Отзывы и рецензии на сериал "Ирма Вэп"

Отзывы и рецензии на сериал "Ирма Вэп"

410200-1c4ee-126372224--ua13e0.jpg

Игра в имитацию: рецензия на сериал «Ирма Веп»

Главный постмодернистский сериал лета, драмеди о переплетении кино и жизни — двух важнейших (и забавнейших) из искусств.

Ирма Веп (сериал, 2022-...)
Irma Vep
1 сезон, драма, комедия
Режиссер: Оливье Ассаяс
В ролях: Венсан Макен, Алисия Викандер, Нора Хамзави, Антуан Райнарц, Девон Росс


Ремейк одноимённого фильма Оливье Ассайаса 1996 года. Голливудская актриса Мира Харберг (Алисия Викандер) получает приглашение сняться в новой версии французского сериала «Вампиры». Это влечёт за собой ряд комичных и даже фантасмагорических ситуаций, из которых выберутся далеко не все участники процесса.

Один из главных метапроектов этого года, «Ирма Веп» была впервые показана вне конкурса Канн — традиционного парада гламура, зачастую имеющего к кино опосредованное отношение. Участие в мероприятии подтвердило не только далеко идущие намерения сериала, но и его эзотерически-ироническую суть, запутанную синефильскую мифологию, которая необъяснимым образом проникает в сознание неподготовленной аудитории, напитывает её непредсказуемыми разговорами о целях кинематографа, контенте, творцах-художниках, их амбициях и желаниях. Ассайас вновь соединяет реальность с фантазиями, настоящее с прошлым, на ходу меняет будущее, аккуратно усмехается творческим поползновениям каждого идеалиста, восторгающегося кино и его мнимой целительной силой.

«Ирма Веп» (анаграмма слова «вампир») является загадочной, почти недостижимой, демонической константой, которую примеряет на себя героиня Викандер. Мира только что закончила сниматься в крупном блокбастере и разошлась с популярным режиссёром. Находясь в раздумьях относительно предстоящего витка своей карьеры, девушка отправляется в Париж на территорию артхауса, чтобы посотрудничать с талантливым, но не застрахованным от душевных смятений режиссёром Рене Видалем (Венсан Макен). «Вампиры» — его идея-фикс, архаичный (пусть и на момент съёмок вполне революционный) сюрреалистический опус, который неотступно преследует Видаля, побуждает уйти от собственной семьи, загоняет в ещё большее безумие, увеличивая количество приёмов у психотерапевта.

Тематически отступая и расширяя свой фильм 1996 года, Ассайас адаптирует происходящее для современных реалий с увеличенной дозой юмора и технического арсенала, однако по-прежнему наделяет фильм непреложными истинами про «магию кино», скандалами, пострадавшей репутацией и всеобщей комичной растерянностью. Цитирует режиссёр и собственную жизнь, повторяя уорхоловскую мантру про life imitates art: во время съёмок оригинала решил жениться на актрисе Мэгги Чун, после чего спустя 20 с лишним лет наделил героя фильма тем же бэкграундом страдающего от покинутой любви Видаля. Всё происходящее в сериале настойчиво будет напоминать «Американскую ночь» Трюффо с теми же закадровыми склоками и перипетиями, постепенно растворяющимися в кислотном требовательном процессе кинопроизводства. Видаль претенциозно снимает свою адаптацию исключительно на плёнку не из-за бахвальства, а потому что иначе жить и существовать просто не может.

Возглавившая сериал Викандер появляется здесь в одной из самых бесстрастных ролей в карьере. Мира постепенно сливается с Ирмой (ещё одна перестановка букв), вживается в нее настолько глубоко, что обретает сверхспособности, обитает на парижских крышах, проходит сквозь стены, подслушивает разговоры когда-то близких людей, в полной мере ощущая своё одиночество и инфернальную сущность. Макен восхитительно передаёт угрожающую хаотичность и одновременно дотошность режиссёрской профессии. Овладевает вниманием и немец Ларс Айдингер в образе одурманенного актёра Готфрида, рассуждающего о коммунизме, своей усталости от гей-культуры и повестке в кино. Готфрид портит жизнь съемочной группе, заставляя мириться со страстью к эротической асфиксии и просьбами достать очередную «дозу», чем задерживает продакшен, но при этом всегда беззаботно справляется с возложенной на него ролью (или миссией).

