Обзор фильма "В ожидании варваров"

Обзор фильма "В ожидании варваров"

«В ОЖИДАНИИ ВАРВАРОВ»: УБЕДИТЕЛЬНАЯ ТОЧКА 76-ГО ВЕНЕЦИАНСКОГО КИНОФЕСТИВАЛЯ

Последним игровым фильмом в основном конкурсе Венецианского кинофестиваля стала экранизация романа «В ожидании варваров» нобелевского лауреата из ЮАР Джона Кутзее. Картина поставила убедительную точку в довольно-таки апокалиптической программе.

Начавшись с обманчиво безобидной «Истины», фестиваль в Венеции целых десять дней мрачным тоном внушал своим гостям, что отказ от поисков правды и сомнение в её необходимости и ценности не могут привести ни к чему, кроме катастрофы. В космической опере «К звёздам» от сына скрывают правду об отце и совершенное оружие в итоге бунтует против тех, кто его разработал. В китайской костюмной драме «Субботний роман» неспособность шпионов раскрыть замысел врага приводит к атаке на Пёрл-Харбор. В «Раскрашенной птице» описываются ужасы Холокоста — но описываются так, что, несмотря на то, что все пытки, казни и изнасилования в кадре изображены документально, зритель чувствует только фальшь. В «Осиной сети» госизмена идёт рука об руку с патриотизмом, а предательство — с героизмом. «Прачечная» Стивена Содерберга в режиме жёсткого отжима выводит на чистую воду офшорный бизнес. В документальном фильме «Мафия уже не та, что раньше» страх современных сицилийцев произнести вслух фразу «Нет мафии!» превращает итальянский остров в один из кусочков огромного пазла. Этот пазл складывается в новую картину мира, где правда всем только мешает.

В этом смысле завершить конкурс фестиваля антиутопией о немыслимой жестокости, родившейся из вынужденного обмана, — шаг логичный. Роман «В ожидании варваров» — ровесник «Рассказа служанки»: оба вышли в 1980 году. Но вместо альтернативной истории он создаёт хоть и узнаваемое, но абстрактное пространство. Есть некая Империя и есть её дальние рубежи — аванпосты посреди пустыни, возведённые на землях других народов, чтобы от них же и защищаться. У Империи европейская геральдика и военная форма и вооружение конца XIX века, а актёры на пресс-конференции на всякий случай разжёвывают, что варвары в этой истории — это мы, западная цивилизация. Но этот мир, придуманный писателем из ЮАР и им же адаптированный для экрана, всё равно кажется инопланетным. Страницы книг в нём листают слева направо, а очки, в которых приезжает в одну из колоний полковник из метрополии (вполне успешно контролирующий свои капитанские ужимки Джонни Депп), напоминают о терригиллиамовском стимпанке. Встречает ревизора магистрат с мягким сердцем (Марк Рэйландс), добродушный поклонник вина и страстный почитатель археологии.

Фильм предпочитает простой, аскетичный, лишённый загадок метафорический ряд. Конфликт полковника и магистрата — это конфликт тех самых чёрных очков, которые носит первый, и детской туфельки, которую нашёл на раскопках второй. Причём полковник не только щеголяет очками, но и объясняет, зачем они в этой истории нужны. «Чтобы глаза не уставали на солнце, было меньше морщин и не терзали мигрени». Мигрени — привилегия магистра, местного совестливого Понтия Пилата. Морщины — плата за знания и скептицизм. Солнечный свет — та самая истина, за которую сражались и которой избегали все фильм этого фестиваля. Ну а археология — самая простая иллюстрация мысли, что до правды надо докапываться. Новых истин нет, поэтому функция современного кино — именно что археологическая: напоминать о том, что давно известно. Это изнуряющий труд, но им надо заниматься, потому что те, кто хочет правду скрыть или исказить, испачкаться не боятся. «Терпение и давление, а потом ещё раз терпение и ещё раз давление», — говорит полковник, когда магистрат спрашивает, как тот собирается вытянуть правду из пленных туземцев.

