволюции». Вигго Мортенсен играет известного художника, который, удаляя себе новообразованные органы в реальном времени, превратил этот процесс в шоу. На главные женские роли режиссер пригласил Лею Сейду и Кристен Стюарт. В преддверии премьеры расспросили актрис об особенностях работы с Дэвидом Кроненбергом.

Вы легко согласились сниматься в таком провокационном проекте?

Кристен Стюарт: «Автокатастрофа» – первый фильм Дэвида, который я увидела. Вероятно, я слишком рано его посмотрела. Мне казалось, что меня накажут за это, и поэтому фильм понравился мне еще больше. Я его совершенно не поняла, но не исключаю, что именно этот фильм определил всю мою дальнейшую жизнь. Забавно, я постоянно слышу, как люди говорят, что фильмы Кроненберга сложно смотреть. Но я готова бесконечно пересматривать каждый странный кадр, каждый момент боли, каждый синяк в его фильмах.

Леа Сейду: Для меня Дэвид Кроненберг – настоящий символ кинематографа. Меня всегда привлекали режиссеры, создающий свой собственный киноязык. Мне кажется, Дэвид действительно смог изобрести свой стиль, а мне всегда хотелось стать частью его вселенной.

Особый стиль Дэвида Кроненберга подразумевает особенные приемы в работе с актерами?

Леа Сейду: Он практически не режиссирует. Напротив, дает актерам очень много творческой свободы, ему нравится наблюдать за их интерпретацией. Мне кажется, мы совсем не обсуждали этот фильм, а просто говорили о любви, о жизни и смерти. К тому же Кроненберг снимает мало дублей, и это было очень непросто для меня, ведь я играла не на родном языке и все время боялась ошибиться. Но кажется, у нас все получилось!

Кристен Стюарт: Да, и мне кажется, что мы ни разу не сняли больше двух дублей. Но это прекрасно, у Дэвида не бывает зря потраченного времени, энергии или градуса эмоций. Ты постоянно находишься в собранном состоянии, потому что знаешь, эти два дубля – все, что у тебя есть! И еще меня удивило, насколько четким оказался его сценарий. Я не читала других его проектов, но в случае с этим фильмом все, что от меня требовалось, было очень точно прописано в сценарии. Когда Дэвид однажды сказал мне, что я с первого дубля сделала все, что было нужно, я поймала себя на мысли, что это была самая длинная фраза, с которой он ко мне обратился за все время съемок. Я от счастья готова была сделать сальто! (Смеется.)

Чем запомнится именно эта работа?

Кристен Стюарт: Все, что Кроненберг делает, даже если он может быть абсолютно неправ, вызывает у меня примитивное и подсознательное желание поучаствовать. До сих пор не могу поверить, что я снялась в его фильме. Помню, когда он позвонил мне, прежде чем предложить эту роль, я подумала: «Понятия не имею, о чем будет фильм, но мне уже любопытно! Разберусь в процессе». И далее на съемках каждый вечер все актеры задавались одним и тем же вопросом: «Чем мы здесь занимаемся?» Но когда я посмотрела фильм, все встало на свои места. Это же Дэвид!


Источник КиноРепортер


 

Кристен Стюарт — о фильме «Преступления будущего»: «Это актуально, страшно и своевременно»

 В эксклюзивном интервью The City Кристен Стюарт рассказала нам о том, как шла работа над лентой, насколько комфортно было работать с режиссером Дэвидом Кроненбергом и что она думает о своей героине Тимлин.

О чем фильм «Преступления будущего»
Он, безусловно, об искусстве и месте, которое оно занимает в воображаемом будущем. Будущем, где тело стало в каком-то смысле валютой и разменной монетой между искусством и коммерцией. Это ужас и мрак. И это породило некую форму протеста. Хотя искусство — всегда форма протеста. Но в данном случае это еще и фактически преступление.

Когда мы (с режиссером Дэвидом Кроненбергом) первый раз обсуждали сценарий, я спросила, когда он его написал. Не родился ли этот текст в лихорадке во время локдауна. Оказалось, что он написал его еще в 1996 году. Это снесло мне крышу! Ведь это настолько актуально, страшно и своевременно.

О своей героине Тимлин
 

Я думаю, что Тимлин — девушка, которую можно назвать прямолинейной и прагматичной, причем настолько, что задаешься вопросом: «Как такая вообще может существовать?» Она делает все, что необходимо, отлично справляется с работой. И она живет в очень сложном мире — по крайней мере, с моей точки зрения. Мире, который разделен на несколько маленьких. Она принадлежит к тому миру, за который ей самой бывает стыдно. Но она подавляет это чувство, держит внутри. Я думаю, что это часть ее сексуального самоощущения. Ей в каком-то смысле это нравится.

Когда мы первый раз общались с Дэвидом, я спросила, как Тимлин должна выглядеть. Он ответил: «Ну, обычно». Дэвид очень деликатный, и я знала, что у него особое представление о том, какой она должна быть. Но он предоставил мне свободу, и я сыграла то, что чувствовала. Иногда было очень забавно экспериментировать с персонажем. Да и ко всему прочему одежда была классная, необычная, и мне ничего не оставалось, как подстроиться под образ. В итоге получилось очень органично.

О работе с Кроненбергом

Я знала, что он приятный человек, мы уже виделись несколько лет назад — вскользь и очень быстро. Я смотрела его фильмы, они мне очень близки. Я бы работала с ним, даже если бы он был полным придурком. Но он не такой. Этот человек знает, как объединять людей, как рассказывать с их помощью свою историю. И я говорю сейчас не только про нашу работу. Он раскрывается через творчество и очень любит людей, хотя для меня это было неожиданностью, ведь многие его фильмы довольно бунтарские. Меня удивило, что такие картины могут снимать настолько добродушные люди. Он правда крутой чувак, очень веселый, и мы отлично провели время.

