Обзор рецензий о фильме с Кристен Стюарт "Лиззи"

Щепки летят: Хлоя Севиньи сыграла легендарную преступницу

Готический триллер о загадочном убийстве и сестрах-сиротах «Месть Лиззи Борден» полон секса и насилия

В российский прокат выходит фильм Крэйга Уилльяма Макнейлла «Месть Лиззи Борден», прогремевший в прошлом году на главном американском кинофестивале независимого кино «Сандэнс». Хлоя Севиньи, много лет мечтавшая сыграть знаменитую убийцу, наконец получила такую возможность, а ее партнершей стала Кристен Стюарт, звезда франшизы «Сумерки».

«Лиззи Борден топор подняла / И матери сорок ударов дала. / Когда поняла, что она натворила, / Отцу еще сорок один отвалила».

Эта популярная американская считалочка, которую и сегодня можно услышать, например, на детских площадках, основана на реальном случае. Жестокое убийство Эндрю и Эбби Борденов, случившееся 4 августа 1892 года в Массачусетсе, до сих пор занимает одно из главных мест среди самых загадочных и известных преступлений в истории США. Имя Лиззи Борден стало нарицательным, о ней чего только не написано: мюзикл, балет, опера, пьесы, не говоря уже о книгах и кино. Относительно недавно вышел телефильм, где Лиззи сыграла Кристина Риччи.

Новая экранизация — «Месть Лиззи Борден» — начинается с того, о чем известно доподлинно. Летним утром ничто не предвещало трагедии. Дом Борденов был почти пуст. Служанка Бриджет Салливан уныло и долго мыла окна на улице. Лиззи Борден сидела в саду, спасаясь от жары в тени грушевых деревьев. Потом зашла в дом и почти сразу издала истошный крик. Ее отец и мачеха лежали окровавленные, изрубленные так, что их невозможно было узнать. Началось следствие, Лиззи была главной, хотя и не единственной подозреваемой. Никто так и не смог установить, что произошло, хотя большинство считает, что именно Лиззи расправилась со своей семьей.

У авторов «Мести Лиззи Борден» есть своя версия на этот счет, причем вполне аргументированная, насыщенная не только слухами и фактами, но и аутентичным реквизитом. Например, портрет матери Лиззи, который мы видим в кадре, — настоящий, и за счет таких деталей происходящее временами кажется документальной реконструкцией, а не творческим вымыслом.

Дом Борденов представлен удушливым вместилищем порока.Отец-тиран издевается всю жизнь на обеими дочерьми, практически не разрешая им покидать дом. Он невероятно скуп и жесток, на глазах у Лиззи разбивает головы ее голубям. Недавно нанятую служанку Бриджет он регулярно насилует. Лиззи к своим 32 годам (Севиньи в момент съемок более чем на 10 лет старше) — издерганная старая дева, как и ее сестра Эмма. Обе одеты очень бедно, отца боятся как огня, только Лиззи бунтует, а Эмма смирилась.

Мачеха их терпеть не может, они ее — тоже. Дядя, льстивый и грубый Джон, хочет со временем завладеть имуществом Борденов и остаться по завещанию опекуном. А между Лиззи и служанкой завязываются очень странные отношения, в которых дружба и страсть могут оказаться маскировкой или реальной попыткой преодолеть одиночество.

Здесь всегда полутьма и тишина. Старший Борден не верит в электричество, и комнаты освещают тусклые огни свечей. Вещи распиханы по редким шкафам, половицы скрипят, и бледные лица кажутся призраками, тенями. У Лиззи странные припадки, в ее молчании всегда угроза. Бриджет, жертва, как сейчас говорят, харассмента, лишенная даже своего имени (при приеме на работу ей приказали откликаться на «Мэгги»), — тоже пленница непрекращающегося домашнего кошмара. Их общий путь к кровавой развязке будет долгим и жутким.

 

Дом Борденов представлен удушливым вместилищем порока.Отец-тиран издевается всю жизнь на обеими дочерьми, практически не разрешая им покидать дом. Он невероятно скуп и жесток, на глазах у Лиззи разбивает головы ее голубям. Недавно нанятую служанку Бриджет он регулярно насилует. Лиззи к своим 32 годам (Севиньи в момент съемок более чем на 10 лет старше) — издерганная старая дева, как и ее сестра Эмма. Обе одеты очень бедно, отца боятся как огня, только Лиззи бунтует, а Эмма смирилась.