Так называемые варвары оказались в тюрьме, потому что хотели украсть лекарства. Но после пыток, устроенных полковником, они уже готовы признаться, что их кочевое племя решило пойти войной на огромную империю. Солдаты готовятся к походу. Положение магистрата оказывается под угрозой. Зато во время чумы обостряются чувства — и вот уже герой ощущает необходимость защитить и спасти девушку-туземку, местную Покахонтас. О том, что ни к чему хорошему их история не приведёт, фильм предупреждает с помощью всё тех же бесхитростных аллегорий: сцены, где предатель отказывается от вина, и сцены, где святой омывает блуднице ноги.

Ждать варваров зрителю приходится ровно два часа. Фильм нельзя назвать бессобытийным, но он отчаянно нетороплив: терпение и давление здесь — метод не только антигероя, но и режиссёра. Провести столько времени под белым солнцем пустыни под силу не каждому, поэтому в глаза начинают бросаться изъяны картины. Метафоры прямолинейны, бюджет экспедиции скуден, предметный мир не проработан. А актёры на втором плане сильно проигрывают талантам на первом — живому святому Марку Рэйландсу, не исчерпавшему свой демонизм Джонни Деппу, второй раз за фестиваль сыгравшему беса Роберту Паттинсону (первым был внеконкурсный «Король») и благороднейшей монгольской актрисе Гане Баярсайкан, которая, кстати, работала с Тимуром Бекмамбетовым в «Бен-Гуре». Да и несложный пафос картины был понятен ещё до премьеры. В формулировке нобелевской премии Кутзее есть фраза «за критику искусственной морали западной цивилизации». А колумбийский режиссёр Сиро Герра, чьи «Перелётные птицы» год назад с успехом мигрировали с одного кинофестиваля на другой, не спешит углублять эту позицию.

Но этот нескладный фильм всё равно завораживает — не целью героя, а его жертвой. Магистрат в исполнении Рэйландса проходит здесь через те же испытания, что и совестливый австриец в «Скрытой жизни» Терренса Малика — другом фестивальном фильме этого года. обладающем мягкой, но сокрушительной силой. Герой жертвует всем, чтобы сохранить свою правду. Физические лишения его пугают гораздо меньше, чем потеря рассудка. В отличие от многих мучеников из кино, он боится разочароваться в других больше, чем в себе, хотя обычно такие герои сосредоточены на внутренней работе. Из-за этого «В ожидании варваров» и не выходит из головы — чего не скажешь о большинстве фильмов этого хаотичного фестиваля.

автор: Егор Москвитин, источник:http://kinochannel.ru



КиноПоиск: «В ожидании варваров» Сиро Герры: Диктатура Джонни Деппа

под управлением магистрата (Марк Райлэнс), деликатного интеллигентного человека. Если на него пойдет медведь, он просто отойдет в сторону — так он себя описывает. Но внезапно с проверкой из центра прибывает полковник Джолл (Джонни Депп). Его задача — выяснить, что стоит за слухами о готовящемся нападении местных племен, которых имперцы считают варварами. Полковник с пристрастием допрашивает заключенных, вызывая оторопь у магистрата, собирает экспедицию в земли за границей Империи, берет пленных, жестоко пытает и убивает их.

После отъезда военных магистрат находит искалеченную варварку (Гана Баярсайкан), за помощь которой в итоге придется поплатиться. Все эти события, особенно действия имперских солдат, меняют жизнь кроткого человека. Теперь он уже готов пойти на медведя сам.