Конечно, поначалу я напрягалась, потому что это же Кроненберг — ты хочешь выложиться для него по полной. Но он совсем не давил на меня и настраивал на успех. Дэвид очень доверяет своим актерам. Он просто отличный режиссер!

Источник


 

Кристен Стюарт о своем режиссёрском дебюте: «Если я не сниму этот фильм до конца года, я умру»

На  Каннском кинофестивале состоялась мировая премьера новой картины Дэвида Кроненберга «Преступления будущего», одну из главных ролей в которой сыграла Кристен Стюарт. Общаясь с прессой на Лазурном берегу, Стюарт ответила на вопрос, когда она наконец возьмётся за съёмки собственного фильма. Напомним, ещё в 2018 году Стюарт заняла режиссёрское кресло экранизации книги мемуаров Лидии Юкнавич «Хронология воды». Выяснилось, что Стюарт рассчитывает наконец взяться за постановку этой картины уже в ближайшие месяцы.

«Если я не сделаю этот фильм до конца года, я умру», – сказала Стюарт.

Издание IndieWire отмечает, что сейчас производство «Хронологии воды» находится на подготовительном этапе, поскольку Стюарт ещё предстоит обеспечить проекту финансирование. Она хочет собрать немногочисленную съёмочную команду из пяти человек и обеспечить нестрогий график съёмок на побережье Орегона.

В книге «Хронология воды» Юкнавич рассказывает о своих пагубных зависимостях, об осознании своей бисексуальности, а также о своём участии в движении «Бойкот, изоляция и санкции», которое выступает против давления Израиля на Палестину. По словам Стюарт, «Хронология воды» захватила её с первых станиц. О том, кто именно сыграет главную роль в предстоящей экранизации, пока не сообщается, но известно, что актриса уже подобрана.

Источник


«Преступления будущего»: Важные факты о новом фильме Дэвида Кроненберга

Попытка номер два

«Первоначальным названием было Painkillers («Болеутоляющие»), а сценарий к нему я написал более 20 лет назад. Когда я обсуждал возрождение проекта с продюсером Робертом Лантосом, он предложил использовать старое название, потому что оно было интереснее. Хотя это не продолжение и не ремейк моего старого андеграундного фильма 1970 года. Нам оно просто понравилось, и мы подумали, что было бы неплохо использовать его в фильме, который, вероятно, соберет большую аудиторию, чем оригинал».

Возвращение к истокам

«Этот фильм либо привлечет, либо оттолкнет людей. По сути, я возвращаюсь к кинопроизводству, которым не занимался какое-то время. И есть ощущение, что у такого фильма, как «Преступления будущего», появилась новая аудитория, которой не существовало, когда я снимал свои последние три или четыре картины. Это мое возвращение в мир плоти».

Кроме того, режиссер подчеркнул, что главный герой картины «Преступления будущего» Сол Тенсер (Вигго Мортенсен) занимается чем-то вроде «хирургического перформанса», вживляя в свое тело различные предметы. В мире, где действует ускоренная эволюция, это вполне закономерный процесс.

«Сол особенно сосредоточен на своем собственном теле и творческом потенциале, который оно способно выразить».

И возвращение в Канны

В первый раз Дэвид Кроненберг приехал на Каннский кинофестиваль в 1996 году, чтобы представить публике «Автокатастрофу». Несмотря на то, что экранизация одноименного романа Джеймса Балларда в итоге завоевала специальный приз жюри с формулировкой «За мужество, смелость и оригинальность», эти же самые качества спровоцировали в кинообществе скандал. Спустя 25 лет на смотре победил «Титан» – еще одна картина о сексуальных девиациях, в которой можно усмотреть параллель с «Автокатастрофой». Получается, в середине 1990-х Кроненберг был первопроходцем.

«Я не нервничаю. Режиссеры снимают фильмы, чтобы зрители реагировали на них. И обычно я занимаюсь этим не для того, чтобы шокировать людей или оскорблять их. Я говорю: «Вот идеи, которые у меня были, и сны, которые меня беспокоили. Я показываю их вам, а вы можете интерпретировать их по своему усмотрению». Это мой подход. Так что я не думаю, что опыт с «Автокатастрофой» повторится и на этот раз».

Никакого секса

«В «Преступлениях будущего» есть эротика и чувственность, но один из персонажей говорит это очень прямо: в контексте фильма хирургия – это новый секс. И это может оттолкнуть».

При этом Кроненберг подчеркивает, что его понимание жестокости и сексуальности продиктовано интонацией фильма «Преступления будущего» и его контекстом. В работе он оперирует этими понятиями, не задумываясь о том, что конечный результат может быть подвергнут цензуре.

«В мире существует так много подходов к цензуре, как изощренных, так и не очень, что можно сойти с ума, беспокоясь обо всем этом».

Возможны бойкоты (и панические атаки)

«Есть несколько очень сильных сцен. Один из тех, кто видели фильм, сказал, что он был близок к панической атаке. И я думаю, что это вполне нормальная реакция».

При этом режиссер отмечает, что всегда старается искать правильный баланс и тон для любой своей картины.

«Некоторые вещи, которые хороши для одного фильма, в другом производят совершенно разрушительный эффект, превращаясь в творческую ошибку».

Сбалансировать свойственные жанру элементы призван юмор: Кроненберг, который будет впервые смотреть свой новый фильм с публикой, обещает, что «будет смеяться в тех местах, где нужно смеяться». Присоединятся ли к нему зрители, покажут первые показы. 