В финальной серии режиссёр добавляет сюжету ещё большей эластичности, приглашая сыграть камео свою музу Кристен Стюарт («Персональный покупатель», «Зильс-Мария»). Та, как и Мира, получила известность благодаря кассовой франшизе, после чего обратилась к европейскому кино, нашла новую стезю, которую с тех пор практически не покидала. Ассайас транслирует на экраны свои личные неврозы, при этом давно преисполнен сознанием героя вечного мема и умудряется не утяжелить материал измученной ироничной рефлексией. Он флегматичен и абсурден, приглашая принять эту абсурдность в себе, погружая в транс и актёров, и зрителей. Его восьмисерийная одиссея пародирует сказку про Кощея, где финальная игла напомнит о созависимости с кинематографом и его полной власти, возвестит скорое пришествие того самого ангела освобождающей смерти в облегающем чёрном комбинезоне. Имя ей — Ирма Веп.

Оценка: 9 из 10
Источник: Фильм.ру


«Ирма Веп»: Оливье Ассайяс позвал в авторемейк Алисию Викандер и подорвался на метаюморе

410200-1d7f8-126372222--u8d162.jpg

В «Амедиатеке» целиком вышел сериал «Ирма Веп» с Алисией Викандер в главной роли — 8-серийный авторемейк французского киноформалиста Оливье Ассайяса, в котором режиссер передает привет своему старому фильму, киновселенной Marvel и Кристен Стюарт из «Персонального покупателя».

Гонконгская актриса Мэгги Чун (в ее роли гонконгская актриса Мэгги Чун) приезжает в Париж на съемки ремейка немого киносериала Луи Фейада «Вампиры». Мэгги должна сыграть новую инкарнацию Ирмы Веп — главной злодейки и первой фам фаталь в истории кино. На площадке царит хаос, все без конца ругаются друг с другом, режиссер Ален Рене (Жан-Пьер Лео) вот-вот сойдет с ума, а тем временем Мэгги все сильнее проникается духом Ирмы Веп.

Так, стоп, все неправильно. Это была завязка «Ирмы Веп», фильма Оливье Ассайяса, который он снял в 1996 году. Окей, начнем заново.

Голливудская актриса шведского происхождения Мира Харберг (ее играет голливудская актриса шведского происхождения Алисия Викандер) приезжает в Париж на съемки сериального ремейка «Вампиров». Мира собирается сыграть Ирму Веп, чтобы ненадолго отвлечься от ролей в супергеройских блокбастерах и запутанной личной жизни. На площадке царит хаос, все без конца ругаются друг с другом, режиссер Ален Рене (Венсан Макень) вот-вот сойдет с ума, а Мира тем временем все сильнее проникается духом Ирмы Веп.

Авторемейки собственных произведений — штука по многим причинам сомнительная, но мало какое кино напрашивалось на еще одну попытку сильнее, чем «Ирма Веп». Сегодня в свете бесконечных ремейков и легасиквелов зависимость кинематографа от собственной истории приобрела еще большие масштабы, чем это было в 1990-х. «Ирма Веп» с ее сатирой на киноиндустрию, кинематографистов и неспособность кино вырваться из пут прошлого все еще звучит актуальнее некуда. Отражая моду времени, Ассаяйс даже выбрал формат сериала из восьми эпизодов — к слову, всего на два меньше, чем было у Фейада.

В итоге у Оливье получился интересный и многослойный, но крайне спорный сериал, про который написать книгу легче, чем статью.

Оригинальный фильм рассказывал о состоянии французской киноиндустрии и о стирании границ — между линиями на карте и культурами, между прошлым и будущим, между вымыслом и реальностью. «Ирма Веп» сталкивала разные эго и мнения, пытаясь выбраться из ловушки между чрезмерным почитанием прошлого и желанием прорваться в будущее. В финале фильма зрителю показывали подготовленный режиссером Рене футаж ремейка: переснятые кадры «Вампиров» деконструированы, практически уничтожены хаотичным монтажом и каракулями поверх изображения — так Ассайяс представлял себе синергию прошлого и настоящего.