Мачеха их терпеть не может, они ее — тоже. Дядя, льстивый и грубый Джон, хочет со временем завладеть имуществом Борденов и остаться по завещанию опекуном. А между Лиззи и служанкой завязываются очень странные отношения, в которых дружба и страсть могут оказаться маскировкой или реальной попыткой преодолеть одиночество.

Здесь всегда полутьма и тишина. Старший Борден не верит в электричество, и комнаты освещают тусклые огни свечей. Вещи распиханы по редким шкафам, половицы скрипят, и бледные лица кажутся призраками, тенями. У Лиззи странные припадки, в ее молчании всегда угроза. Бриджет, жертва, как сейчас говорят, харассмента, лишенная даже своего имени (при приеме на работу ей приказали откликаться на «Мэгги»), — тоже пленница непрекращающегося домашнего кошмара. Их общий путь к кровавой развязке будет долгим и жутким.

В этой истории слишком много секса и насилия, поэтому в США фильм получил рейтинг R, что фактически означает смерть в прокате. Так и произошло, кинотеатры картину почти не показывали, да и в России не каждый отважится пойти ее смотреть. Но если и стоит это сделать, то ради магнетического дуэта Севиньи и Стюарт, в котором напряжение усиливается с каждой экранной минутой.

автор: Сергей Сычев

источник


 

Топорная эмансипация

Алексей Васильев о фильме «Месть Лиззи Борден»

В прокат выходит «Месть Лиззи Борден», вольная современная реконструкция одного из самых известных преступлений конца XIX века с Хлоей Севиньи и Кристен Стюарт в главных ролях

Фильм, премьера которого состоялась на фестивале «Сандэнс», выходит на российские экраны под названием «Месть Лиззи Борден», но в оригинале называется просто «Лиззи». Названия разнятся точно так же, как представления российской и американской публики о его главной героине. В Америке, как и во всем англосаксонском мире, о Борден сложены частушки и написаны криминологические изыскания, в детективных романах ее приводят как пример запросто, не разъясняя, чем она знаменита, и дети узнают ее в лицо в музеях восковых фигур. Но у нас «Лиззи» нуждается в таком же подробном представлении, какое потребовалось бы в Америке, случись там выйти фильму «Павлик» — о Павлике Морозове.

4 августа 1892 года 32-летняя незамужняя мисс Борден, по тогдашним меркам — безнадежная старая дева, заядлая театралка и примерная прихожанка, нашла своего отца, одного из богатейших предпринимателей Массачусетса, и мачеху зарубленными топором. Свидетельства соседей и служанки Борденов, все утро мывшей окна снаружи дома, не заметивших, чтобы в дом кто-либо входил или выходил, привели к аресту Лиззи, единственной, кто в тот день не покидал ворот особняка. Однако на суде химический анализ топора и в особенности показания той самой служанки, что ранее чуть было не подвела Лиззи под монастырь, позволили присяжным вынести оправдательный приговор ровно через полтора часа заседания. Самые великие фантазеры склонны ломать голову над необъяснимой загадкой убийцы-призрака, и все же народная молва однозначно по сей день рисует Лиззи кровожадным пугалом с топором.

Новый фильм занят реставрацией социальной, психологической и — что было немыслимо в годы убийства, да и на протяжении XX века — возможной лесбийской, эротической подоплеки истории. При этом выполнен он в том жутковатом, мерцающем стиле, который характеризовал советские экранизации викторианской литературы — вроде той серии нашего Шерлока Холмса, где про «пеструю ленту» (1979). Нам неизвестно, видели ли авторы фильма про Лиззи сериал с Ливановым, но они совершенно сознательно воссоздают все классические зрительские ожидания от фильма про преступление той поры, ни на секунду не забывая, что дата публикации «Пестрой ленты» по году совпадает с убийством Борденов — только рассказ вышел в феврале, а убийства случились спустя полгода. Скрипят половицы, зловещие тени бродят по стенам уснувшего особняка, Лиззи в кудрях просыпается ночью от зверского крика, загадочный свет льется из-под двери в комнату служанки, когда хозяйский этаж отходит ко сну. Авторы в свое удовольствие используют обнаруженное ими обстоятельство, что Борден-старший считал электричество экстравагантным излишеством и экономил на газовых рожках — а потому по скрипучему дому тени движутся с дрожащими свечками в руках. И в их неверном мерцании рождается мечта всякого детективомана — перед нами возникает готическая картина всамделишного готического убийства. И тут немалую лепту в потустороннюю атмосферу фильма вносит фирменная «сумеречная» неврастеничная меланхолия Кристен Стюарт в роли служанки.