Персонажи Деппа и Райлэнса — два моральных полюса картины. Полковник Джолл — вкрадчивый, в застегнутом на все пуговицы камзоле садист в стимпанковских очочках (кстати, их придумал не Депп, известный умелец находить для своих персонажей крутые детали, а сам режиссер). Джолл (актер играет его невероятно сдержанно, на полутонах) описывает свои методы работы с пленниками сладострастным шепотом: сначала терпение, потом давление, потом боль и после нее — правда. Акт насилия чаще остается за кадром, но нам показывают результат. Вот запытанный маленьким полковничьим ножичком подросток, вот пленники, связанные между собой проволокой, продетой через щеки, вот — перебитые щиколотки героини.

А солдаты на все расспросы о ходе допроса молчат, отводят глаза.
«Я не играл полковника как социопата, — объясняет Депп. — Наоборот, я начал размышлять, что сделало его таким человеком. И решил, что в нем должно быть что-то от маленького сломленного ребенка, который делает все, для того чтобы ничего не чувствовать, и надевает броню, чтобы защититься от внешнего мира».
Одежда будто из гардероба Дарта Вейдера отлично работает на это: плащ, перчатки, в которых полковник остается даже за завтраком, черные очки.

В противовес ему герой Райлэнса — мягкий, улыбчивый, вежливый человек в помятом белом костюме; он внезапно ощущает потребность дать отпор злу, потому что у него есть совесть. Совсем не случайно оба героя — очень тихие люди. Райлэнс настаивает, что на самом деле полковник и магистрат — две стороны одной медали. «[Магистрат] пытается быть хорошим человеком, но в любом случае представляет еще одну форму власти».

То, как это власть развращает и превращает людей в полковников Джоллов, показывает персонаж Роберта Паттинсона. Его герой — помощник Джолла — тоже ублюдок, он пытает, избивает, унижает. Но у него пока нет брони, он понимает, какое зло творит, и готов наброситься на магистрата с кулаками за вопрос
«Как вы можете есть после такой работы с людьми?».

Кстати, и персонаж Райлэнса меняется не в одно мгновение – режиссер дробит историю на главы, показывая этапы его превращения из наивного идеалиста в бунтаря.

Несмотря на яркость голубого неба и теплоту песка в кадре (съемки велись в Марокко), у Герры получился очень мрачный фильм о непомерных амбициях белого человека. Колумбиец уверяет, что, приступая к экранизации романа Кутзее (южноафриканский писатель сам написал сценарий), он собирался рассказать историю, которая произошла давным-давно где-то в далекой галактике. Но псевдоисторические декорации не должны вводить зрителя в заблуждение (в Империи легко угадывается колониальная Британия, местное население похоже на арабов, а варвары — на азиатов). В фильме поднимаются вечные темы. Разделение людей на цивилизованных и не очень, монополия власти на насилие, колониализм — время и география не сильно влияют на пороки империй.

источник: Кинопоиск


«В ожидании варваров», обзор: сострадание - это оазис в пустыне.

Прежде чем приступить к обзору «В ожидании варваров», мы должны признаться: мы никогда не читали одноименный роман (в Италии «В ожидании варваров») лауреата Нобелевской премии Джона Максвелла Кутзее, но мы знаем его по репутации.

Поэтому мы не сможем судить о том, на сколько эта адаптация колумбийца Сиро Герры действительно близка к исходному материалу.

Однако мы можем сказать вам, что «В ожидании варваров», принявший участие в конкурсе 76-го Венецианского кинофестиваля, - увлекательный фильм, основанный на переживаниях и стилистическом выборе, украшенный превосходными интерпретациями, хотя, конечно, из довольно размытых времен, типичных для определенного типа авторского и фестивального кино.


Сюжет, достойный Нобелевской премии

Как и в романе, у главных героев нет имен, и место действия, как временнОе, так и географическое, остается неопределенным. История, однако, начинается с магистрата пограничного города, которого посещает строгий полковник, расследующий войну с кочевыми племенами, живущими за пределами холмов и которых он называет «варварами». Все годы, пока магистрат управлял этим городом / крепостью, последним оборонительным бастионом Империи, он всегда старался оставаться почти скрытым, невидимым, гордым, что помогало управлять всем без каких-либо суровых жестов или действий. Но с прибытием полковника, безжалостного человека, готового получить то, что он хочет любой ценой, кажется, что всему этому суждено измениться навсегда.