Новая «Ирма Веп» уже не настолько заинтересована в будущем. Да и настоящее с его индустриями, стриминговыми платформами и бесконечными комиксными блокбастерами Ассайясу не слишком нравится. Однако если в оригинальном фильме еще чувствовалась открытость молодого режиссера миру, то в «Ирме Веп-2022» юноша превратился в старика, который кричит на облако. Ассайяс еще в оригинальном фильме пренебрежительно отзывался о «Бэтменах» Тима Бертона; в сериале эта нелюбовь достигла уровня, когда ему лень погуглить и узнать, что у Marvel нет героя по имени Человек-акула. В итоге презрение Ассайяса к современной киноиндустрии стреляет по нему же. Озабоченность продюсеров алгоритмами, франшизами и неискренней инклюзивностью давно заслуживала порки, но француза чаще всего хватает только на необаятельное бухтение. В иной раз за него и вовсе становится стыдно: например, за шутку про то, как одному из персонажей супергеройского блокбастера отрезали яйца, но в этом нет ничего страшного, ведь в следующей части он станет трансгендером.

Настоящему Ассайяс противопоставляет прошлое. Слишком интеллигентный, чтобы сказать прямо, режиссер и сценарист обращается к помощи актера по имени Готтфрид (Ларс Айдингер) — местного шекспировского шута, которому говорит то, чего не позволено остальным. Дебошир, тролль и любитель веществ, Готтфрид в своей последней сцене в сериале устраивает целое представление: круша все вокруг, он читает монолог о том, что раньше кино было свободным, опасным и рок-н-ролльным, а стало скучным, предсказуемым и безвкусным. Инди-фильмы, говорит Готтфрид, — и те отстой, потому что в них много проповедей: минутка ненамеренного метаюмора, ведь Готтфрид и сам читает проповедь в сериале, спродюсированном инди-артелью A24.

Как бы в доказательство слов Готтфрида Ассайяс экранизирует фрагменты мемуаров французской артистки Мюзидоры — исполнительницы роли Ирмы Веп — о съемках «Вампиров»: в них Фейад хладнокровно увольняет опоздавшего артиста ключевой роли, заставляет Мюзидору лечь под колеса поезда, становится опосредованным виновником ее ранения холостым патроном и обещает всем пострадавшим на съемках тройное жалованье. Спустя сто лет на съемочной площадке ремейка тоже творится черт-те что — и хотя в этих сценах много веселого и даже смешного, во время них не отпускает мысль, что Ассайясу нечего противопоставить бездушной индустрии, кроме невротика-режиссера, абстрактного представления о свободе и эзотерической идеи «кино как черной магии» (об этом чуть ниже).

Впрочем, там, где из «Ирмы Веп» не выходит приличной сатиры, внезапно получается занятное духовное продолжение ассайясовского «Персонального покупателя». В том фильме Кристен Стюарт начинает чатиться с (предположительно) призраком погибшего брата, метафорой своей душевной травмы. В «Ирме Веп» Ассайяс по-эксгибиционстки выставляет на всеобщее обозрение собственную травму — призрак бывшей жены и ведущей актрисы оригинального фильма Мэгги Чун.

Видите ли, в мире сериала именно Рене поставил предыдущую «Ирму Веп». Пускай ее ведущую актрису тут зовут Джейд Ли (ее играет Вивиан Ву), но детали экранной биографии не обманут никого. Джейд Ли появляется в качестве настоящего призрака, перед которой Рене (Ассайяс?) вываливает все свои сожаления от несложившихся отношений. А в финале он еще и просит у другой героини поздороваться за него с реальной Джейд. Мило ли это или крипово — снимать целый сериал, чтобы передать бывшей привет, — пускай решает дорогой телезритель. Склоняемся к первому, пусть и скорее из‑за трогательного Макеня в роли Рене.

«Персональный покупатель» наталкивал на мысль, что кино — идеальный инструмент создания и резервации призраков. Теперь Ассайяс прямо говорит об этом сам устами Рене. Кино для него — сеанс черной магии для вызова призраков прошлого: не только Мэгги Чун, но и злодейской Ирмы Веп. Как и в оригинальном фильме, дух персонажа буквально захватывает тело играющей ее актрисы. И если в случае с Мэгги Чун еще оставалось пространство для двусмысленности (это магия или шалящая психика самой актрисы?), то все вопросы к героине Викандер отпадают, когда она начинает проходить сквозь стены. Представить популярных культурных персонажей в качестве призраков — невероятно красивая и адекватная времени ремейков и экранизаций идея. Фанатство по супергероям — что это, если не одержимость духами? Даже жаль, что Ассайяс слишком презирает кинокомиксы, чтобы ненадолго отвлечься от своего увлечения древним киносериалом Фейада.