Из этого призрачного мерцания оживает Лиззи во плоти — довольно пугающе, как если б фигура с дагерротипа взяла и пошла на нас. Хлоя Севиньи, четверть века назад, в первом в истории ювенильном секс-нарко-фильме «Детки» (1995) Ларри Кларка, пленившая всех своей естественностью, умением просто быть самой собой выросла в забавную женщину и актрису, нарастившую не только вкус, но и толк к перевоплощению. Здесь Севиньи снова такая, какой мы ее не видели: по манере и внешне схожа с двумя опять-таки советскими актрисами 1980-х — Людмилой Поляковой и Еленой Санаевой, не звездами, но исполнительницами, за которыми именно в силу их программной некиношности, интонационной заземленности, даже человеческой пресности и хотелось наблюдать. В случае Лиззи выбор манеры Севиньи тем более неожидан, что она играет эпилептичку, лесбиянку, убийцу — но для актрисы, судя по тому, как она провела эту роль, первую скрипку в этом шизофреническом хоре личностей сыграла женщина, доведенная неправедным веком до поразительной трезвости ума и развития аналитических способностей, опережающих стандарты эпохи.

По крайней мере, криминалистику и юриспруденцию Лиззи изучила с той доскональностью, с какой ее не штудируют иные сочинители детективов. Оказывается, в те годы время смерти уже определяли с точностью до часа — если, конечно, судмедэксперт прибывал вовремя. Узнавая, как блистательно Лиззи рассчитала хронометраж преступлений и их обнаружения, от которого удивительным образом зависел не приговор даже, но права наследования, мы убеждаемся, что на излете викторианства столкнулись с настолько блестящим женским умом, что он внушает благоговейный ужас. Лиззи, как и служанка Бриджит, ситуационно и психологически были помещены в атмосферу и сюжет, которыми мог бы воспользоваться Уилки Коллинз: отец-хозяин, подначиваемый мошенником-дядей, унижают и обворовывают бедных девушек. Только жертва и убийца здесь поменялись местами. Не зверюга-отчим, которого скрутит Холмс, а дщерь, выпестовавшая за годы обструкций блестящий интеллект, позволяющий ей выйти сухой из воды двойного убийства.

Вообще-то жертвой Лиззи быть не переставала — пока были живы отец и мачеха. Но, по версии авторов, она стала такой типичной героиней викторианского готического романа, которая поняла, что для того чтобы перестать страдать, нужно сменить жанр: готический морок Анны Рэдклифф и Уилки Коллинза — на практичный, рассудочный детектив Честертона и Агаты Кристи. Тогда «Женщина в белом» взяла топор — и двумя тщательно рассчитанными по времени нанесения ударами положила конец викторианской эпохе.

источник


На фестивале Санденс 2018 состоялась премьера фильма  "Лиззи", предлагаем вашему вниманию информацию о фильме и отзывы о нем.

«Лиззи»: рецензия на фильм | Sundance 2018
Хлоя Севиньи и Кристен Стюарт расшнуровали свои лифы для этого, насыщенного парами, взгляда на историю Лиззи Борден, женщины, которую судили за убийство ее отца и мачехи в 1890-х годах.

После бесчисленных пьес, книг, фильмов, сериалов и специальных представлений, а также оперы и мюзикла, вы думаете, что массовая культура исчерпала все возможности рассказать историю Лиззи Борден, женщины из Новой Англии, которая была судима и оправдана за топорные убийство топором своего отца и мачехи в 1892 году. Но таково увлечение Борден и загадочной историей вокруг нее, кровавым рассказом, наполненным интересными сюжетными промежутками и непонятными случайными деталями, которым художники продолжают искать иное толкование, чтобы удовлетворить разные времена и вкусы.  