Пустыня варваров

Мы не думаем, что вы можете посмотреть этот фильм и ни разу не подумать о «Татарской пустыне» Дино Буццати или одноименном фильме 1970-х годов Валерио Дзурлини. Однако режиссер Сиро Герра, уже несколько лет назад близкий к «Оскару» за лучший иностранный фильм с «Объятия змеи», искусно затрагивает многие ужасно актуальные темы с поразительно хваткой: иногда очень сурово, в других случаях элегантно и спокойно, но всегда и в любом случае, делая верный акцент на содержании и послании произведения.

Конечно, медленный и размеренный ритм фильма не способствует обширности аудитории, но это «неудобство», безусловно, является функциональным выбором для истории, которую он рассказывает, и, прежде всего, соответствует тому, каков путь главного героя. Отдельного упоминания заслуживает также концовка фильма, которая смело дистанцируется от оригинального романа с двойной целью: дать зрителю финал большего воздействия, даже с чисто визуальной точки зрения, и добавить еще один элемент двусмысленности истории, конечный смысл которой, безусловно, может быть истолкован несколькими способами.

Удивительный Марк Райлэнс возглавляет звездный актерский состав

Настоящая сила «В ожидании варваров»заключается, прежде всего, в его великолепном актерском составе, это правда, и пусть такие актеры, как Джонни Депп или Роберт Паттинсон, оба в небольших, но впечатляющих ролях с отличной игрой, смогут привлечь больше зрителей в кинотеатр, но именно Марку Райлэнсу режиссер фильма должен поставить настоящий памятник. Его выступление просто необыкновенно: интенсивное, но спокойное, богатое нюансами, но простое, мучительное, но не без человечности и надежды. И если в романе все было отфильтровано и рассказано через персонажа магистрата, то здесь в любом случае его действия и его чувства становятся пульсирующим сердцем всего фильма. И сочувствие, которое мы можем чувствовать к его выбору, наше отражение его человечности - это то, что в конечном итоге мы будем вынуждены переосмыслить и пересмотреть с другой точки зрения. Потому что иногда легко спутать справедливость и месть, любовь и милосердие, жизнь и смерть.
Перевод: Marishka, специально для only-r.com


El Tiempo: Сиро Герра дебютирует в высшей лиге Голливуда

варваров», сделанную самим автором романа, южноафриканском писателем, лауреатом Нобелевской премии Дж.М. Кутзее. я согласился, потому что это полностью соответствует моим ожиданиям и тем вещам, что я делаю", - объясняет Герра.

Его знакомство с этим проектом произошло три года назад, после того, как адаптация уже столкнулась с тысячей препятствий с 1990 года, когда он был предложен для кино. Это его первый фильм на английском языке, который будет представлен на Венецианском фестивале, который будет проходить с 28 августа по 7 сентября. Там он будет официально соревноваться за Золотого Льва в официальной конкурсной программе.

Герро, чья карьера уже была на вершине, когда его фильм в «Объятиях змеи» был номинирован на Оскар в 2016 году, теперь достигает более высокой точки в своей работе, снимая в фильме «В ожидании варваров» таких звезд как Джонни Депп, Марк Райлэнс и Роберт Паттинсон, и который будет конкурировать с такими ведущими мастерами как Стивен Содерберг, Оливье Ассайяс, Роман Полански и чилиец Пабло Ларраин.

Насколько важно для вас участие в кинофестивале в Венеции?