Родина трагедии

Режиссер сам писал сценарий фильма «Преступления будущего», думая о своем родном городе Торонто, однако 20 лет спустя оказалось, что снимать там слишком дорого. В итоге выбор пал на греческие Афины. По словам режиссера, там ему предложили покрыть 40% инвестиций. Однако назвать съемки простыми было бы преувеличением: в стране бушевали природные пожары, которые не облегчили жизнь съемочной группе. Даже дышать было сложно.

«Мы не пытались сделать Афины похожими на североамериканский город, потому что, судя по сценарию, существует большая вероятность странных изменений. Так что это может быть Торонто через 200 лет или что-то в этом роде. Эта локация привнесла в проект нужные текстуру, море, свет. И мне это нравится».

Смена ролей

«Когда вы берете в свой проект Вигго, то речь идет не просто об актере. Он теперь режиссер, который снял фильм под названием «Падение», где я сыграл эпизодическую роль. И теперь он направил меня на «Преступления будущего». Меняться ролями весело. Но Вигго еще и поэт, музыкант, издатель, фотограф. И поэтому мы действительно сотрудничаем во многих отношениях».

При этом Кроненберг добавляет, что не любит, когда актеры импровизируют на площадке, примеряя на себя роль сценаристов. В числе людей, которые могут мастерски этим заниматься, он назвал Джона Кассаветиса, однако подчеркнул, что предпочитает гибридный метод работы: обсуждение того, что может и должен сделать герой в кадре.

Netflix – не панацея

«Сегодня, если вы делаете фильм с Netflix, вам не нужно беспокоиться о деньгах, потому что у платформы их много. Но если вы снимаете независимый фильм, то это проблема. Мне потребовалось 3 года, чтобы собрать финансирование для «Преступлений будущего» даже с таким прекрасным актерским составом. Деньги трудно найти. Люди боятся инвестировать».

При этом постановщик уверен, что ни Amazon, ни Netflix не захотели бы снимать «Преступления будущего».

«Меня по-прежнему интересует феномен потокового вещания. Но я думаю, что они очень консервативны. Они все еще действуют как голливудская студия. У них есть интересные проекты из Кореи, Финляндии и других стран, которые они называют оригинальными, но на самом деле они их выкупили. Когда дело доходит до фактического производства, они включают консерватизм».

Дэвид Кроненберг также добавил, что пытался снимать сериал для Netflix, однако после съемок двух серий все застопорилось. В итоге платформа решила выпустить полнометражный художественный фильм, но подробности пока неизвестны. А сам режиссер тем временем решил взяться за новый проект под названием «Плащаница». В нем уже заявлен Венсан Кассель. 

 

Источник


«Наши тела постоянно мутируют». Дэвид Кроненберг — о «Преступлениях будущего» и Вигго Мортенсене

В фильме речь идет о синдроме ускоренной эволюции, из-за которого с телом человека начинают происходить всевозможные изменения. Пока одни герои борются с ними, другие превращают их в современное искусство. Вот что Кроненберг рассказал о создании фильма, работе с Вигго Мортенсеном, а также поделился своими идеями о мутациях и будущем.

Почему у фильма такое название

В 1966-м я посмотрел датскую экранизацию известного романа Кнута Гамсуна «Голод», которую поставил Хеннинг Карлсен. Пер Оскарссон играет в ней несчастного и непризнанного поэта, который бродит по улицам, ищет приключений и пытается добиться признания своего литературного таланта. В одной из сцен он стоит на мосту и пишет что-то в блокноте. Там крупный план, и можно было прочитать: «Преступления будущего». Меня зацепило это название. Очень захотелось прочесть эту поэму, которую герой, разумеется, так и не дописал. Я тогда как раз начинал как кинематографист и захотел увидеть фильм под названием «Преступления будущего». В 1970-м я снял андеграундный и, мягко говоря, малобюджетный фильм с таким названием. В нем не удалось раскрыть все идеи, которые могли быть заложены в той ненаписанной поэме. И вот, спустя полвека я снял еще один фильм под названием «Преступления будущего». Две ленты связывает только то, что формально обе действительно рассказывают про преступления будущего.

Какая была идея у фильма изначально

Мои фильмы связаны вне зависимости от того, писал ли я сам сценарий или адаптировал чужое произведение. Я свободно отношусь к тексту в любом случае. Во время монтажа меня нужно останавливать, чтобы я не сократил весь фильм до 72 минут; продюсеры обычно умоляют вернуть обратно вырезанный материал. Сценарий «Преступлений будущего» я написал так давно, что это для меня практически чужой текст. Там был художник-перформер, чье тело находилось в механизме, дающем ему определенные силы. Тогда еще не было фильмов про Железного человека, где эту идею красиво и продумано воплотили в жизнь. Из-за них от этой идеи пришлось отказаться.

Что означают мутации главного героя

Организм Сола Тенсера выращивает новые органы. Они чем-то похожи на опухоли, но при этом выполняют некие неизвестные функции. Эта способность Сола становится частью его жизни. Он ее не отрицает и не разрушает, а превращает в перформативное искусство: во время их выступления его партнерша вырезает ему эти органы и выставляет их напоказ. Таким образом, его тело как бы самостоятельно создает произведения искусства.

Отчасти идея фильма родилась из желания справиться с реальностью собственного тела. Рано или поздно все с этим сталкиваются, даже если речь идет просто о старении или взрослении. Дети все время с этим сталкиваются: пока они взрослеют, их тела меняются. Пубертатный период связан с огромными переменами. По сути, они становятся другими людьми. Человеческая природа подразумевает, что наши тела постоянно меняются и требуют того, чтобы мы к ним приспосабливались и эмоционально, и с точки зрения философии. Опыт Сола — это гипербола нашего опыта.