Элегантно аляповатая, безупречная, но неотразимая «Лиззи», написанная Брайсом Касом, снятая Крэйгом Уильямом Макнейлом (The Boy) и спродюсированная Хлоей Севиньи в своей лучшей форме в главной роли, вырезает из сырья подходящую версию 2018 года, подобающую поколению #MeToo.  В их руках Лиззи становится исследованием тайны женщин-любовниц (Кристен Стюарт со-звезда, в роли горничной Борден ), объединяющая силы для борьбы против оскорбительного патриархата (Джейми Шеридан) и его супруги (Фиона Шоу). Таким образом, это расширяет возможности  и проявляет уважительность при показе нежных любовных сцен между женщинами, но также готов пойти полным ходом в фильм ужасов, в хорошем смысле, с пугающими скачками, крупными кадрами лиц, наносящих смертельные удары и голой, покрытой кровью Севиньи, которая незаметно стекает сквозь половые доски, с пляшущими на них солнечными лучами.  Учитывая эту тональную особенность, это может оказаться противоречивым для зрителей и потребует хорошей PR и маркетинговой поддержки, чтобы подняться за пределы фестиваля и специализированной тропосферы.

После вступительной последовательности, которая разворачивается в день убийств, объявленных криками Лиззи, в панике приказывающей горничной Бриджит (Стюарт) немедленно идти за доктором,  сюжет отступает на полгода до этого момента, когда Бриджет впервые прибыла в дом Борден в Фолл-Ривер, штат Массачусетс.

Глава дома Борден – Эндрю Борден, богатый скряга, с садистскими наклонностями,  который с особым удовольствием манипулирует своей семьей  по средством денег. Овдовев сравнительно недавно, его вторая жена, Эбби, выступает в качестве помощника и экономки, предоставляя ему респектабельное прикрытие, как широкополая шляпа, таким образом, ему может сойти с рук изнасилование слуг, таких как симпатичная ирландская иммигрантка Бриджит. Остается неясно, г-н Борден когда-либо сексуально злоупотреблял своими дочерьми, Эммой (Ким Диккенс) или Лиззи, и теперь они выросла женщинами и считалась старыми девами по меркам того времени,  но можно быть уверенными, что он, по крайней мере, думал об этом, и обе женщины тоже это знают.

Что бы ни случилось в прошлом, ясно, что между Лиззи, ее отцом и мачехой мало любви. Кроме того, она и Эмма не испытывают большой привязанности к своему очень пронырливому дяде Джону Морсу (Денис О'Хейр, восхитительно неряшлив), который продолжает придумывать схемы бизнеса с Эндрю, все время планируя выбросить Эмму из дома, а Лиззи - в психиатрическую больницу, как только он сумеет унаследовать состояние мистера Бордена.

Практически заключенная в доме, учитывая ее ограниченный образ жизни, эпилептическая Лиззи находит несколько крошек комфорта, ухаживая за стаей злополучных голубей и посещая местный театр, и даже о последнее удовольствии нужно договариваться с г-ном Борденом почти каждый раз. Казалось бы, социально изолированная Лиззи формирует робкую дружбу с такой же одинокой Бриджит и вскоре начинает учить единственную полуграмотную девушку чтению. Время от времени их руки могут задерживаться на телах друг друга на мгновение дольше, чем ожидалось, в те моменты, когда Бриджит помогает Лиззи одеваться в многослойные одежды, обязательные для дам в то время. (Точно сшитые на заказ, соответствующие времени, но показывающие характер костюмы Натали О'Брайен - сильная сторона). Прикосновение рук приводит к тоскливым взглядам, что приводит к поцелуям и, в конечном счете, к полному интиму в стогах сена, который, к сожалению, подсмотрел г-н Борден, после чего ускоряется катастрофический заключительный акт.

С основными пунктами о том, что было известно большинству участников аудитории, отлично исследовательский  сценарий Касса меньше концентрируется на том, как и больше на том – почему. Он правильно использует время, чтобы объяснить, сколько семейных распрей было основано на борьбе за власть над деньгами, фактором, настолько же мотивирующим как желание, отвращение и жажда мести. В то же время, не все прописано слишком буквально, и оба – и  сценарий и чувствительная  режиссура Макнейла оставляют его ведущим актерам право заполнять цвета переднего плана.  


