Промо фильма Довод,интервью.фотосессии .Новые интервью

Материалы к продвижению фильма режиссёра Кристофера Нолана Довод.

В ролях:Джон Дэвид Вашингтон, Роберт Паттинсон ,Элизабет Дебики и др.

*****


Роберт Паттинсон появился на обложке швейцарского журнала Bilan LUXE

Интервью Роберта для журнала Bilan Luxe (Швейцария 2020)

Роберт Паттинсон стал звездой кино во время «Сумерек».
В течении десяти лет он появляется в артхаусных фильмах, прошедших мимо большой публики. Его стремлением стало изменить имидж «лица» вампирской саги.
«Высшее общество» Клэр Дени, «Хорошее время» братьев Сэфди, появившийся недавно «Маяк» в партнёрстве с Уиллемом Дефо (выходит на двд) были независимыми фильмами, не получившими бы финансирования без имени Паттинсона в титрах.
В 34 года британский актёр решил вернуться в мир блокбастеров при помощи триллера Кристофера Нолана «Тенет», которого очень ждут функционеры кинематографа, надеющиеся на возвращение зрителей во мрак кинотеатров именно ради него в конце июля.


Он также был избран новым Бетменом (съёмки фильма были оборваны разразившейся пандемией) В эксклюзивном интервью Bilan Luxe актёр согласился поговорить о своей карьере, проектах, страсти к большому искусству (особенно к Сальвадору Дали, вдохновлявшего актера в юности на заре его карьеры).

Bilan Luxe: Вы - одна из звёзд самого ожидаемого блокбастера этого лета - «Тенет». Удастся ли этому фильму вернуть зрителей в кино?

Роберт: Если и существует мэтр, способный привлечь зрителя, то это Кристофер Нолан. Мы снимали в таком количестве разных стран, что я уже и не вспомню где. Нолан - уникален в своём роде. Он создал этот фильм авторским, но имеет колоссальный бюджет, чтобы превратить свою историю в грандиозный спектакль. Нужен большой экран или IMAX, чтобы полностью оценить «Тенет».

Bilan Luxe: Что ожидать от «Тенета»?

Роберт: Кристофер Нолан - самый таинственный режиссёр из всех, кого я знаю. Но я не могу не рассказывать о фильме, поскольку продвигаю его. Но я получил приказ ничего не говорить. Преимущество «Тенета» заключается в том, что я не понял все в первом чтении сценария и был счастлив, что хотя бы разобрался в своих репликах. (Смеётся)

Bilan Luxe: Вы стали новым Бетменом в экранизации Мэтта Ривза, который предположительно выйдет в 2022 году. Что Вы собираетесь сделать иначе для этой роли, в отличие от Кристиана Бейла или Джорджа Клуни, например?

Роберт: Бейл проделал невероятную работу, готовясь к роли годами. В моём случае преимущество заключается в том, что мое лицо будет закрыто большое количество времени, все будет сыграно на отношениях. У меня есть небольшая идея, как сделать так, чтобы мой Бетмен отличался от других, но нужно подождать начала съёмок и понять, возможно ли это.

Bilan Luxe: Многим великим актерам необходимо находиться в образе во время всех съёмок. А Вам?

Роберт: Мне не нужно двадцать четыре часа в сутки находиться в образе, но мне нравится изоляция. Последние годы я все больше ценю одиночество. Это необходимо, чтобы не показывать всему миру мое ОКР (смеётся). В юности мне поставили такой диагноз, поэтому у меня есть тенденция к одиночеству, что может показаться странным в моей профессии.
Проблема в том, что чем больше я изолируюсь, тем сильнее мне кажется, что я схожу с ума.
В молодости у меня были идиотские приемы, которые я считал необходимыми для роли, как например, напиться на площадке «Воды слонам» (с Риз Уизерспун), только потому что мой персонаж пьян в сцене. Это было ужасно. Я буквально сошёл с ума, представляя, как меня осуждает вся команда. А я думал, что добрая порция алкоголя сделает мою игру более достоверной. 