Как у Кроненберга складывались отношения с актерами

Мы друзья с Вигго. Провели вместе много времени и поддерживаем отношения вне съемок («Преступления будущего» — четвертый фильм Кроненберга с Мортенсеном в главной роли после «Оправданной жестокости», «Порока на экспорт» и «Опасного метода»; кроме того, Кроненберг сыграл второстепенную роль в режиссерском дебюте Мортенсена «Падение». — Прим. ред.). У нас уже телепатическая связь друг с другом. Мы оба перфекционисты, и Вигго не боится сказать мне, если его что-то смущает в той или иной сцене. Его критика — это всегда часть творческого обсуждения. Он настоящий соавтор и товарищ на съемках.

Изначально я предложил Леа Сейду роль чиновницы Тимлин (ее в итоге сыграла Кристен Стюарт), но она прочла сценарий и захотела сыграть Каприс. Я подумал и решил, что это отличная идея. Кристен — американка из Лос-Анджелеса, а Леа — настоящая парижанка. Между ними родилась очень интересная динамика. Хотя в «Преступлениях будущего» есть спецэффекты, мне были очень важны диалоги. Здесь много говорят. Мы снимали в Афинах, и у нас играют актеры с разными акцентами — греческим, французским, африканским.

Насколько реалистичен фильм

Мы точно меняемся, хоть и не так явно, как я это показываю. Раньше считалось, что мозг — статичный орган, который перестает развиваться, когда мы достигаем зрелости. Теперь известно, что это не так, а тело — динамическая среда, в которой постоянно происходят изменения. Знаменитый нобелевский лауреат Джеральд Эдельман говорил, что человеческий мозг устроен совсем не как компьютер, а скорее, как тропический лес, в котором нейроны и другие элементы постоянно борются друг с другом за доминирование, реагируя на то, что мы видим, слышим и чувствуем обонянием. Изучение языков провоцирует нейронные изменения, то есть физические изменения в мозгу. Некоторые участки мозга могут сморщиться, если бездействуют. Мозг — суперорган человеческого существования, он постоянно меняется и мутирует. Пищеварительная система — это микробиом, то есть живые организмы, которые постоянно держат связь с мозгом. Некоторые герои фильма способны переваривать пластик. А что, микропластик сейчас можно найти в организме любого человека на планете!

Как технологии соотносятся с телом

Сейчас больше людей осознают токсичность окружающего мира, в которой виноват человек. Где-то мы уничтожаем Землю, где-то просто ее меняем. Во многих своих фильмах я высказывал идею, что технологии — это продолжение человеческого тела и человеческой воли. Когда-то люди думали, что технологии — это нечто нечеловеческое, едва ли не что-то из космоса. Всех захватывала идея инопланетных технологий. Но для меня технологии всегда были чем-то человеческим. Рука — это продолжение тела, дубинка, лук, топор, пистолет — это все продолжение руки. Телефон — это продолжение человеческого голоса. Ядерный взрыв — это продолжение нас. «Преступления будущего» рассказывают о том, как в технологиях отражаются наши лучшие и худшие черты.

Почему у Кроненберга такие странные гаджеты

Весело придумывать технологии, которых не существует. Создание фильма — это словно игра в песочнице. В этом есть какая-то детская радость, которую некоторые многие режиссеры со временем, к сожалению, теряют. Я — нет. Технологии в моих фильмах всегда выглядят органическими, словно состоят из живых клеток и произрастают из тела. Взять хотя бы «Экзистенцию» или «Видеодром». Я почти всегда работаю с художницей-постановщицей Кэрол Спайэр. Сол Тенсер спит в специальной кровати, которая подключена к его телу и постоянно двигается определенным образом, чтобы он не чувствовал по ночам боль и мог заснуть. Изначально я описал ее в сценарии как паутину, но этот дизайн не сработал — выглядело неубедительно. В итоге орхидеевая кровать и стул для завтрака стали похожими на плоть и кости. Их дизайн родился после многих месяцев обсуждений. Мы сделали их с помощью практических, а не компьютерных спецэффектов. CGI — это отличное изобретение, но его стоит использовать вместе с физическими эффектами, чтобы у зрителей не было впечатления, что они смотрят мультфильм.

Какой у «Преступлений будущего» смысл

По мере того как меняются технологии, меняется и общество. В мире появляются вещи, которых раньше не существовало. Их по различным причинам пытаются запретить, видя в них опасность для общества или угрозу для социальных структур. Например, 30 лет назад не было электронной почты и, соответственно, не существовало такого преступления, как взлом чужого электронного ящика. Как обычно, я начал думать о человеческих телах, потому что они являются основой природы человека. Преступления будущего могут быть связаны с человеческими телами, которые эволюционируют и меняются. Иногда изменения едва уловимы, иногда — разительны. Отчасти тела меняются из-за того, что мы делаем с нашей планетой, отчасти — из-за того, что мы сами с ними делаем с помощью технологий. Мне захотелось снять фильм о том, как общество реагирует на телесные изменения, которые считает опасными и запрещенными. Может ли человеческое тело меняться, чтобы справиться с проблемами, которые мы создали? Может ли человечество переваривать пластик и искусственные материалы, не только чтобы найти решение климатического кризиса, но и чтобы расти, процветать и выживать?


