Перевод интервью Роберта Паттинсона

Перевод интервью Роберта Паттинсона

Роберт Паттинсон о «Маяке»: «Все-таки это очень странное кино»

В прокате — психологический хоррор Роберта Эггерса, автора нашумевшей «Ведьмы». Мы поговорили с исполнителем роли молодого смотрителя маяка Робертом Паттинсоном о его актерском спарринге с Уиллемом Дефо, сумасшествии героев и неожиданной реакции зрителей.

Пока на горизонте маячит заглавная роль в «Бэтмене» Мэтта Ривза, Роберт Паттинсон активно утверждает себя в качестве актера камерного авторского кино. Отмучившись почти что в одиночном заключении на краю черной дыры («Высшее общество»), он продолжил мотать срок в «Маяке» Роберт Эггерса, теперь в компании Уиллема Дефо. Оба они играют смотрителей маяка, стоящего на голом острове у берегов Новой Англии. Герои заперты в ветхом здании, как в тюрьме, и обречены штормом на бессрочное пребывание среди мокрых камней и ледяных брызг. Пойманные в этой ловушке мужчины постепенно сходят с ума от тоски и пьянства, яростно ссорятся, слезливо мирятся и все сильнее ощущают жуткое присутствие потустороннего.

— Роберт, у вас в последнее время столько удачных ролей , что это начинает попахивать какой-то мистикой. Как вы их находите?

— Просто я играю только на тех позициях, где можно нанести решающий удар. (Делает движение, будто замахивается бейсбольной битой.) Стараюсь точно попадать в цель, а не сниматься в фильмах, про которые еще не известно, понравятся они зрителю или нет.

— А про фильм Эггерса сразу было понятно?

— Да, он особенный режиссер и сценарист. «Ведьма», с моей точки зрения, просто шедевр. Мне часто говорят, что с моей внешностью нужно играть английских джентльменов. Но какой же из меня джентльмен, сами посудите. Эггерсу я сразу сказал, что хотел бы получить какую-нибудь совсем безумную роль, и, прочитав сценарий, понял: если это не настоящее безумие, то что тогда?

Но «Маяк » — это еще и по-настоящему сильная история, в которой очень правдиво и точно показан быт побережья Новой Англии конца XIX века. Ну, и получилось, кажется, не без юмора.

— В шкуру сходящего с ума человека вы тоже влезали шутя?

— Когда в лицо хлещет дождь и вокруг завывает ветер, легко изображать настоящую драму. Все, что помогает вжиться в роль, — это скорее удовольствие, а не насилие над собой. Хотя когда напряжение постоянно нагнетается, можно и правда легко поехать крышей. В общем, особенно стараться не пришлось. (Смеется.) А если серьезно, то моего Ифраима выводит из себя то, что все его старания и тяжелая работа не оценены по достоинству, он считает, что заслуживает большего, и его волнение нарастает. Переломный момент происходит, когда Томас говорит Ифраиму: «Ты думаешь, что в твоем молчании есть какая-то загадочность. На самом деле ты просто пустышка». По-моему, это очень обидно слышать, особенно от человека, которого ты считаешь своим соперником. Кажется, это и было для него последней каплей.

— Читала, что перед съемками вы много репетировали. Это помогало или больше мешало?

— С одной стороны, репетиции помогают, но иногда нужна живая реакция на партнера. Я, конечно, не сильно заморачивался, просто боялся, что Эггерсу может не понравиться результат. Ведь я люблю задействовать мимику, а если весь запал выплеснуть на репетициях, то к моменту съемок может уже ничего не остаться.

— И много осталось пространства для импровизации?

— Все диалоги были по сценарию. Но когда мы с Уиллемом не на шутку сцеплялись и крушили все вокруг, то невозможно было ничего предугадать, и совершенно неожиданно для себя мы оказывались совсем не там, где собирались закончить сцену. Например, в сцене, где мы ссоримся из-за стряпни Томаса. А еще мое состояние во многом зависело от того, сколько я перед этим выпил кофе.

— То есть ваш секрет в кофеине?

— Ну, с ним или без него, но нужно было глубоко входить в образ перед каждой сценой, ловить состояние. Дело в этих длинных дублях: мне постоянно казалось, что я должен поймать волну, а если что-то шло не так, меня это сбивало, и сразу хотелось все заново переснять. Мне Эггерс потом сказал, уже когда монтировали, что из моих дублей хорошими были, скажем, первый и двадцатый.

— Когда соглашались на роль, для вас было важно, что вы будете играть с Уиллемом Дефо?

— По-моему, роль первым получил я, а Уиллем Дефо уже через пару дней.

— Можете назвать себя его поклонником?

— Безусловно, но в то же время его появление стало для меня неожиданностью. Со всеми этими мужскими разборками на его месте скорее представлялся накачанный громила, этакая темная личность. Уиллем исполнил эту роль намного легче. Даже когда его персонаж строит всякие козни, во всем этом есть что-то очень комичное. Но в гриме и костюме он выглядит так, будто сошел с фотографии рыбаков конца XIX века, словно в прошлой жизни он и правда был смотрителем маяка.