Bilan Luxe: После «Сумерек» Вы снялись в большом количестве авторских фильмов. Это был Ваш выбор как артиста или попытка смены имиджа?

Роберт: Всего понемногу. Есть странное чувство, словно перенимаешь все жесты и поступки, став частью франшизы. Мне сказали также, что я не буду иметь права на ошибку в моей карьере и что я только выиграю, сломав эти ожидания.
И если мое имя способно привлечь внимание зрителей к фильмам таких авторов, как Дэвид Кроненберг или Антон Корбейн, например, тем лучше.


Bilan Luxe: Как Вы выбираете свои проекты?

Роберт: Зависит от режиссёра. Если я вижу фильм, который я нахожу особенным, который волнует меня, то во мне появляется желание встретиться с режиссёром, а также с автором сценария.
Я сам активен в своей карьере. В основном я сам связываюсь с режиссёрами и предлагаю свои услуги. Если взять например «Маяк»: за четыре года до этого я посмотрел «Ведьму» Роберта Эггерса. Когда я открыл для себя первую работу ( этого режиссёра) я сразу же захотел встретиться с ним. У него действительно особый взгляд на кино.
Мы отрабатывали два других варианта сценария, не ставшими столь удачными, пока не появилась идея «Маяка». Черно-белое кино об изоляции на острове в Атлантике в девятнадцатом веке. Оригинальный, пугающий и тёмный - все как я люблю.


Bilan Luxe: Если говорить об искусстве, кто был первым творцом, вдохновившим Вас?

Роберт: Первое имя, которое приходит в голову, когда речь заходит об искусстве, это Сальвадор Дали. Я открыл его для себя, готовясь к роли в «Отголосках прошлого». В юности я видел его картины, но никогда не задавался вопросами о человеке за образом экстравагантного художника. Мне кажется, что Дали любил искусство во всех его формах - это был гений, готовый на любую причуду для искусства.

Bilan Luxe: Что привлекло Вас в опыте роли великого художника?

Роберт: Как и Дали, я надеюсь не бояться неизвестности. Не бояться мешать или шокировать своим артистическим выбором и не обращать внимание на критиков. Фильм снимался во многих регионах Испании. Я был единственным из всей команды, кто не говорил по-испански. У меня был менталитет 21-летнего англичанина, который должен был адаптироваться среди испанцев. Это сбивало, но было гениально. И я боялся играть эту роль после чтения сценария. И именно все это привлекло меня!

Bilan Luxe: Чему Вы научились, побывав в образе Дали?

Роберт: Я научился осмеливаться. А в более личном артистическом плане я понял, что невозможно симулировать мастурбацию перед камерой (Роб разразился смехом).
Эта сцена была прописана в сценарии, и поначалу я старался быть скромнее, но затем душа Сальвадора вошла в мое тело и я потерялся. Дали понравился бы этот ответ, если бы он ещё был среди нас, я уверен!


Bilan Luxe: Привлекала ли Вас в детстве картина, скульптура или другой объект искусства?

Роберт: Вы имеете в виду на уроках рисования в начальной школе?(смеётся) Второе привлекало меня в юности, но меня больше интересовало написание исторических докладов. Возможно, это удивит, но у меня был план учиться в университете и погрузиться в политику. А потом все мои блестящие идеи и прекрасные решения разбились о съемку в «Гарри Поттере». После школы я нашёл другое занятие, которое потребовало многомесячных занятий дома (подмигивает).

Bilan Luxe: Какие формы искусства привлекают Вас сейчас?

Роберт: Музыка - это то, что я ценю больше всего, потому что я открыт многим жанрам. Они могут сменяться во время подготовки к съемкам в фильме. Я слушаю много классической музыки, чтобы отпустить, освободить голову, сконцентрироваться на чтении сценария.
 


  Перевод: irina_vingurt, специально для only-r.com


Cinemania Magazine’s(Испания): Интервью с Робертом

Перед тем, как облачиться в костюм Бетмена, новый супергерой вместе с Джоном Дэвидом Вашингтоном участвует в миссии спасения человечества.
В какой степени «Тенет» отображает тот мир, в котором мы живем?