За статью благодарим сайт Кинопоиск


«Однажды мы просто поменяем определение того, что есть человек»
Режиссер Дэвид Кроненберг — о трансформациях тела, поедании пластика и своем новом фильме «Преступления будущего»

 

«Можно считать мой фильм предложением, которое я выношу на поле общественной дискуссии»


— Вы написали сценарий 20 лет назад. Не помните, что конкретно вас на него вдохновило?

— Наверное, тут было два источника: эволюция и перформативное искусство. На первый взгляд между ними не так много общего. Но у меня в голове они каким-то образом связались. И вот они в итоге стали основой для дальнейшего развития моей мысли. А много позже превратились в фильм.
— Сегодня не верится, что всё это было написано так давно. Похоже, что вы многое предвосхитили тогда, в 1990-е, и то, о чем вы говорите, слишком похоже на современность. Даже не верится.
— Да, забавно, что в 1990-е годы никто не знал про микропластик. По крайней мере, никто об этом особенно не говорил публично. А теперь это уже везде. Вот буквально неделю или две назад до нашего разговора везде писали, что микропластик нашли в крови. До этого говорили, что его можно обнаружить в теле примерно 80% живущих на планете людей, прямо в их плоти. Что это значит? Исследования тел с микропластиком внутри них показали, что человек способен каким-то образом усваивать этот материал. И человек от этого не сходит с ума, не заболевает раком. Всё ведет нас к выводу, что наше тело само обнаружило способ, как использовать микропластик или усваивать его. Можно говорить о том, насколько это опасно, хотя что-то непохоже, что опасно, но это определенно возможно.

А теперь давайте объединим это с другим фактом. Ученые нашли бактерии, которые способны питаться пластиком. Использовать его для производства энергии, протеина, жить за счет пластика. Ну и дальше совсем просто. Если живой организм, бактерия в данном случае, может питаться пластиком, значит, и мы теоретически на это способны. Мы же тоже организмы, пусть и более сложные. Так что нам теперь делать? Может, пора начать производить еду из пластика? И это спасет нас от природных катаклизмов, которые угрожают миру сегодня? По крайней мере, эта идея кажется более жизнеспособной, чем попытаться очистить весь Мировой океан и прекратить производство пластика. А еще ведь от него надо как-то очистить те самые 80% человеческих тел, что лично мне представляется совершенно нереальным. Ну что же нам выбрать? Словом, можно считать мой фильм не столько провокацией или сатирой, сколько эссе, предложением, которое я выношу на поле общественной дискуссии. Бывает, что нечто кажется чем-то возмутительным, скандальным и диким, но при дальнейшем рассмотрении оно оказывается совершенно реалистичным.

— В этом фильме вы работали не с той командой, что обычно. Хотя на главную роль позвали Вигго Мортенсена, с которым уже не первый раз сотрудничаете. Расскажете об этом?

— Слушайте, мне самому непонятно, как так получилось, но я восемь лет не снимал кино. За это время многое поменялось в жизни людей, с которыми я раньше работал и с которыми мы друг друга понимали с полуслова. Всё это заставило меня начать перемены с самых главных позиций — оператора, ассистента режиссера, художника по костюмам. Ну и остальные должности тоже заняты в основном новыми людьми. Это интересное ощущение, ты постоянно чувствуешь себя слегка незащищенным. Когда вы много лет работаете бок о бок, вам ничего не надо объяснять, у вас максимальная эффективность, ты знаешь сильные стороны каждого. С другой стороны, когда ты работаешь с новой командой, ты знакомишься с новыми людьми. Это вдохновляет, возбуждает, ты вдруг понимаешь, что тебе предлагают что-то новое, о чем не задумывались твои давние единомышленники и коллеги. А результат говорит сам за себя. Лично я глубоко удовлетворен тем, как фильм выполнен визуально, как он звучит, какое в нем настроение.

— Как вы работали над художественным оформлением картины? Например, у героя Вигго есть специфическое кресло для кормления, которое отсылает к вашим прежним работам.

— Следует начать с того, что каждый подобный девайс был подробнейше описан в сценарии. А дальше начинается работа художника — в данном случае это была Кэрол Спайэр, которую я знаю очень давно, мы много лет работаем вместе. И в этот раз она была в команде. Мы с ней стали работать с художниками, которые сделали наброски того, как будет выглядеть каждый элемент из мира фильма. Они рисуют то, что описано в сценарии, потом мы пытаемся сделать так, чтобы это превратилось в нечто осязаемое, достоверное, что могло бы стать естественной частью картины. Чтобы даже до того, как это будет воплощено в виде физического предмета, мы уже воспринимали бы это как нечто реальное. Это довольно долгий процесс. Например, мне говорят, да, мы всё сделали, как было написано и нарисовано, но вот оно — и видно, что оно получилось плохо, надо доделать. Потому что непохоже, чтобы эта штука могла вот так работать. И дальше мы додумывали, переделывали, пока не находили то, что нужно.

«В это я верю больше, чем в разговоры о защите окружающей среды»

— Вигго Мортенсен говорит, что ему очень легко работать с вами, потому что вы друзья и он вам полностью доверяет. Это взаимное доверие?

— Нет, лично я ему вообще не доверяю (улыбается). На этом построены наши отношения. Он доверяет мне, а я притворяюсь, что доверяю ему. Да нет, шучу, конечно. Когда работаешь с Вигго, это не похоже на обычное сотрудничество с актером. Он интеллектуал, он писатель, поэт, музыкант, фотограф, издатель — ты сразу получаешь полный комплект. Он очень внимательно изучает сценарий, старается его отрефлексировать целиком, в том числе сцены, где он не участвует. Обычно актеры занимаются только сценами, которые относятся непосредственно к ним. А Вигго всегда желает охватить сразу весь текст, составить полное представление о нем, он подлинный коллега в том, что касается фильма. В этом есть свои преимущества — например, я могу винить его за какие-то вещи, которыми недоволен. Это мое последнее утешение (улыбается).