— А как насчет ваших прошлых жизней, если можно назвать прошлую главу  вашей карьеры? Роль в «Сумерках» не мешает вам искать новые образы и типажи?

— Я все время ищу необычные сценарии и персонажей. Печальная получится карьера, если ты не можешь играть роли, которые отвечают твоим творческим запросам, наполняют тебя. Что касается «Сумерек», то я и подозревать не мог, что у фильма будет такой успех. Но я не пытаюсь убежать ни от него, ни от какого другого проекта, а просто делаю то, что в данный момент мне кажется правильным и желательно отличающимся от прошлых работ.

— Все сейчас говорят о вашей предстоящей роли Бэтмена. Уже готовитесь? Мерки для костюма супергероя сняли?

— Только начал репетировать. Сейчас с этим просто: тебя помещают в сканер — и все, мерки готовы. Приятно, что съемки будут в Британии. Так давно здесь не снимался, фактически со времен фильма «Гарри Поттер и Кубок Огня», где я играл Седрика Диггори.

— И последний вопрос снова про «Маяк». Вы довольны результатом?

— Когда впервые посмотрел фильм на большом экране, я подумал: «Все-таки это очень странное кино». Но потом увидел, как на него реагируют зрители. Стало ясно, что он достучался до них. Может быть, потому что фильм получился очень экспериментальным и бьющим в основном по подсознанию. Если честно, я даже не ожидал такой позитивной реакции; думал, он понравится только любителям ужастиков. В общем, я был приятно удивлен и понял, что зритель изголодался по таким проектам. Может быть, теперь студии будут снимать больше таких фильмов.

Автор: Юлия Калантарова источник


Hello Hollywood: Интервью с Уиллемом Дефо и Робертом Паттинсоном. The Lighthouse (русские субтитры)

  Перевод: Lovely   Cубтитры: Lovely, специально для only-r.com


Круглый стол актеры: Марго Робби, Роб Паттинсон, Арми Хаммер, Брайан Крэнстон, Октавия Спенсер и др.


Роберт Паттинсон рассказал о своем актёрском методе на примере скейтбордистов

Актёру нравится играть на грани неудачи.

Те, кто уже успел познакомиться с новым фильмом Netflix «Дьявол всегда здесь», наверняка надолго запомнят лицемерного проповедника в исполнении Роберта Паттинсона. Несмотря на то, что это очень отталкивающий образ, Паттинсон наделил своего персонажа яркой харизмой — особенно обращает на себя внимание протяжный южный акцент, с которым актёр произносит свои реплики.

Как стало известно, Паттинсон самостоятельно разрабатывал такую манеру речи, не прибегая к услугам специальных тренеров. Более того, актёр скрывал этот аспект от режиссёра Антонио Кампоса, переходя на акцент только перед включёнными камерами. В специальном видео для Netflix Film Club Паттинсон объяснил свой подход к актёрской игре при помощи оригинальной аналогии:

Кому-то нравится смотреть видео со скейтбордистами, которые проделывают всякие трюки, но есть и те, кто предпочитает смотреть, как те же скейтбордисты с грохотом падают наземь. Думаю, я как раз из тех людей, кому нравится смотреть падения. И я хочу быть такого же типа актёром… Тем, кто терпит неудачи или же приближается к неудаче максимально близко.

Стоит сделать скидку на то, что Паттинсон давно привык относиться к самому себе с иронией и критикой. Возможно, именно это подталкивает его браться за столь рискованные для себя роли, как преподобный Престон Тигардин. Напомним, что следующим крупным проектом Паттинсона станет «Бэтмен», в котором он исполнит заглавную роль. 

источник:  popcornnews.ru


Роберт Паттинсон рассказал, как создавал образ Бэтмена и как пережить напряжение на съёмках

Актёр побеседовал с изданием Vanity Fair France о том, как создавался его образ в новом «Бэтмене». Роберт Паттинсон раскрыл, как искал способы изобразить двусмысленность своего персонажа и пережить напряжение на съёмках.

«Я использую момент, хрупкость которого сравнима со значимостью проекта. Беседы, которые я веду с друзьями, зарождающиеся мечты. Это секрет чувственной стороны актёра, столкнувшегося с тяжёлым проектом. На съёмках „Бэтмена” или „Довода” вас окружает огромная команда технических работников, и когда вам говорят: „Вперёд, Роберт, мотор!”, вам надо забыть обо всей этой массе людей и играть перед своими мыслями, своими демонами. Как актёр, я с воодушевлением встречаю напряжение на площадке, с непомерными ожиданиями этих людей и превращаю это в диалог с самим собой. Это захватывающее и ужасное ощущение быть таким „маленьким засранцем”, который рискует поставить всю эту тяжёлую артиллерию, военную инфраструктуру», — говорит Паттинсон.

Он также отметил, что смотрит на персонажа заранее и решает, что с ним делать, какие нюансы придумать. С ролью Бэтмена перед актёром стояла задача сделать роль всё более и более сложной, а также изобразить двусмысленность, так как этого героя нельзя изобразить в одном цвете.