Мы были выбраны в конкурсную программу старейшего фестиваля в мире (в этом году он проводится в 76 раз), того, который имеет крепкие традиции, того, который познакомил с великими мастерами: Куросавой, Феллини, Берманом, Аньес Варда.. и совсем недавно, показывались фильмы Альфонсо Куарона или Гильермо дель Торо.
Это было очень удивительно, потому что фильм еще не готов, мы находимся на заключительной стадии постпродакшн, поэтому мы не знали, можно ли подавать заявку на конкурс, и мы были очень благодарны за положительный ответ. Это как оказаться вместе с представителям кинематографической элиты, которыми вы восхищались всю жизнь. Это очень странно, что когда-то вы изучали мастерство Романа Полански, а потом конкурируете с ним.


Как проект «В ожидании варваров» оказался у вас?

После успеха фильма «Объятия змеи» в Америке и Европе, мне начали предлагать много фильмов и проектов. И я нашел очень мощную и важную историю в это время, а также получил возможность набрать великолепный актерский состав и команду. Я сразу понял, как это сделать, я представлял себе фильм очень четко.
Это было сложно, но это была одна из тех историй, которые должны рассказываться кем-то из местных, потому что в руках гринго или британца он потеряют часть своей сущности, а повествование Кутзее мне очень близко и затрагивает все темы, что меня интересуют. На самом деле, он сам присутствовал на съемках в Марокко, и мы разговаривали несколько раз, и я очень много подчерпнул из этих разговоров.


История романа очень политизирована, построена по идеалистическому принципу. А как насчет фильма?

Удивительно, когда мы только начинали фильм, то это было похоже на аллегорию далекого места и далекого времени, но в процессе мы стали замечать, что экстремистская, полная ненависти, ксенофобская речь, которую мы сейчас наблюдаем в мире, была в полном соответствии с тем, что мы делали на экране. Мир более разделен, чем раньше, и многие люди боятся как в романе, которые рассказывает и о прошлом и о реальном политическом процессе.

Конечно, работа с такими актерами потребовало от вас большего как от режиссера...

Работа с этими актерами похожа на то, как будто вы рисуете картину совместно с Дали, Ван Гогом и Пикассо. Тот факт, что они увлеклись этой историей, означало, что они направили весь свой талант и свои умения на то, что необходимо. У нас были хорошие, дружеские отношения, не было отчуждения, и мы все верили в то, что делаем. Это сильно повлияло.
Дело в том, что это был не коммерческий, студийный проект, а страстный проект, поэтому для них это было комфортно.
Хотя актеры требовательны, эти ребята работали со Стивеном Спилбергом, Тимом Бертоном и Кристофером Ноланом. И когда вы что-то говорите, то должны помнить, что им ясно, когда режиссер знает, чего он хочет, знает, что делает или нет. Поэтому работа с ними заставляет вас повышать свой профессиональный уровень, иметь очень глубокое понимание истории, предельно ясно знать, как продвигаться дальше. Это то, что они ожидают.


И когда они чувствуют это, то они сами повышают свой уровень…

Точно. Джонни и Марк были счастливы сотрудничать. Они повышали свой уровень на фоне молчаливой внутренней конкуренции друг с другом. Было очень впечатляюще видеть этих больших актеров за работой на площадке в расцвете своего профессионализма.
Так или иначе, все переосмысливают себя, делая роли, отличные от тех, которые публика уже видела или в которых ожидала их увидеть, особенно Роберт Паттинсон, который жаждет исследовать новые пути, что делает его очень динамичным, живым и удивительным актером.


Паттинсон, который будет следующим Бэтманом, особенно привлекает внимание к актерскому составу

Он актер-киноман, который ищет режиссеров, с которыми он хочет работать, при этом не заботясь о бюджете или студии, а только о проекте и хочет сотрудничать с людьми, которых уважает и которые его вдохновляют. Это делает его одним из самых интересных актеров своего поколения.

Насколько работа режиссера этого проекта отличалась от работы над другими фильмами, что появилось нового?