— Рядом с Вигго у вас две актрисы, Леа Сейду и Кристен Стюарт, известные своим бесстрашием во всем, включая всё, что делают на экране с их телами.

— Да, вы правы. Каждый фильм, который я снимаю, требует от актеров бесстрашия. Бывают очень безопасные проекты для актеров. Они безопасны, потому что актеры уже не раз проделывали это раньше, так что они знают, что они справятся наверняка. Безопасны, потому что актеров не толкают к каким-то крайним проявлениям смыслов или драматизма. Но мои фильмы как раз это и делают с ними. У меня безопасных зон не бывает. Так что каждый раз нужен артист, который не испугается. Но это у меня всю карьеру так было.

— Созданный в «Преступлениях будущего» мир кажется радикально антиутопическим. Такая обстановка по идее должна была бы провоцировать только ненависть и подавленность. Но зритель почему-то ощущает надежду. То ли потому, что главный герой — художник, то ли потому, что люди всё равно пытаются преодолеть все трудности. Они получают наслаждение от того, что увечат друг друга.

— Так устроен человек. Если мы от чего-то можем получить удовольствие, то обязательно будем делать это. Нам нужно наслаждение, нужна любовь. Если обстоятельства или формы наслаждения и любви как-то изменятся, мы последуем за ними. В этом мне видится надежда, я серьезно. По крайней мере, в это я верю больше, чем в разговоры о защите окружающей среды. Это необходимо человеку, чтобы выжить и остаться человеком. Я думаю, что мы в итоге просто поменяем определение того, что есть человек. Многие люди находят мой фильм довольно мрачным, я их понимаю. И всё же это история любви. Да, она несколько необычная (пара Вигго и Леи непохожа на все пары, которые вы когда-либо видели), но от этого она не перестает быть историей любви. Герои нежны друг к другу, они полны страсти, но так устроен мир фильма, что их отношения по многим причинам выглядят для нас непривычно.

Источник


#ВКадре: Дэвид Кроненберг - о фильме "Преступления будущего"

 

 


«Мы определенно развиваемся. Это просто не означает, что мы развиваемся, чтобы стать лучшими существами». Дэвид Кроненберг о ПРЕСТУПЛЕНИЯХ БУДУЩЕГО для Los Angeles Times

Кристен действительно удивила меня, потому что она создала персонажа с диалогом, который я написал, и описанием персонажа, которое я написал, но, тем не менее, актеры должны воплотить это в жизнь, и это большой, большой творческий акт. Она просто сразу все поняла по тому, как говорила, по уровню голоса, по быстроте диалога. Я описал этого персонажа как своего рода робкую, бюрократическую мышь, и она начала с этого, но, конечно, персонаж показывает себя довольно навязчивым, макиавеллистским, амбициозным и довольно коварным на самом деле. Итак, происходит эволюция, и эта мышиная бюрократия становится своего рода маскировкой для кого-то, кто на самом деле намного сильнее. Так что она немедленно доставила все эти вещи. Вы знаете, мне не нужно было много заниматься режиссурой. Я должен сказать тебе. И эта длинная сцена с Вигго в ее кабинете просто всех удивила. Я думаю, это удивило ее и Вигго, но это было просто прекрасно. Это было похоже на первый дубль. Вот оно. Это было восхитительно.  - Дэвид Кроненберг

«...В этот момент открывается характер Тимлин, для которого мне нужна была совсем другая актриса. Это была Кристен, и я был очень взволнован тем, что она сыграла эту роль. Ты вроде алхимика, когда выбираешь актеров на роль». - Девид Кроненберг

«Я читаю на странице характер Тимлин, но затем, когда мы делаем нашу первую сцену, то, как Кристен Стюарт играет Тимлин — ее голос, ее тело, выражение ее глаз — это было неожиданно, идеально и забавно" - Вигго Мортенсен

«Я думаю, что она говорила [в Каннах], как она не знала, что делала, но я думаю, что она знала. Она [Кристен Стюарт] знает, что делает, чувак». - Скотт Спидмен

В одном из интервью Кроненберг на вопрос, есть ли в фильме сексуальные сцены, ответил, что в картине: «Есть эротизм и чувственность, и если вы согласны, что хирургия – это новый секс, то, да, в кино есть секс, поскольку в нём есть хирургия». В этом утверждении есть некоторое лукавство. Да, откровенного секса в фильме действительно нет, но чувственные отношения героев полны болезненно отталкивающего эротизма.


Кристен Стюарт о первоначальной тишине в зале во время титров фильма «Преступления будущего» (прежде чем он получил семиминутные аплодисменты):

«Я подумала: «О, люди не умеют чувствовать. Они не знают, хлопать им или нет. Я чувствовала, что это был гребаный момент с Уиллом Смитом, когда все такие: «Да? Нет? Нет. Ладно, на самом деле нет! Например, люди должны смотреть налево и направо, чтобы увидеть, нравится ли им это, прежде чем они хлопают?»


Кристен Стюарт считает, что Дэвид Кроненберг может видеть будущее или, по крайней мере, неизбежную гибель, ведущую к нему в глобальном масштабе. Звезда «Преступлений будущего» вспомнила свое удивление, когда узнала, что сценарий для его нового фильма создавался более двух десятилетий.


Кристен Стюарт о работе со Стивеном Юном в фильме «Люби меня»: «… Он так меня тронул. Всегда лучше, когда вы работаете с кем-то, [кто может] обитать в пространстве и персонаже, но при этом чувствовать себя настоящим человеком. Есть только несколько актеров, которые действительно делают это».