Всегда умелая в превращении остроты и проецировании крепкого, сильного интеллекта,  Севиньи полностью владеет картиной и, скорее отодвигает на задний план Стюарт, значительный подвиг сам по себе. Особой похвалы также достоин регулярный помощник Макнейла, кинооператор Ноа Гринберг, который создает особую чувственную атмосферу чуть более чем удвоенную зловещими свечами, солнечным светом, проникающим через старое стекло и прозрачной палитрой. В другом месте иногда абразивный счет Джеффа Руссо аккуратно добавляет современную кайму к поздней викторианской незначительной  миловидности того периода.

источник


Кинофестиваль «Сандэнс-2018»: Женские портреты

Важное место в программе фестиваля занимают фильмы с женскими историями, а уж если они имеют отношение к исторической несправедливости в отношении женщин, то внимание им обеспечено. В первые фестивальные дни показали сразу два таких фильма – «Лиззи» Крейга Макнейлла и «Колетт»Уоша Уэстмоленда. Оба посвящены историческим персонам, нарушительницам спокойствия, дамам определенно выдающимся, в обоих имеются яркие эротические сцены с участием исключительно женщин.

«Лиззи» (конкурс американского игрового кино) - о Лиззи Борден, в своем родном XIX столетии обвиненной в том, что она буквально в клочья изрубила топором мачеху и отца, но оправданной судом за недостаточностью улик. Фильм скорее не Макнейлла, а Хлои Севиньи, выросшей в тех же местах, что и Лиззи, задумавшей этот проект десять лет назад и в итоге сыгравшей заглавную героиню. Повествования начинается с появления в доме Борденов новой служанки, ирландки Бриджит (Кристен Сюарт). Она становится свидетельницей того, как тиранит всю женскую часть дома глава семейства, а вскоре и сама становится его жертвой, с муками, но без сопротивления принимая мир таким, какой он есть, то есть мужским. Лиззи отважно пытается отстаивать себя, даже самые простые вещи, даже возможность посещать театр без сопровождения. Но несмотря на такие разные натуры, девушки сблизились. Счастье их, разумеется, невозможно. Когда отец семейства начинает получать письма с угрозами, он планирует распорядиться своим наследством так, чтобы его жене и его дочерям ничего не досталось. Потому что женщинам власти и денег давать не стоит. Случайно ли, что через несколько дней после того, как Лиззи узнала о планах отца, его и его вторую жену нашли зверски убитыми?

Этот фильм – переосмысление истории Лиззи Борден, как взявшейся за топор жертвы патриархата. Он убедительно показывает атмосферу Новой Англии того времени, по сути он – простая история убийства, но с превосходными актерскими работами. Особенно хороша Севиньи в самой, пожалуй, смелой и яркой своей роли.

Как и «Лиззи», «Колетт» - тоже о реальной женщине, французской писательнице, танцовщице и актрисе конца XIX-первой половины XX века Габриэль Колетт, долго вынужденной публиковаться под фамилией своего мужа. Это кино гораздо более пышное и барочное, в полном соответствии с яркой биографией его героини. Действие охватывает большой промежуток времени, с деревенской юности Габриэль и ее влюбленности в будущего мужа, популярного журналиста и писателя, до ее европейской артистической славы (скандальная танцевальная постановка «Египетский сон» в Мулен Руж с поцелуем с ее возлюбленной Мисси в кадре тоже присутствует). Муж любит Габриэль так, как он это понимает, то есть допускает ходьбу налево. Равно как и использование ее литературного таланта, так как женщину-писателя, по его убеждениям, общество не примет. Но в какой-то момент, под влиянием своей подруги и любовницы Мисси, Габриэль настаивает на свободе, которую сможет обрести только вне брака.

Наверное, коммерческая судьба «Колетт» будет интереснее, чем у «Лиззи», это совершенно зрительское кино, прямолинейное, как таран, красивое, сочное, с правильными идеями и однозначными выводами. Все это, конечно, не делает его плохим. Но поцелуй между Лиззи и Бриджит (то есть между Кристен Сюарт и Хлоей Севиньи) смотрится гораздо мощнее, чем стерильные лобзания Колетт с ее любовницами, а развевающиеся кружевные занавески с пятнами крови на окнах дома массачусетской убийцы стоят всех ярких декораций Европы из роскошной костюмной драмы о звезде Belle Époque. Ну и что скрывать – Хлоя Севиньи определенно получилась интереснее Киры Найтли.

Текст: Марина Латышева

За информацию спасибо сайту http://www.proficinema.ru.