Напоследок стоит сказать несколько слов о главной героине. Ассайяс подложил крупную свинью Алисии Викандер, когда переусложнил ее героиню метаотсылками. В оригинальном фильме Мэгги Чун играла саму себя — простая, понятная и классная идея. В сериале все несколько запутаннее. Героиня Викандер Мира (анаграмма имени Ирма) частично основана на самой Викандер, частично на биографии любимой актрисы Ассайяса Кристен Стюарт, которая заглядывает на огонек в последнем эпизоде. Из‑за этой тяжеловесной сконструированности героини от Миры веет искусственностью, которую хорошая артистка Викандер не может перебить.

В кульминационной сцене оригинальной «Ирмы Веп» Рене в исполнении Жан-Пьера Лео отказывается снимать фильм дальше, мотивируя это тем, что Ирма — не более чем сексуализированный объект, а Мэгги куда интересней и глубже ее роли. Это правда в случае с Чун, которой поддавались абсолютно разные героини: девушка Джеки Чана в «Полицейской истории», томная возлюбленная в карваевском «Любовном настроении», крутая экшен-героиня у Джонни То и Цуй Харка. В ней есть это звездное качество — умение преобразить любую роль под себя, которое пришлось очень кстати в «Ирме Веп».

Алисия Викандер — славная драматическая актриса, но звезда ли? Даже если судить по формальным критериям: у нее за плечами всего два фильма с претензией на блокбастерность — «Агенты А.Н.К.Л.» и последняя «Лара Крофт», оба кассовые провалы. Харизматичность артистки — вопрос субъективный, но Ассайяс устами разных героев столько раз напоминает о магнетичности Миры, будто сам не уверен в своей актрисе. Возможно, ему и не нужна была новая Мэгги Чун? Ведь чаще всего Викандер вспоминают даже не по оскароносной роли в «Девушке из Дании», а по фильму Алекса Гарленда «Из машины», где она играет неодушевленный объект, на который мужчины безосновательно проецируют свои желания. Тем же самым занимается Ассайяс, когда несколько раз за сериал дает Мире выступить в защиту своего альтер эго Рене.

В конце концов, выбор Ассайяса в пользу Викандер выглядит еще одной ненамеренной меташуткой над собой. Когда Голливуд решил заменить Анджелину Джоли в роли Лары Крофт, то выбрал Алисию Викандер. Когда Ассайяс решил заменить Мэгги Чун, то тоже выбрал Алисию Викандер. Так ли уж велика пропасть между Ассайясом и продюсерским кино после этого?

Источник:  АФИШИ DAILY


«Ирма Веп»: веселый сериал о том, как все сходят с ума на съемках сериала

410200-8d838-126372221--ud9b0a.jpg

На HBO идет метаироничный сериал Оливье Ассайаса про съемки французского ремейка «Вампиров», немого предшественника сегодняшних сериалов и супергероики. Отчасти это кино не только производственная, но и автобиографическая драма. В режиссере постановки, психотике Рене, явно угадывается автошарж. Рассказываем о том, как сложный замес из сатиры, пародии, лекций по истории культуры и служебного романа постепенно превращается в образцовое кино о кино.

Обидно описывать эту игривую непосредственную работу с помощью многоэтажной исторической справки, но без этого, видимо, никак. Во время Первой мировой войны французский режиссер Луи Фейад, титан немого кино, снял семичасовой фильм «Вампиры», палп-фикшен про банду апашей (не имеющих, несмотря на название ленты, отношения к вурдалакам), их соперника, гангстера-гипнотизера Морено, и их преследователя, репортера Филиппа Геранда. Самый яркий участник «Вампиров» — роковая женщина Ирма Веп (чудесная анаграмма), воровка и акробатка в черном трико. Фильм, состоящий из десяти эпизодов, выходил в формате киносериала и пользовался, как и «Фантомас» того же Фейада, дикой популярностью.

Спустя 80 лет, в 1996 году, режиссер Оливье Ассайас поставил маленький, но модный фильм «Ирма Веп» про то, как режиссер Рене Видаль (его играл Жан-Пьер Лео) пытается снять ремейк «Вампиров». На ключевую роль Ирмы он приглашает актрису из Гонконга (китайская звезда Мэгги Чун, на которой Ассайас вскоре ненадолго женится, играла саму себя). Китаянка старается не потеряться в Париже и уворачивается от влюбленной костюмерши, у режиссера случается нервный срыв, обоих (но не костюмершу) в финале увольняют.