«Я смогла построить свою собственную историю в рамках продолжающихся историй Chanel. Всякий раз, когда мне любопытен образ или объект, они поощряют меня идти своим путем. Я никогда не чувствую, что меня одел кто-то другой или что я продавала товар».


«Я была на PGA и отлично провела время. Стивен Спилберг был позади меня! Я была ребенком в кондитерской. Потом фотограф приложил камеру к моему лицу. Я на церемонии награждения, хорошо.
«Мое тело буквально сделало вот так [саркастически поднимает оба средних пальца]. Я не понимала. Я подумала: «Кристен…» Но я не злилась на то, что он меня сфотографировал, в то время, когда я не ожидала».


«Здесь у меня были одни из лучших впечатлений от кино, с людьми, которых я люблю… Это, безусловно, единственный фестиваль, где люди не одержимы «продажей» фильмов, а просто любят их. Вот почему я чувствую себя здесь комфортно». — Кристен Стюарт #Cannes2022


«Ну, [Кристен Стюарт], конечно же, нарушительница границ». -Дэвид Кроненберг в интервью nytimes

Вы нервничали перед премьерой?

Это странное чувство, уникальное, потому что это не совсем тревога или нервозность, но оно эмоциональное и сильное. Когда люди спрашивали меня, чего я больше всего боялся, когда показывал фильм, я отвечал: «В основном я беспокоюсь о том, чтобы не упасть с красной ковровой дорожки». И кое-что из этого есть, потому что мы не просто показываем фильм — вы должны быть там в своем смокинге, вы выступаете, вас фотографируют. Как вы знаете, протоколы в Каннах очень строги в отношении того, что вы носите и как вы ходите.

Протоколы были еще строже, пока Кристен Стюарт не начала нарушать правило высоких каблуков. Теперь это немного более снисходительно, потому что Канны не посмеют упрекнуть Кристен.

Ну, она, конечно, нарушительница границ.

Вам посчастливилось работать с великими актерами, добившимися большого коммерческого успеха, такими как Вигго в «Властелине колец» или Роберт Паттинсон и Кристен Стюарт в «Сумерках».

Но это на самом деле суть. Роб не смог бы поддержать «Космополис» до «Сумерек», даже несмотря на то, что этот фильм не был напрямую связан с аудиторией «Сумерек», и я думаю, что фанаты Роба, вероятно, были очень разочарованы, увидев его в «Космополисе».

Они по-прежнему старались изо всех сил, чтобы поддержать фильм. Я помню, как писал о «Космополисе» в то время, и фанаты Роба от всей души ретвитили.

Он хорошо выглядел, хорошо одевался, занимался сексом — разве это может быть плохо? В целом, это было не то, чего они действительно хотели от Роба, но это помогло нам сделать фильм, и если бы у него не было успеха «Сумерек», он был бы просто еще одним потенциально интересным и красивым молодым актером. То же самое с Вигго и «Властелином колец». Почему «Властелин колец» помог создать «Историю насилия»? Что ж, ответ был очевиден: «Властелин колец» имел огромный успех, и в результате у него было много поклонников.

Но кастинг никогда не бывает рациональным. Вы можете поехать во Францию ​​в поисках французских денег для своего фильма, и они скажут: «Ну, извините, Вигго может быть звездой в США, но на самом деле он не звезда во Франции». Это, кстати, гипотетически. Таким образом, вы можете пойти куда-нибудь еще в поисках денег, где ваш любимый актер считается звездой и, следовательно, жизнеспособным. Это очень сложно. [Продюсеру] Роберту Лантосу пришлось собрать своего рода одеяло Франкенштейна из 19 различных организаций, чтобы финансировать «Преступления будущего».

Я определенно видел много логотипов до начала фильма.

Да, и их было даже больше — таких, которых вы не знаете, частных лиц, которые вкладывают 500 000 долларов. Но все они предъявляют требования, вплоть до последней минуты. У нас была двухнедельная подготовка в Афинах, и мы все еще не знали, придется ли нам садиться в самолет и лететь обратно, потому что все 19 организаций должны были подписать соглашение, по сути, одновременно. И всегда был бы кто-то, кто сказал бы: «Мы как раз собираемся подписать, но мы думаем, что нам нужно больше страховки Covid для Вигго». Затем вам нужно найти страховую компанию, которая готова это сделать, а это стоит больше денег. Бесконечные вещи.

Финансирование по-прежнему должно быть частичным, даже в эпоху, когда потоковые сервисы отчаянно пытаются платить за контент?

Ну, они не настолько безнадежны. Мы пошли на Amazon и Netflix. Они не хотели этого делать.

Это меня удивляет, учитывая, насколько явно был шумным фильм.

Да, но это не очевидно по факту. У людей должно быть воображение, а у них его часто нет. Это всегда было проблемой голливудских студий, с которыми я время от времени имел дело: они должны быть в состоянии сделать творческий скачок, а не так уж много руководителей студий могут это сделать. Я обнаружил ту же проблему в Netflix, когда предложил им что-то. Я думал, может быть, они будут другими, и это не критика, но они действительно голливудская студия.

В 1999 году вы были председателем жюри Каннского кинофестиваля. Это дало вам какое-то представление о том, как жюри этого года может оценить ваш фильм?

Я честно понятия не имею, правда не знаю. Когда я был председателем жюри, пресса говорила всякое, как будто у них была инсайдерская информация — они ничего не знали. Конечно, часть удовольствия состоит в том, чтобы угадывать и предвидеть, но жюри тоже ничего не знает, пока они не начнут разговаривать друг с другом, и они могут быть очень удивлены тому, что они думают. Так что на самом деле не стоит забивать свою маленькую головку. Это моя мантра.
 