«Лиззи» рецензия: Хлоя Севиньи и Кристен Стюарт убивают в этой интимной драме [Sundance]

Прежде чем идти на этот фильм, единственное, что я знал о Лиззи Борден, было то, что она убила своих родителей. Но в «Лиззи» режиссер Крэйг Уильям Макнейл (The Boy, Channel Zero) и сценарист Брайс Касс предлагают другой взгляд на по-прежнему не раскрытые убийства, который полностью переписывает историю Лиззи, показывая ее как праведную героиню вместо злой убийцы. С превосходной игрой  звезд Хлои Севиньи и Кристен Стюарт эта интимная драма служит яростным ответом на злоупотребление и угнетение, а так же быстрым взглядом на внутреннюю жизнь одной из самых печально известных убийц истории.

В конце 19-го века в Массачусетсе состоятельная семья Борден нанимает горничную с постоянным проживанием по имени Бриджит (Стюарт), ирландскую девушку с большим сердцем, но с небольшим формальным образованием. Лиззи (Севиньи), решительная и волевая младшая дочь семьи, почти мгновенно начинает общение с Бриджит, и их отношения расцветают от добрых любезностей и шутокво что-то гораздо более чувственное, к большому разочарованию властного отца Лиззи Эндрю (Джейми Шеридан). Между тем, у Эндрю возникают проблемы с бизнесом из-за кризиса на железной дороге, и после получения некоторых угрожающих писем он начинает вынашивать идею о том, чтобы его брат-подонок (Денис О'Харе) отвечал за его финансы, потому что он не верит, что его дочери умны или способны достаточно разобраться в таких вещах. Но не только финансовые схемы Эндрю предоставляют Лиззи моральную основу, чтобы в конечном итоге убить его - он так же серийный насильник. К тому моменту, когда две героини раздеваются донага, чтобы совершить убийства, Эндрю сделал много, чтобы утвердиться как кто-то, без кого мир будет лучше.

Севиньи играет звездную роль, спокойно восстает против общепринятых норм и расправляется с абсолютно увядающими разочарованиями со стороны высокопоставленных чиновников и ее угнетающих членов семьи. Стюарт, актриса, которая долгое время была недооценена из-за ее прошлой франшизы «Сумерки», изобразила ирландский акцент, который был непривычным, и ее связь с Севиньи в значительной степени отражается в глазах – скрытные взгляды  между этими двумя летают больше, чем любимые домашние животные Лиззи  - птицы, которые в конечном итоге вносят свой вклад в историю. Оба Шеридан и О'Хара приносят ощутимое чувство угрозы своим персонажам, играя злодеев, которые в своей жестокости почти карикатурны. Их присутствие, нервирующий счет, медленно масштабируемая камера и скрипучий, подходящий к этому периоду дом, который снимают кинорежиссеры, обеспечивают удушающую клаустрофобию для женщин, которые не хотят ничего больше, чем освободиться от своих метафорических цепей.

Мои предвзятые представления о Лиззи Борден были настолько жестко связаны, что я никогда не останавливался, чтобы рассмотреть, может ли быть больше в ее истории, на протяжении всей истории важное в таких историях заключается в том, что они почти всегда создаются мужчинами, переносящими свои предубеждения в рассказы, когда они передаются следующему поколению. Лиззи заставляла меня задаться вопросом, как много других женских историй были искажены социальными рассказчиками на протяжении многих лет, и хотя фильм рассказывает о событиях 1892 года, он чувствует себя особенно актуальным в этом отношении.

Хотя возможное описание убийств в фильме особенно жестоко, тот факт, что оно изображает женщину, сопротивляющуюся ее угнетателям, и катарсис, который приходит с этим, - это еще один элемент, который непосредственно связан с нашим нынешним климатом после Вайнштейна. «Мы живем в этом мире, а не другом», безнадежно говорит Бриджит Лиззи в одной сцене. И хотя они, в конечном счете, живут в человеческом мире, отказ Лиззи Борден принять ее удручающий статус-кво - это то, что, хотя и чрезвычайное в ее исполнении, дает вдохновляющее послание тем, кто может оказаться в ловушке в подобных обстоятельствах сегодня. Увлекательный и свирепый, «Лиззи» берет легенду, ожесточенную историей, и взрывает ее изнутри, заставляя зрителя собирать куски и реконструировать эту фигуру в совершенно новом свете.