Я пришел с мыслью, что это будет совсем другой опыт, но, по правде говоря, в кинематографическом плане было все то же самое: язык один, и над этим фильмом я мог работать с той же свободой и творческим стимулом, что и во всех моих фильмах. Продюсер старой школы Голливуда (он работал с такими людьми как Джек Хьюстон, Орсон Уэллс, Томми ли Джонс, Шон Пенн)создал такое пространство, в котором актеры и режиссер могли свободно работать и максимально использовать свое творчество. Он создал мне все условия производства для того, чтобы я мог воплотить свои идеи.
Между прочим, я отказался в свое время от больших и успешных проектов, потому что не знал, как их делать. Иногда я сомневаюсь, может быть мне стоило согласиться из-за больших денег, но, в конце концов, это было бы ошибкой, потому что важно чувствовать, что вы можете сделать фильм, что вы можете визуализировать его.


Конечно, свобода – одна из главных составляющих творчества…

Это независимый фильм, далекий от схемы работы со студией, где есть руководитель в 10 000 километрах, который говорит, что нужно делать… такого опыта у меня не было, но мне он не кажется приятным.
Тем не менее, это очень большой фильм, с сотнями людей в команде: то, что в Колумбии делает один человек, здесь делало 15. Это облегчает и ускоряет работу. Но проблемы одни и те же: не хватает ни денег, ни времени. Все проблемы решаются налету, что составляет всегда часть работы режиссера.


Какой самый приятный момент запомнился на этих съемках?

Мне очень запомнилась работа с монгольской актрисой Ганой Баярсайхан (играла в фильмах «Чудо-женщина» и «Из машины»). Она открыла весь культурный спектр своего народа для фильма: у нас были контакты с людьми там, актеры, всадники, музыка, культура… и это подогревает интерес к фильму. Для меня это была чудесная возможность узнать больше о Марокко( где проводились съемки) и о Монголии.

Больше колумбийской крови

Вместе с Сиро Герра в качестве режиссера, группа колумбийцев продюсировала этот проект «В ожидании варваров», который является совместным производством Италии и США. Кроме того, в качестве второго помощника режиссера выступает Андрес Барриентос; Луз Анджела Браво работал в художественном отделе, и Дэвид Гальеро присоединился к команде оператора Криса Менгеса, лауреата двух премий Оскара.

«Было очень интересно увидеть это взаимодействие. Хорошая вещь в этих командах то, что они находятся под руководством режиссера, и поэтому важно сразу утвердить это" ,- говорит Герра.
Перевод: uzhik, специально для only-r.com


 

Интервью с Сиро Герра - режиссером «В ожидании варваров»

«Некоторые люди назвали этот роман не подходящим для экранизации, но я мог видеть его очень ясно»
10.09.2019 – Венеция 2019: Сиро Герра рассказывает о творческих радостях и проблемах экранизации романа Дж. М. Кутзее «В ожидании варваров», премьера которого состоялась в конкурсе на получение «Золотого льва».
Колумбийский режиссер Сиро Герра («Объятия змея», «Перелетные птицы»), репутация которого неуклонно растет, взялся за свой первый англоязычный фильм – экранизацию романа лауреата Нобелевской премии Дж.М. Кутзее «В ожидании варваров», в главных ролях Марк Райлэнс, Джонни Депп и Роберт Паттинсон.
Действие происходит в вымышленном месте где-то в прошлом веке, история имеет дело с колониализмом и его самыми темными аспектами. Фильм демонстрировался в рамках конкурса на Венецианском кинофестивале.


Cineuropa: Как вы стали режиссером экранизации романа Кутзее?