«Это красиво, когда люди живут в двух состояниях в одно и то же время. Только представьте, вы любите готовить, и спустя годы вам удаётся создать идеальное блюдо, самое здоровое, сбалансированное и вкусное. По-честному, стали бы вы есть его в каждый приём пищи? Нет! И о чём вы будете тайно мечтать. Сделать себе большой чизбургер, ха-ха-ха-ха», — добавил актёр.
Источник: Фильм.ру


Роберт Паттинсон раскрыл, что общего у «Бэтмена» и «Сумерек»

Впечатляющая фан-база и большая ответственность перед ней.

Что общего у грядущего фильма про Бэтмена и «Сумерек»? На этот каверзный вопрос доходчиво ответил в свежем интервью изданию Total Film звезда обоих франшиз Роберт Паттинсон. По словам британской звезды, единственный и ключевой фактор, объединяющий проекты, — это огромная целевая аудитория и, соответственно, ответственность перед ней.

«Складываются несколько иные ощущения, когда ты в курсе, что фильм, над которым ты работаешь, увидит огромное количество людей. Во время съемок "Сумерек” меня приятно подстегивал тот факт, что в любой момент я мог облажаться. Думаю, это стало отличным мотиватором уверенности. Все-таки я хотел оказаться на большой сцене».

Разумеется, Роберт не мог не коснуться и сюжета картины Мэтта Ривза:

«Ни для кого не секрет, что большинство других историй рассказывают, как ему [Брюсу Уэйну] пришлось преодолевать свой страх и разбираться в себе, чтобы стать тем самым Бэтменом. Данное состояние протагониста здесь раскрыто в полной мере. Для меня в нынешней интерпретации персонажа это особенно важно».

В основу сюжета новой ленты о знаменитом готэмском детективе в плаще и маске частично легла графическая новела Джефа Лоуба «Долгий Хэллоуин», повествующая о первых годах геройской карьеры Брюса Уэйна (Паттинсон). Дальнейшие подробности пока скрыты, но давно известно, что в качестве центральных антагонистов выступит злодейское трио: Загадочник (Пол Дано), Женщина-кошка (Зои Кравиц) и Пингвин (Колин Фаррелл). В остальных ролях задействованы Джеффри Райт, Джон Туртурро, Энди Серкис, Питер Сарсгаард, Джейми Лоусон и Джил Перес-Абрахам.

Производство «Бэтмена» уже возобновилось и проходит в масштабном студийном комплексе студии Warner Bros., расположенном неподалеку от Лондона. В середине октября съемочная группа вернется на территорию Ливерпуля, где выстраивались декорации еще до начала пандемии коронавируса.
 

источник


Healthy for Men: Интервью с Робертом Паттинсоном

Роберт перестроился
Роберт Паттинсон наконец выходит из тени Сумеречной саги, так как готовится взять на себя роль Брюса Уэйна в последней части франшизы о Бэтмене
«Были ли сомнения? Конечно, и очень много!» - признается Роберт Паттинсон со смехом, когда его спрашивают, как он относится к тому, что взял на себя роль Крестоносца в плаще - такой массивный отход от его предыдущей самой большой роли, бледного и интересного Эдварда Каллена, вампира и кумира подростков всего мира.
Со времени своего первого появления в «Сумерках» в 2008 году 33-летний лондонец в высшей степени доказал свои актерские способности, отличившись во всем: от приключенческого боевика «Затерянный город Z» до криминального триллера «Хорошее время», апокалиптической драмы «Ровер» и психологического ужастика «Маяк».


И все же он признает, что в Бэтмэне есть что-то особенное.

«Любой актер будет переживать периоды, когда он будет колебаться и сомневаться, сможет ли он соответствовать персонажу в сценарии или ожиданиям, которые с ним связаны», - признает Паттинсон. «Ты смотришь на настоящих воинов супергеройского жанра - Хемсворта, Скалу, Дауни младшего, Эванса - и задаешься вопросом, не много ли ты на себя берешь. И все же, поговорив с некоторыми, я знаю, что все нервничают, когда появляется такая возможность.
Все ради того, чтобы выходить за рамки привычного и перестраиваться до такой степени, чтобы осознать, что можешь соответствовать требуемой физической форме»
, - объясняет он. «И, кроме того, многое из этого позволяет сделать магия спецэффектов и экранных замен. В целом, это просто очень интересно».

Из всех сыгравших эту роль, от Роберта Лоури в 1942 году,Адама Уэста, до Майкла Китона, Вэла Килмера, Джорджа Клуни, Кристиана Бейла и Бена Аффлека, каждый привнес в эту роль что-то свое. Еще слишком рано говорить о том, чем будет отличаться интерпретация Паттинсона - съемки должны были быть прекращены в середине марта, начавшись только в январе, а дата выхода в настоящее время намечена на октябрь 2021 года. Но режиссер Мэтт Ривз, наиболее известный по недавним возрождениям «Планеты обезьян» и трилогии «Кловерфилд», сказал, что хочет снять «нуар-ориентированную детективную версию Бэтмена». Вполне вероятно, что Ривз воспользуется очевидным природным шармом и юмором Паттинсона для истории о ранних днях Бэтмена (хотя и не истории происхождения), и те немногие изображения, которые были выпущены до сих пор, не показывают никаких признаков печально известных Batnipples (прим.пер.: имитация сосков на броне Бэтмена).