И вот сейчас, еще четверть века спустя, Ассайас сделал одноименный сериал для HBO. Это некоторым образом продолжение, а некоторым — ремейк первой «Ирмы Веп». В нем вновь появляется ассайасовское альтер эго Рене Видаль (теперь его играет Венсан Макен), и он вновь снимает ремейк «Вампиров», но уже для телевидения (что в 90-е никому даже не пришло бы в голову, да и сегодня почти покадровый ремейк семичасового немого фильма трудно представить даже на французском телевидении; мотивы инвесторов, впрочем, проясняются ближе к середине). По сюжету Видаль был коротко женат на своей актрисе-китаянке, и она иногда приходит к нему во сне.

В роли Ирмы Веп теперь голливудская звезда Мира Харберг (Алисия Викандер), уставшая от супергеройских блокбастеров и сложной личной жизни: она ушла от бойфренда-актера (Том Стёрридж) к собственной ассистентке (Адриа Архона), а та бросила ее ради режиссера (Байрон Бауэрс). Съемки во французском сериале не вполне Голливуд. Режиссер Видаль, несмотря на таблетки и визиты к психоаналитику, уверенно движется к новому нервному срыву. Исполнитель роли Геранда (Венсан Лакост) параноидально настаивает, что его персонажа обижают. На роль Морено выписан эксцентричный немец с повадками то ли Фассбиндера, то ли Кобейна (Ларс Айдингер), который первым делом требует достать ему крэк.

Мира — персонаж одновременно и центральный, и на удивление пассивный: вокруг Париж, а она либо работает, либо торчит в гостинице. Но магнетизма Викандер хватает на то, чтобы сделать томление актрисы как минимум киногеничным. И потом, она, разумеется, необходима как аутсайдер, глазами которой мы видим съемки «Вампиров». Макен, слегка напоминающий режиссера Хомерики, очень трогателен. У Лакоста и Айдингера пока по одному затянувшемуся фокусу, но уморительному.

Как во всякой производственной комедии, тут есть проблема: для широкой публики юмор, может быть, слишком цеховой. Но как кино о кино «Ирма Веп» близка к идеалу; можно сказать, это арт-версия «Десяти процентов», недавнего французского телехита про актерское агентство. Места возле главных действующих лиц хватает всем — от помощника оператора до пиарщика, от хореографа до инвестора. Что говорить, Ассайас — единственный, вероятно, режиссер, у которого уже в третьем фильме один из ключевых персонажей — персональный ассистент. В предыдущие разы это была Кристен Стюарт (она почему-то не играет в «Ирме» заглавную роль, но вроде бы появится в эпизоде), сейчас — модель Девон Росс, чья героиня — одновременно левый философ и начинающий режиссер.

И при этом автор бывает тут и серьезен, и откровенен (даже, может быть, чересчур — линия с двойником Мэгги Чун уже на грани эксгибиционизма). В «Ирме Веп» собраны его любимые темы: незавидное место французского кинематографа в мировом контексте, сложные любовные конфигурации, взаимопроникновение выдумки и реальности, призраки. Здесь легко расслышать и парижский шум «Персонального покупателя», и горное эхо «Зильс-Марии».

Наконец, Ассайас успевает снимать за Рене Видаля ремейк «Вампиров», пусть небольшими фрагментами, но с явным наслаждением. Вот что, конечно, хотелось бы посмотреть целиком — например, в качестве второго сезона.


Источник: Кинопоиск


Информация и материалы использованные в статье, взяты из открытых источников в интернете. Если не указан конкретный источник, они принадлежат их авторам и правообладателям


Специально для http://vyruchajkomnata.ru/ , официальной группы Вконтакте Кристен Стюарт/Роберт Паттинсон.Vyruchajkomnata(подписываемся на группу) и Твиттера @Vyruchajkomnata. Полное или частичное копирование информации разрешается после согласования с администрацией и с указанием активной ссылки на сайт.

28.01.2023 | 150 | НОВОСТИ О КРИСТЕН | Гость
Комментарии (1):
1 saves  
0
Спасибо, интересная  информация! good

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]