Кристен, Дэвид Кроненберг и актеры комментируют "Преступления будущего" с Deadline на Каннском кинофестивале.

«Преступления будущего» Дэвида Кроненберга взлетели в чартах кассовых сборов, как какой-то истребитель, которым управлял пилот-индивидуалист в своем дебюте, открывшись с ошеломляющей суммы в 1,1 миллиона долларов и приземлившись… на 10-м месте».

 Кристен, Дэвид Кроненберг и актеры обсуждают "Преступления будущего" с Vpro Cinema (Нидерланды)

Направляется на интервью

Кристен Стюарт дает интервью Огюстену Трапенару для Brut во время 75-го Каннского международного кинофестиваля #CannesFilmFestival2022 #Cannes2022 

«По моему мнению, на экране никогда не говорили о женских телах». Она играет главную роль в «Преступлениях будущего», последнем фильме Дэвида Кроненберга, представленном на @Festival_Cannes
Разговор между Кристен Стюарт и @ATrapenard . #Cannes2022

ГАЛЕРЕЯ

Кристен Стюарт является поклонницей Каннского кинофестиваля, потому что это место, где «поощряется радикальное искусство».

«Я ношу белую футболку, ну да ладно»

«Я чувствую себя такой удобной, счастливой и удачливой, потому что ориентируюсь очень инстинктивно, как всегда делала. Я не чувствую давления. Если бы я измеряла свое поведение, чтобы быть кем-то, чтобы учить других людей, я бы не была подлинной  или самой собой». - Кристен Стюарт

«Он позвонил мне и прислал сценарий, но еще до того, как я его прочитала, я прыгала повсюду! Боже мой! Я не могла поверить, что Кроненберг просит меня сняться в одном из его фильмов.»- Кристен Стюарт #crimesofthefuture

«Я бы с удовольствием снялась в еще одном французском фильме. На самом деле, я на очень короткое время появляюсь в новом сериале Оливье Ассайаса «Ирма Веп». Мы обязательно будем работать вместе снова, это точно. Если бы я могла снять еще один фильм с Оливье во Франции… Это моя следующая цель!» - Кристен Стюарт

«Каждый раз, когда я чувствую любопытство к определенному образу или отвращение к определенному образу, они всегда поощряют меня просто идти своим путем. Я никогда не чувствую себя одетым другим человеком». - Кристен Стюарт #Chanel

«Я надеюсь, что никогда не сделаю фильм, который не вызовет никакой реакции. Для меня самым шокирующим является то, что в этом фильме много сладости. Я признаю, что иногда он немного кровавый.
Но это сделано с шокирующей элегантностью и чувственностью», — Кристен Стюарт.

«Я чертовски горжусь этим. Это моя любимая часть фильма. Или, по крайней мере, моя роль в фильме». - Кристен Стюарт #CrimesOfTheFuture

«Я адаптировала мемуары писательницы Лидии Юкнавич «Хронология воды», и вот мы ждем денег, чего ждут все независимые режиссеры. У меня еще есть над чем поработать, но я надеюсь начать снимать в конце года».


Фото от журналистов

LCI

caroklouk2: «Величественная Кристен Стюарт пришла представить «Преступления будущего» Дэвида Кроненберга #Cannes2022 »

 

AlloCiné

Она знает Каннский кинофестиваль как свои пять пальцев и этим вечером будет на красной дорожке, чтобы представить #LesCrimesDuFutur Дэвида Кроненберга, представленного на конкурсе. AlloCiné встретился #KristenStewart . Интервью со съемочной группой впереди @allocine . #Cannes2022

 

КРИСТЕН, ДЭВИД КРОНЕНБЕРГ, ВИГГО МОРТЕНСЕН И ЛЕА СЕЙДУ "ПРЕСТУПЛЕНИЯ БУДУЩЕГО" С ALLOCINE

sangita.patel: «Я просто обожаю ее… мы даже говорили о дне ее свадьбы »

От Тары

 

Образ #KristenStewart для прессы COTF (23 мая 2022 г.) Автор стиля @TaraSwennen

@CHANEL  футболка Круиз 2023

@Levis  501 шорты

@fleurdumalnyc  мужские трусы-боксеры Bouquet ($138)

@AlphaIndustries  MA-1 Sage Green ($160)

@oliverpeoples  Черные солнцезащитные очки O'Malley Sun ($449)

 

Ювелирные изделия:

@JillianDempsey  Ожерелье Punk Lock и Кольцо Baby Crown

@CHANEL  кольцо с бриллиантами среднего размера «Sous le Signe du Lion» и маленькое кольцо «Coco Crush Toi Et Moi» из 18-каратного бежевого золота и бриллиантов ($3,100)

 

 


Информация и материалы использованные в статье, взяты из открытых источников в интернете. Если не указан конкретный источник, они принадлежат их авторам и правообладателям


Специально для http://vyruchajkomnata.ru/ , официальной группы Вконтакте Кристен Стюарт/Роберт Паттинсон.Vyruchajkomnata(подписываемся на группу) и Твиттера @Vyruchajkomnata. Полное или частичное копирование информации разрешается после согласования с администрацией и с указанием активной ссылки на сайт.

01.12.2022 | 238 | НОВОСТИ О КРИСТЕН | Гость
Комментарии (2):
2 saves  
0
Спасибо за обзор! girl_in_love

1 робокашка  
1
Сплошные писки от фанатов и интервьюеров kez_08

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]