Эволюция супергероя


Наследие Бэтмена восходит к 1943 году, когда Льюис Дж.Уилсон выступил в роли героя в маске с телосложением, которое критики высмеивают - возможно, несправедливо - как «толстый посередине». Более поздние актеры, взявшие на себя эту роль, были подтянуты, чтобы лучше соответствовать персонажу, способному уничтожить целый ряд врагов, фактически не используя никаких супергеройских сил.

Так что Паттинсону не только нужно было достичь физического состояния, в котором он никогда не нуждался для предыдущих ролей, но и поддерживать его, хотя недавно он признал, что самоизоляция помешала прогрессу.

«В каждый проект, который я когда-либо брал на себя, я приходил, желая учиться и достигать нового», - говорит он. «Обычно это воплощение персонажа и человека, который отличается от меня; но и полная физическая трансформация кажется еще более захватывающей».
«В конце концов, я не боюсь неудачи»
, - добавляет он. «Честно говоря, я немного более амбициозен в тех ролях, которые выбираю сейчас. Несколько лет назад я бы убежал на милю от того, где нужно физическое преимущество».

Возможно, это происходит от школьного воспитания, при котором актер предпочитал творческий потенциал и интеллект соревновательному мастерству. В любом случае, он признается, что наслаждается своим запоздалым посвящением в фитнес.

«Школы, в которые я ходил, были невероятно художественными и вдохновляющими», - говорит он. «Из предлагаемых видов спорта были, как правило, регби, крикет и футбол, но я был более склонен к творческой стороне.
Такое ощущение, что я делаю полный круг и по пути набираюсь физической силы. Я тогда игнорировал это, но сейчас это возвращается во многие кинопроекты. Возможно, мне следовало больше слушать на физкультуре!»


Принимая вызов

Паттинсон смотрит на текущую ситуацию и ее требования в позитивном свете.
«В мыслях я всегда хотел подняться на действительно пиковый уровень физической подготовки, и найти силы остаться там ... так что это вызов. Мне нравится тренироваться, и именно тогда я нахожусь в наибольшем мире с самим собой, но я отношусь к тому типу людей, которые придерживаются устоявшихся вещей. Я никогда по-настоящему не рассматривал никаких альтернативных методов, но я чувствую, как будто я нахожусь на новом уровне в данный момент, поэтому я не могу исключить возможность попробовать другие вещи.
Слишком долго у меня было так: «все или ничего». Я осознал: мне нужен был более тщательный подход к фитнесу, потому что это слишком просто идти либо в одну сторону либо в другую ... или, по крайней мере, так было в прошлом.
Хотя, по большому счету, я знаю, что мне нужно заниматься пять или шесть раза в неделю. Мне нужно сосредоточиться на достижении результатов, а не пытаться улучшать их каждый раз, и я хочу продолжать чувствовать путь через процесс, который, физически и умственно, заставляет меня чувствовать себя сильнее и более работоспособным, чем когда-либо. Я так долго искал структуру, которая исходит из чего-то постоянного в жизни ... работа, отношения, фитнес-программа.»


Паттинсон не боится догадок о его пригодности для новой роли, которая почти наверняка будет строиться в течение следующего года.
«Мне нравится этот вызов, а что касается внимания... я больше не беспокоюсь об этом», - продолжает он. «Я привык к тому, что меня останавливают и обсуждают, так что это не беспокоит меня в любом случае. Дело в том, что я живу в Лондоне и могу ходить довольно свободно, даже когда тренируюсь на улице. По большей части меня оставляют в покое.
Обычно, если кто-то останавливает меня, то очень вежливо и дружелюбно и больше нет такого безумного внимания как раньше. Я думаю, это потому, что вся эта «Сумеречная» история была с совсем другой аудиторией; но также потому, что природа культуры знаменитостей сильно изменилась за последние несколько лет - папарацци стало меньше, чем раньше, и люди не покупают журналы со сплетнями или газеты в тех количествах, в каких это было раньше. Теперь каждый может сделать фото и выложить его в Instagram. Мне надоело волноваться об этом, если честно».


Создание Бэтмена

В тренажерном зале.

Качание пресса, быстро, включает регулярные пятиминутные кардиотренировки, затем цикл кранч «велосипед», наклоны с гантелями, двойные кранчи и «супермен» - три подхода по 25 раз.

Бег

Паттинсон будет бегать по 5-10 км, три-четыре раза в неделю.

На открытом воздухе

Наряду с занятиями в спортзале, Паттинсон был замечен на пляже, выполняя комплекс упражнений по поднятию мешка с песком в армейском стиле. А еще он занимается боксом и всегда был сторонником долгих прогулок в качестве расслабления и разгрузки головы.