Роб: Персонажи Тенета просыпаются однажды утром и обнаруживают, что ничего из того, к чему они привыкли в реальности, больше не функционирует. И они должны адаптироваться к этим новым обстоятельствам очень быстро, чтобы выжить. Странно, но я вижу это именно так.
То, как мы живем последние месяцы.


Съемки были очень физически сложными?

Роб: Да. «Тенет» потребовал от меня больше ресурсов чем все, что я делал за последнее время. Я чувствую, что состарился лет на десять. Джон Дэвид является полноценным спортсменом, и не только по физподготовке, но и ментально. Если нужно бежать, он будет бежать в полную силу в каждом дубле, снова и снова. А моя карьера состояла до сих пор из сидения на мягких стульях и отпусков (смеётся). После некоторых съёмочных дней я не мог даже ходить.

Давал ли тебе Кристофер Нолан советы по интерпретации роли Бэтмена?

Роб: Нет. Он очень тактичен. Единственный разговор у нас о Бэтмене состоялся в последний день съёмок.

Я в восторге от Fear & Shame, твоей короткометражки. короткие. Ты хотел бы ещё раз заняться режиссурой?


Роб: Да. Мне очень хотелось бы. Я думаю, что я становлюсь более организованным с возрастом. Я думаю, что это было бы возможно. Но мне нужна история.

Ты бы сказал, что твоя работа с престижными режиссерами, такими как Клэр Дени или братья Сэфди помогла тебе на этом пути?

Роб: Конечно, да. Я точно знаю, что это очень помогло мне как актеру. Когда работаешь с режиссерами, наблюдаешь за ними, гораздо проще доверять им. И когда у тебч нет сомнений в том, что делаешь, узнаешь намного больше. Это огромное везение - поработать со столь талантливыми учителями.
 


  Перевод: irina_vingurt, специально для only-r.com


Cinema (Germany): Интервью с Робертом Паттинсоном

- Как режиссёр Кристофер Нолан отобрал Вас на роль?
Роб: На нашей первой встрече речь об этом вообще не шла! Мы говорили три часа, и мне казалось, что я вообще все испортил. Или никакого фильма вообще не существует. И буквально в последние пять секунд Крис сказал: «Я тут написал кое-что, может придёшь завтра снова и почитаешь?»
- И каково это было - читать?
Роб: - Я был один в закрытой комнате. И поначалу я не понял, где в этом сценарии я. Потом внезапно начали меняться жанры, границы раздвинулись, все стало очень сложно, но рассказано безумно технично.

- Были ли на площадке моменты, в которые Вы не понимали, что и как играть?

Роб: - Да. Ты толком не понимаешь, что происходит, но это и не всегда нужно. Это развлекательный фильм, а не лекция по физике. Сложные концепции, от которых дымится мозг, пробуждают, а не отпугивают.

- Каково это было, снова делать «большое» кино?

Роб: - Я всегда ищу проекты, которые внушают мне страх. Все, что я делал в последние годы, ощущалось как бег к краю пропасти и прыжок.

- Было ли это Вашим личным решением, вернуться в большое кино после «Сумерек»?

Роб: - Честно говоря, нет. Просто предложений не было. Крис - возможно последний режиссёр, способный снять подобный фильм по собственному сюжету.
 


  Перевод: irina_vingurt, специально для only-r.com


Эксклюзивно для Première: Находясь в полной изоляции, режиссер «Начала» и «Дюнкерка» ответил на наши вопросы.