/ Рейтинг фильма: 7 из 10

источник


Хлоя в своем новом интервью рассказала о работе с Кристен

Я хочу поговорить о работе с Кристен Стюарт, потому что мне нравится, как ваши персонажи и ваши выступления противодействуют друг другу. Большая часть фильма о силе Лиззи и о том, как это уравновешивает уязвимость Бриджит, но есть ключевые моменты, когда эти роли меняются на противоположные, и они должны быть другими друг для друга. Как вы развили эту динамику?

Она очень хорошо знает кинопроизводство - камеру, освещение, все. Она очень осведомленный человек, и она также очень свободна. Она хочет попробовать вещи, и это очень захватывающе и эмоционально. Она принесла настоящую энергию. В любой день, когда она была на съемочной площадке, это было так: «Хорошо, сейчас будет дерьмо». [Смеется] Она такая настоящая сила.

Кристен сказала, что это ее первый раз, когда она играет персонажа из другой эпохи и с акцентом, поэтому я думаю, что она немного боролась с этим. Костюмы были для нее очень тяжелыми [Смеется]. Она была такая - сняла свою юбку, и она уже в своем фургоне в джинсах, курила сигареты и вся недовольна [Смеется]. Она классная леди, и это одна из причин, по которой мы хотели ее в каст: мы действительно верим в нее как человека - то, что она там вырабатывает, какие фильмы она выбирает, и какую работу она хочет, чтобы  представляла ее.

источник


he guardian

Обзор Лиззи - сочная роль для Хлои Севиньи в жуткой лесбийской истории с убийством топором. 4 из 5


Севиньи сияет в лакомой роли, как Лиззи Борден из известных «сорока ударов», рассказанная здесь, в связи с романом с ирландской служанкой в исполнении Кристен Стюарт.
Признаюсь, что помимо маленького детского стишка, я не слишком много знал об истории Лиззи Борден, но, похоже, что большая часть того, что оказалось в "Лиззи" Крейга Уильяма Макнейлла, - это гипотеза.  Поэтому, вот вам скороговорка, если вы этого не слышали, вот так: Лиззи Борден взяла топор, нанесла матери сорок ударов. Когда она увидела, что она сделала, она нанесла отцу сорок один.

Результирующий беспорядок из этой части готического фольклора Новой Англии - это
некоторые из первых образов в этой захватывающей, хорошо продуманной и
резко написанной низкобюджетной драме. Затем мы возвращаемся на шесть месяцев назад, достаточно времени для Макнейла, чтобы увлечь аудиторию ... ну, я не буду точно говорить о
том, что нужно приветствовать  акт насилия, но, по крайней мере, понять можно.

Дом Борден является одним из самых богатых в своем небольшом городе Массачусетса. Хотя это 1892 год, Эндрю (Джейми Шеридан), должно быть, все же настроил электрическое освещение.   "Отец предпочитает это в темноте", - говорит Лиззи сплетницам, когда она выходит-без сопровождения! - однажды вечером в театр.

Лиззи, изумительная роль для сильно талантливой Хлои Севиньи, задыхается в
этом доме, но ее отец строг, а ее мачеха (Фиона Шоу) и старшая сестра
Эмма (Ким Диккенс) мало что делают для ее желания быть независимой. Лиззи страдает от случайных  обмороков, и это все оправдание,
которое нужно, чтобы женщина считалась непригодной для принятия
каких-либо своих собственных решений. Совершенно откровенно, женщинам без болезней, похоже, не намного лучше. «Мы живем в этом мире, а не в другом», - говорит позже персонаж о нелепой идее о том, что две влюбленные женщины смогут когда-либо жить вместе самостоятельно.

Эта женщина - новая служанка, Бриджит (Кристен Стюарт). Только из Ирландии, ее сразу окрестили «Мэгги», просто чтобы все было просто. Лиззи, однако, называет ее  настоящим именем, а затем начинает учить ее читать. Так же, когда Бриджит попадает в ритм ее работы, Эндрю предлагает ей держать ее дверь открытой ночью, чтобы воздух циркулировал. Он продолжает подниматься по лестнице и, гротескно, поощряет ее «быть милой девушкой».  Нет никакого способа для Бриджит отклонить его ухаживания.