Диета

Актер исключает алкоголь и снимает корку с приготовленного мяса и жареных продуктов для ускорения его физическое преображения.
  Перевод: Marishka, специально для only-r.com


Интервью Роберта для журнала L'Officiel Magazine Italia

Недавние исследования принесли ему титул человека с самым красивым лицом в мире.
Исследование стало инициативой пластического хирурга Джулиана Де Сильвы, директора Центра пластической косметологии и хирургии лица в Лондоне, который работал над цифровым картографированием лиц звезд, используя принцип «золотого сечения».
Эталоном послужила формула, используемая древними греками для расчета идеальной красоты, которую Леонардо да Винчи впоследствии применил в создании своего Витрувианского человека.
Роберт Паттинсон, чьё имя связано с триумфом "Сумерек" планетарного масштаба, и который теперь занят в съёмках «Бетмена» Мэтта Ривза, застенчиво улыбается.


Он не осознаёт собственного очарования, позволившего ему стать лицом аромата Dior Homme с 2013 года и участвовать в рекламной кампании модного дома на улице Монтень - видеоклипе, созданном дуэтом The Blaze под гипнотическую музыку Леонарда Коэна - «I‘m your man».

Но сердце молодого человека отдано не моде, а кино.
"Где я вижу себя через десять лет? Все еще здесь, чтобы давать интервью и делать свою работу, которую безумно люблю».

L'Officiel Hommes Italia: Как вы решили стать актером?

Роберт Паттинсон: На самом деле я никогда не думал об этом. Просто одна девушка, которая мне нравилась, играла в драматической студии. Тогда мне было около пятнадцати. Я находился за кулисами и осознавал, насколько волшебно все, что там происходит. Я не стремился научиться чему-то, а просто делал то, что мне нравится: быть там, выходить с коллегами на финальный поклон. Это был естественный процесс. Я не преследовал упорно эту цель, я лишь делал то, что мне нравилось, что волновало меня.

L'Officiel Hommes Italia: Ты знал в детстве, кем хочешь стать?

Роберт Паттинсон: Когда я был подростком, я хотел заниматься музыкой. Я играл на рояле: моя группа и я выступали в ресторане и мне это казалось прекрасным. Это в любом случае был положительный опыт. В моей прошлой жизни видимо, все было не очень радужно.

L'Officiel Hommes Italia: Когда ты осознал, что стал известен и популярен? И как ты отреагировал на это осознание?

Роберт Паттинсон: На самом деле по некоторым причинам я никогда не стремился к известности и не думаю, что это как-то изменило меня.
Мы всегда работали в бешеном темпе, я жил в изоляции ... у меня и времени не было, чтобы понять все. Я даже не сразу осознал, когда съёмки закончились.
Я помню день после премьеры «Гарри Поттера»: я был очень взволнован, а на следующий день ... как ничего и не было.

L'Officiel Hommes Italia: Согласно недавним исследованиям, вы были признаны самым красивым мужчиной в мире ...

Роберт Паттинсон: Это льстит мне, но если честно - мне скорее смешно. Во мне столько всего, что мне не нравится. Чем старше я становлюсь, однако, тем меньше я обращаю внимание на внешнее. Это хороший способ отнестись спокойнее к тому, что не нравится.

L'Officiel Hommes Italia: Какое у тебя первое воспоминание о моде? Ты упоминал, что коллекционируешь кроссовки.

Роберт Паттинсон: Я помню, мне было лет четырнадцать, и никто из моих друзей особо не думал об одежде. Но я копил деньги на красный пиджак, который мне понравился. Я думал, что он был от японского дизайнера. Я чувствовал себя таким модным... До тех пор я никогда не задумывался о моде: в моей жизни это стало переломным моментом. Я много покупаю на Ebay и постепенно я стал страстным коллекционером кроссовок. Мне должны принадлежать все варианты одной и той же обуви!

L'Officiel Hommes Italia: Если бы тебя попросили описать твой личный стиль, как бы ты его определил?

Роберт Паттинсон: Странно, но мне понадобилось бы время. Я не знаю, стиль ли это. Меня привлекает эксцентричная одежда, но в повседневной жизни я стараюсь носить простую одежду без какой-либо эстетической цели.

L'Officiel Hommes Italia: Как ты сочетаешь работу в кино и в мире моды?

Роберт Паттинсон: То, что привлекло меня в кино, особенно в последние годы, это была атмосфера некой неопределенности... И мне нравится контраст этого с той работой, которую я делал для Dior.

L'Officiel Hommes Italia: Новая кампания Dior Homme посвящена силе мужчины. Что для тебя значит «сила»?

Роберт Паттинсон: Я считаю, что сила - это способность выслушать, а не говорить. Очень часто люди хотят любой ценой продемонстрировать свою идеальность, оказаться в центре внимания. Вместо этого нужно лишь быть терпеливее, отзывчивее. Не судить - в этом тоже заключается сила. И тогда можно быть в гармонии с собой.

L'Officiel Hommes Italia: В видео Blaze ты танцуешь и тебе, кажется, очень весело ...
Роберт Паттинсон: Это было невероятно весело.
В какой-то момент я начал делать какие-то танцевальные па. Было очень шумно, мне кричали: «Скачи!», а я ничего не понимал среди этого шума. Иногда я кричал в ответ: «Что?!», и мне отвечали: «Лети!» Мы все очень волновались и были взбудоражены.

L'Officiel Hommes Italia: Ты считаешь себя поклонником красоты? Есть ли у тебя определённые бьюти-привычки?