Сиро Герра: Продюсер, Майкл Фицджеральд, работал над проектом в течение нескольких лет. Я так понимаю, что он и Кутзее видели мои фильмы и почувствовали, что я был подходящим режиссером. Я был рад сделать это, не в последнюю очередь потому, что Марк Райлэнс уже был в составе. После этого все просто встало на свои места. Мы с Робертом Паттинсоном говорили о том, чтобы что-то сделать вместе, и здесь у нас появился шанс. Джонни Деппу понравился и роман, и моя предыдущая работа, и он был очень позитивно настроен. Джонни, милый человек с прекрасным характером, и он был очень рад снова работать с актерами - когда вы снимаете фильмы со спецэффектами, вам может быть одиноко со всеми этими зелеными экранами. Поэтому он ухватился за эту возможность с первой страницы. Для меня было новым работать с актерами, которые действительно находятся на вершине успеха, и это было очень плодотворно. Они стали хорошими друзьями на этом пути.

Cineuropa: Можете ли вы указать на какой-то конкретный аспект книги,который привлек вас, или, возможно, даже бросил вызов?

Сиро Герра: Излишне говорить, что он очень мощный, а также аллегорический и мистический, и в то же время он очень актуален в том, что империи должны изобретать врагов, чтобы выжить. Я нашел несколько грандиозных и эпических компонентов, которые привлекли меня, но также и некоторые глубоко личные. А еще идею вывести всеми признанное сочинение, считающееся шедевром на экран, и как сделать это законно. Кутзее, написавший сценарий, очень помог: он часто шел в другом направлении к своей книге и действительно разбирал все по косточкам. Вместе мы сделали все возможное, чтобы превратить эту историю в кинематографическую притчу. Кутзее был хорошо информирован и помог во всем этом.

Cineuropa: Тогда вашей задачей было подача изображений. Как вы это сделали?

Сиро Герра: С уверенностью, я бы сказал. Некоторые люди назвали этот роман не подходящим для экранизации, но я мог видеть его очень ясно. Я понимал, что здесь нужен баланс между эпичностью и интимностью. Меня вдохновило японское кино – «Женщина в песках», фильмы 1960-х годов Акиры Куросавы - поскольку они часто имеют дело с борьбой личности, и я нашел в них хороший тон. Я также черпал вдохновение из эпического стиля Дэвида Лина и того, как он использовал Алека Гиннеса, который на самом деле является единственным другим актером, кроме Марка Райлэнса, который мог бы сыграть магистрата. Так что да, для меня тон пришел очень четко и очень быстро. Это мой главный двигатель: если я вижу это в своей голове, и другие люди считают, что это стоит посмотреть, я могу это снять.

Cineuropa: С изображениями, должно быть, помог ваш кинооператор Крис Менгис, звезда в своей области на том же уровне, что и Джонни Депп.

Сиро Герра: Он легенда и был ею еще до моего рождения. С ним было приятно работать, как для меня, так и для моего постоянного оператора Дэвида Гальего, которого я привлек в качестве киномеханика, чтобы он мог учиться у настоящего мастера. Что касается меня, то я всегда очень тесно сотрудничаю со своими кинооператорами и пытаюсь изучить их процесс, но в случае с Крисом Менгисом я просто не знаю, как он это сделал. Это было удивительно. Мне вряд ли удастся повторить это. Ему 78 лет, но у него было больше энергии, чем у любого из нас.

Cineuropa: Что у вас дальше?

Сиро Герра: Вы прочтете о том, что у меня будет дальше, всего через несколько дней. Сбылась моя личная мечта и самый большой проект, который я когда-либо брал на себя.

 Перевод: Marishka, специально для only-r.com


Специально для http://vyruchajkomnata.ru/ , официальной группы Вконтакте Кристен Стюарт/Роберт Паттинсон.Vyruchajkomnata(подписываемся на группу) и Твиттера @Vyruchajkomnata. Полное или частичное копирование информации разрешается после согласования с администрацией и с указанием активной ссылки на сайт.

14.11.2019 | 29 | НОВОСТИ О РОБЕРТЕ | Гость
Комментарии (1):
0
1 malva  
Спасибо за перевод

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]