Главным отрезком Лиззи является медленный ожог, демонстрирующий многие коварные способы жестокого злоупотребления властью (в частности, патриархальной властью), которые могут сломить человеческий дух. Когда Лиззи и Бриджет, наконец, разделяют интимный момент, это один из немногих проблесков нежности в жестоком фильме. Но это просто говорит о дальнейшей гибели для этих двух персонажей.

Если бы убийства  Борден пошли по такому варианту, который показан здесь, то вам нужно передать это "Лиззи", чтобы это обдумать. Я не говорю, что правильно изуродовать лицо вашего отца до неузнаваемости, но если вы собираетесь это сделать, и в эпоху, прежде чем вы можете смотреть CSI, ее схема, безусловно, была способом. Хотите ли вы аплодировать, когда дело наконец сделано, полностью зависит от вас.

Одно можно сказать наверняка: Севиньи уже давно созрела для такой сочной роли. Жаль, что у нее нет больше возможностей. Я заметил, что сама Севиньи была первым зарегистрированным продюсером фильма. Лиззи Борден, если бы она каким-то образом вернулась в качестве голливудского продюсера, вероятно, получила бы удовольствие от этого.


Filmmaker

«Создание фильма - всегда хаотический опыт»: режиссер Крэйг Уильям Макнейл | Лиззи

Когда вы снимали свой фильм на все более хаотичном фоне прошлого года, как 
вы, как режиссер контролируете, игнорируете, уступаете или, наоборот, 
возможно творчески используете дикость и непредсказуемость? Какую роль в ваших фильмах играли хаос и порядок?

Создание фильма всегда хаотично; хаос по своей сути является частью процесса. Главное-всегда мыслить позитивно, оставаться сосредоточенным на финише и восприимчивым к изменениям.  Наш фильм происходит в Новой Англии, но по финансовым соображениям нам 
пришлось снимать фильм в Саванне, штат Джорджия, который не очень похож 
на Новую Англию, особенно Новую Англию 1890-х годов.  В результате мы были вынуждены в основном предлагать внешний мир, а не показывать его. Следовательно, большая часть фильма проходит в доме Борден. Как оказалось, поиск подходящего интерьера был почти таким же сложным, как 
поиск внешних локаций, и каждый день без закрытой локации накладывал 
огромную нагрузку на каждый отдел. Первые две недели съемок должны были состояться в доме, и никто не мог начать 
работу, пока наша локация не будет найдена. К счастью, в последний момент мы нашли дом, который, хотя и выглядел 
иначе, чем дом  Борден, имел несколько смежных комнат, которые
были примечательной и необычной характеристикой резиденции Борден. Не имея ни вариантов, ни времени, мы решили забронировать его и работать с тем, что у нас было. В конце концов, я рад, что мы это сделали. Дом был, во многих отношениях, большим компромиссом; однако, как только мы взяли на себя обязательство и начали решать проблемы, мы 
все начали ощущать реальную связь с домом, его уникальную и вдохновляющую
архитектуру, что в конечном итоге сильно повлияло на проектирование движения 
камеры и тон фильма. В некотором роде хаос, присущий созданию фильма, - это просто процесс 
сортировки, когда вы понимаете ограничения, в которых вы работаете; и порядок после этого будет реализован.

Перевод Anisha


 

Хлоя Севиньи в своем интервью рассказала

"Было так тяжело. Я им говорила: если у вас есть еще сцена с Кристен Стюарт, и вы ее не вставляете в фильм, вы глупы! Что с вами? 

«Она (Кристен) была потрясающей. Ябыла настолько впечатлена ею... она пришла как эта сила и потрясла всех»-Хлоя Севиньи #Lizzie 

 


Специально для http://vyruchajkomnata.ru/ , официальной группы Вконтакте Кристен Стюарт/Роберт Паттинсон.Vyruchajkomnata(подписываемся на группу) и Твиттера @Vyruchajkomnata. Полное или частичное копирование информации разрешается после согласования с администрацией и с указанием активной ссылки на сайт.

24.03.2019 | 1021 | НОВОСТИ О КРИСТЕН | Гость
Комментарии (5):
-1
5 робокашка  
здорово пиарят лесбос-химию, поэтому вряд ли я оценю....................

0
4 Твибелка  
Спасибо!  good

1
3 saves  
Аня, спасибо за перевод! t4813

0
2 kolomar  
спасибо за новость

2
1 malva  
Спасибо за перевод.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]