Роберт Паттинсон: Любитель красоты? Нет, не думаю. В течение многих лет я не делал ничего, кроме умывания лица.
Когда я стал старше, я понял, что должен больше заботиться о коже: мне уже не двадцать. Что я люблю делать - это тканевые маски, наподобие тех, какие используют в самолетах.

L'Officiel Hommes Italia: Последний вопрос о карьере. Кто стал твоим наставником в кино? И какую роль ты мечтаешь сыграть?

Роберт Паттинсон: Марлон Брандо был для меня настоящей иконой. Никто не может сравниться с ним.
Что касается роли мечты ... Каждый сыгранный мной персонаж был столь странен, но тот факт, что я дал им жизнь, делает меня счастливым. Они все сделали меня тем, кем я являюсь сейчас.
 

  Перевод: irina_vingurt, специально для only-r.com


The Los Angeles Times: Круглый стол 19/12/2019

Антонио Бандерас назвал это «диванной терапией». Эдди Мерфи сказал, что ему нравится «просто ничего не делать». Наверное, неудивительно, что с шестью занятыми актерами недавний разговор перешел на обсуждение простоя и того, что с ним делать.
Итак, это случилось, когда Бандерас «Боль и слава», Роберт Де Ниро «Ирландец», Тэрон Эджертон «Рокетмен», Дэниэл Калуя «Квин и Слим», Мерфи «Меня зовут Долемайт» и Роберт Паттинсон «Маяк» собрались все вместе. Бандерас сказал, что после своего сердечного приступа в 2017 году он пытался оставаться активным, и теперь он даже называет это событие «одной из лучших вещей, которые когда-либо случались в моей жизни», за то, что это заставило его пересмотреть свои приоритеты. «Это после сердечного приступа. Во время сердечного приступа ты не говорил: «Мне это нравится»», - вставил Мерфи, отметив, что он и Бандерас почти одного возраста, и это одна из причин, по которой он работает, чтобы сохранять собственное спокойствие.


LA Times: Эдди, в роль в «Меня зовут Долемайт» ты вложил все свои комедийные способности, но в ней также есть трогательность и уязвимость, которые мы не всегда видим. У тебя есть ощущение, что комедийные исполнения не получают достаточного признания?

Мерфи: Я не знаю, подходит ли слово «признание». Я знаю, что всю свою жизнь, когда я делал что-то, что оказывалось успешным, меня спрашивали: «Ты когда-нибудь думал о том, чтобы сделать что-то серьезное?» Так что в сознании людей есть нечто такое, что отличает комедию от драмы. А я думаю, что все это одно и то же. Это все актерство.

LA Times: Как ты думаешь, почему люди их различают?

Мерфи: Может быть, потому, что смешное доступно. Каждый вроде как знает кого-то забавного, у каждого есть друг, который может довести их до слез. Поэтому они могут подумать, что когда человек смешной, ну, они просто смешные, это естественно. Но знаете что, когда серьезный актер делает комедию, они это ценят. Тогда они сдаются.

LA Times: Роберт, с «Ирландцем» ты вернулся к режиссеру Мартину Скорсезе, а вы двое не работали вместе со времен «Казино» 1995 года. [Мерфи от души аплодирует]. Каково это, воссоединиться снова?

Де Ниро: Все возвращается на круги своя. Я имею в виду, на самом деле ничего не меняется. Работать с Марти всегда приятно. Он восприимчив к идеям. Что бы вы ни хотели сделать, он согласится, если только это не будет очень неожиданным. Поэтому через какое-то время вы приходите к тому, что все, что вы говорите, так или иначе будет хорошо, даже если вы этого не сделаете, или используете, или вырежете и так далее.

Пачино хорошо сказал, так как, это был первый раз, когда Аль работал с Марти. Они пытались несколько раз, но ничего не получалось. Он сказал, что это похоже на то, что ты работаешь на натянутой веревке, а он - сеть. Ведь я не единственный. Это команда, это каждый творческий человек на съемочной площадке. Так что мне повезло, что я смог работать с ним все эти годы.

LA Times: Дэниэл, «Квин и Слим» - это полнометражный дебют режиссера Мелины Матсукас. Когда ты впервые работаешь с режиссером, как вы создаете динамику?

Калуя: Ты просто видишь в них личность и говоришь о том, как мы можем проработать сценарий? Как мы можем проработать эту истории? Что мы пытаемся сказать? Я думаю, что Мелина великолепна. Она сделала сериал «Белая ворона», который я тоже люблю; ее вИдение удивительно. Так что я действительно относился к ней с уважением. Мне нравятся ее решения. Я не думал о том, что это была ее первая работа, это было что-то вроде: «Ладно, круто, ты управляешь кораблем. Куда бы мы не шли».

LA Times: В стиле «Квин и Слим» есть бесстрашие,которое действительно волнует. Это передалось тебе и твоему исполнению?

Калуя: Мой друг, который смотрел его,сказал, что он ощущается «непрерывным». И он таким и был. Это было что-то особенное. В нем очень много Мелины, Лины [Уэйте, сценариста]. Так они видят мир. Я думаю, что вы редко можете увидеть перспективы для чернокожих женщин в таком кино. И поэтому было удивительно поддерживать ее.

Даже просто в плане таких вещей: по сюжету,в начале фильма, мы находимся на свидании после знакомства на Tinder, и я молюсь. И это Мелина. Она была на таком свидании, когда парень начинал молиться перед едой. Это просто нюанс, который добавлен в фильм. Так что это заставляет его ощущаться более актуальным и более сегодняшним.

LA Times: Есть ли у тебя список режиссеров,с которыми ты хочешь работать? Роб, последние несколько лет ты работал с Херцогом, Кроненбергом, а теперь еще и с Робертом Эггерсом. Это твой план - попробовать сотрудничество с различными режиссерами?

Паттинсон: Когда я только начинал, было,наверное, 12 человек, с которыми я действительно хотел работать. И, вероятно, 12 человек, с которыми я в конечном итоге работал. Потому что когда я окунулся в актерство, если я видел выступление, которое каким-то образом тронуло меня, я думал, что если попытаться работать с этим режиссером, шансы, что они извлекут из тебя что-то, что понравилось тебе в их предыдущей работе, немного выше. И именно так я выбираю эти вещи.

Эджертон: Антонио, я видел фильм «Боль ислава», он замечательный. Были ли какие-то трудности играть персонажа, прототипом которого является твой режиссер Педро Альмодовар, которого ты не просто знаешь, но и буквально находишься большую часть времени в 15 футах от него?

Бандерас: Да, это то, что сразу приходит на ум. Но затем ты просто возвращаешься к «Библии» - сценарию, когда есть проблема, ты просто идешь туда. Были обстоятельства, от которых я на самом деле не ожидал, что они привнесут какие-то непредвиденные эмоциональные элементы.

Эджертон: Потому что это очень интимно.

Бандерас: Эта история в основном о примирении,примирении с прошлым и самим собой. Я встречал многих людей, которые на самом деле являются персонажами фильма. Например, была сцена, в которой я с матерью моего [персонажа] на балконе, и Педро приходит туда, чтобы руководить актерами. Он любит читать реплики за актера просто для того, чтобы дать нам наглядные указания. Он очень дотошный.
И вот он начинает сначала читать реплики матери. А я собирался сказать что-то вроде: «Мама, мне очень жаль, что я не тот сын, каким ты хотела меня видеть». И он [разволновался и] не смог ответить. Так что информация, которую я иногда получал от него, была просто эмоциональной информацией. Я сказал ему: «Ты должен вернуться и просто сказать: «Мотор!», потому что я знаю, что сейчас внутри тебя, какова сложность твоих эмоций».

LA Times: Твой вопрос интересен, Тэрон, потому что ты очень близко сошелся с Элтоном Джоном для фильма «Рокетмен». Но его не было на съемочной площадке, верно?

Эджертон: Да, в том-то и дело. Он не говорил«мотор» и «снято», но привносил энергию. Природа нашего фильма достаточно откровенна и искренна. И мы как бы стремимся прославить его во всех его блистательных несовершенствах, которые хорошо документированы. И есть что-то особенное в его характере. Знаете, я думаю, что единственная причина для его беспокойства - это что-то скучное или неинтересное. Он наслаждается более бурными фрагментами своей истории или менее совершенными фрагментами своей истории.

Съемка сцены, где принимается так много кокаина, что начинается кровотечение из носа, или приступы позерства, к которым, как известно, Элтон был склонен. Ты изображаешь кого-то таким, что можно было бы посчитать весьма нелестным. Так что это идет с некоторым дополнительным давлением. Но странно, я на самом деле чувствовал идентификацию и заряжался от этого, потому что через этот процесс мы становились очень близки.

Бандерас: Он был с тобой на съемочной площадке?

Эджертон: Он никогда не появлялся на съемочной площадке. Он приходил на репетиции. И мы с ним встречались за пределами, но он так и не пришел на съемочную площадку. Я не думаю, что смог бы так работать. Это было бы большим давлением. Но через сближение с ним я почувствовал все острее, потому что я забочусь о нем на личном уровне, а также просто хочу почтить его наследие.

LA Times: Эдди, что привлекло тебя в Руди? Ты увидел в нем что-то от себя?

Мерфи: Нет, вовсе нет. Он - полная противоположность. У меня была совершенно противоположная траектория в этом бизнесе, чем у Руди Рэя Мура. Я прослушивался в сериал «Субботним вечером в прямом эфире», когда мне было 18 лет, и я снялся в «48 часов», когда мне было 20. Мне всегда нравится говорить это при актерах, это всегда заставляет их трепетать - у меня было только одно прослушивание за всю мою жизнь, оно было для «Субботним вечером в прямом эфире». Мне нравится видеть, как актеры смеются, но маленькая их часть как будто говорит: «Что за…?»

Но именно поэтому он стал моим героем. В ранние годы Руди Рэя Мура мы просто смотрели его фильмы, они были чем-то вроде «stoner movies», ты куришь косяк, и во время просмотра картины, видишь, что в кадре появляется микрофон, и он будет пропускать удары, мы смотрели их из-за этого. А потом, когда я стал старше, я начал смотреть на него как на режиссера, снимающего «партизанское» кино.

Когда я узнал, что он сам делал эти фильмы,что он финансировал и их, и записи, которыми он прославился, он финансировал эти записи и делал все это сам. И я стал думать о нем как о режиссере-«партизане». А потом я стал смотреть разные фильмы. И если вы посмотрите «8 с половиной» Федерико Феллини, а затем «Святую Гору» Ходоровски, а затем «Человек-Торнадо» Руди Рэя Мура, у вас будет точно такая же реакция. Вы скажете: «Что за ... я смотрю?»

LA Times: Роберт, ты недавно подписался на роль Бэтмена. И ты сказал, что еще несколько лет назад никогда бы не подумал, что сделаешь это. Что изменилось для тебя? Что заставило тебя почувствовать себя готовым принять на себя такую роль?

Паттинсон: Я не знаю, готов ли я. Есть другое чувство, когда делаешь что-то, у чего, как известно, есть большая неотъемлемая аудитория, ожидания аудитории. Иногда это даже забавно - чувствовать такое давление. Я люблю делать что-то совершенно необычное и пытаюсь помочь ему найти свою аудиторию. Иногда происходит такое противостояние, особенно когда люди действительно сомневаются, по-настоящему, по-настоящему не хотят видеть тебя [в роли]. Это очень возбуждает. И особенно что-то такое есть в Бэтмене. Он всегда очень привлекал меня.

LA Times: Дэниел, во многих фильмах, в которыхты снялся, «Квин и Слим», «Прочь», «Вдовы», присутствует социальная ответственность. Это то, что ты ищешь в ролях, которые ты выбираешь?

Калуя: Я люблю непредсказуемые фильмы,только такие мне нравится смотреть. Так же и с «Квин и Слим», где афроамериканская пара на свидании убивают офицера. Просто так получилось. И часто мне нравится смотреть фильмы, где человек принимает решения, которые я хотел бы принять. Я хочу делать фильмы для реальных людей, живущих своей жизнью. «Что бы я сделал в таком положении? Что бы я сделал в такой ситуации?» И я просто нахожу это интересным в «Квин и Слим», способ сказать нет статус-кво. Ответственность, которую ты несешь. Реальность этого, и как много из этого проецируется на тебя.

Если ты просто скажешь: «Нет», это посчитают радикальным, но это просто решение. И тогда ты исследуешь, почему это радикально? То, что происходит внутри общества и в культуре, где простое принятие решения о чем-то непохожем является радикальным. Поэтому мне нравится сниматься в фильмах, которые исследуют, в то же время, развлекая, и на доступном языке. Я не хочу проповедовать перед аудиторией. Люди тратят деньги, чтобы пойти в кино. Это не дешево. И я хочу, чтобы люди чувствовали, что они действительно получили опыт.

LA Times: Роберт, за все эти годы ты ни разу не сбавил темп. И «Ирландец» - подтверждение этому. Что в этой истории заставило тебя почувствовать, что ты должен сделать это?

Де Ниро: Мы работали над другим фильмом. Мыс Марти потратили много времени, пытаясь найти то, что можно сделать вместе. Итак, в конце концов, мы остановились на этом фильме о стареющем киллере с западного побережья, вроде как ушедшем на пенсию. Мы были полны решимости. Как говорится, нам был зеленый свет. Потом Марти начал показывать мне старые фильмы, фильм Жана Габена, черно-белый, чтобы я начал входить в его стиль. Я сказал, что мне нужно прочитать эту книгу [«Я слышал, ты красишь дома»], о которой я говорил с Эриком Ротом несколько лет назад, когда она вышла. Поэтому я сказал, что прочитаю ее как исследование для нашей работы. Он наемный убийца, бла-бла-бла. И я ее прочел. И как только я прочитал ее, я сказал Марти: «Ты должен посмотреть на это, потому что это действительно то, что мы должны делать».

LA Times: Что заставило тебя сказать это?

Де Ниро: Книга была великолепна. История, персонаж,в ней были значимые исторические персонажи, чьи судьбы не были выяснены, особенно Хоффа. Так что это были все те вещи, которые придавали вес. И для нас в нашем возрасте, чтобы снять фильм о парне, который состарился… В ней был не священник, как в фильме, который мы сделали, это был Чарли Брандт, который написал книгу и провел 10 или 12 лет с Фрэнком Шираном и получил от него признание в конце…Это была просто отличная история. Мы должны были ее сделать.
 

  Перевод: Marishka, специально для only-r.com


 

Информация и материалы использованные в статье,взяты из открытых источников в интернете. Если не указан конкретный источник,они принадлежат их авторам и правообладателям


Специально для http://vyruchajkomnata.ru/ , официальной группы Вконтакте Кристен Стюарт/Роберт Паттинсон.Vyruchajkomnata(подписываемся на группу) и Твиттера @Vyruchajkomnata. Полное или частичное копирование информации разрешается после согласования с администрацией и с указанием активной ссылки на сайт.

26.02.2021 | 82 | НОВОСТИ О РОБЕРТЕ | Гость
Комментарии (1):
0
1 робокашка   [Материал]
Никак не кончаются вопли, что Роб вышел из тени сумеречной саги  facepalm Да он давным-давно шагнул дальше!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]