«Не пытайся понять. Почувствуй».
Эта фраза в конце первого трейлера «Довода» обращена к Джону Дэвиду Вашингтону, но с таким же успехом её можно адресовать всем зрителям. Добро пожаловать в новое приключение, созданное воображением Кристофера Нолана. Меньшее, что можно сказать о его фильмах, это то, что каждый из них знает, как пробудить любопытство. Его умение «вдыхать новую жизнь» в привычные жанры (жанр «фильмов об ограблении» в случае с «Началом», научная фантастика с «Интерстелларом») обеспечило ему особый статус в мире большого кино. В условиях, когда любое творческое начало «душат» римейками и «вселенными», растянутыми настолько, насколько хватает глаз, Нолан - аномалия, исключение из правил. Он чем-то похож на боксера, который меняет боевую стойку без предупреждения, постоянно «ломая» все ожидания, избегая формул и историй, которые слишком линейны. Создавая вселенные, где интуитивное превосходит понятное, британец постепенно освободился ото всех правил, касались ли они физики или способа повествования... Но ото всех ли? Ото всех, кроме одного: тайны.
И «Довод» не исключение: в этом захватывающем боевике Джон Дэвид Вашингтон играет агента, который, пройдя через испытание, доказывающее его крайнюю преданность, присоединяется к команде, которой поручено предотвратить Третью мировую войну, «нечто худшее», чем ядерный холокост. ОК. Но как? И какую роль играет Роберт Паттинсон? Что это за пули, возвращающиеся из точки попадания обратно в ствол пистолета? Или этот автомобиль, который делает «бочку» в воздухе над шоссе, прежде чем в следующем кадре, развернувшись в обратном направлении, продолжить гонку как ни в чем не бывало? Больше месяца назад, в разгар кризиса коронавируса, когда мы еще не знали, выйдет ли Тенет в июле, режиссер согласился ответить на наши вопросы, поговорить об этом событии в мире кино («Съемки проходили в семи странах, это самый большой и амбициозный проект Криса», - призналась нам его продюсер Эмма Томас), а также о надеждах, возлагаемых на этот фильм, который мог бы ознаменовать своим выходом на экраны окончание карантина.


PREMIÉRE: Кристофер, вопрос, которым сегодня задаются буквально все, а именно: выйдет ли «Довод» на экраны 17 июля в США и 22 июля во Франции?

Нолан - Хороший вопрос! На данный момент я уверен только в одном: фильм будет готов к этому времени. Со своей стороны могу сказать, что он почти закончен, и мы сможем показать его зрителям, как только кинотеатры снова откроются.

Я задаю Вам этот вопрос только потому, что в СМИ попадается очень много статей, в которых говорится, что именно Вы делаете все возможное, чтобы как можно быстрее вернуть кинотеатры в строй. Ричард Гельфонд, исполнительный директор IMAX Corporation, даже сказал, что «никто в США не настаивает на открытии кинотеатров и выходе его фильма больше, чем Крис Нолан».

Нолан- Еще раз повторю, дата выхода «Довода» от меня не зависит. Однако, я точно могу сказать, что приведенная Вами цитата из слов Ричарда [Гельфонда] некорректна. Я – ярый защитник кинотеатров, всегда им был, и в своем заявлении он имел в виду, что я борюсь за выживание кинематографической культуры в целом.

То есть, он скорее имел в виду вашу статью в Washington Post, чем дату выхода «Довода»?

Нолан- Думаю, да. В самом начале пандемии я почувствовал необходимость внести ясность в этот вопрос. И в том тексте [опубликованном в Washington Post 20 марта 2020 года], я хотел напомнить о том, что за фильмами всегда стоят люди, которые работают над тем, чтобы их выпустить, чтобы зрители смогли их увидеть. Прокатчики, киномеханики, билетеры, другие работники кинотеатров... Кино - это не только гламур, студии и звезды. И я хотел подчеркнуть, что без тысяч этих людей, которые встречают зрителей в кинотеатрах, которые дают всем нам возможность увидеть фильмы в кино, моя работа в качестве режиссера не будет иметь логического завершения. Важно было напомнить о том, что борьба с вирусом затронет и прокатчиков, и людей, работающих в кинотеатрах. В этом была цель того выступления!

Итак, давайте поговорим о «Доводе». «Спросите у Криса», «Крис лучше знает». Я брал интервью у Вашего продюсера Эммы Томас и Ваших актеров, но никто из них не пожелал рассказать мне, о чем этот фильм, и он все еще, как обычно, остается загадкой! Вы не могли бы рассказать мне чуть больше?

Нолан- А-а-а-а. Я Вас разочарую, но нет. Думаю, будет лучше, если Вы откроете его для себя в кинотеатре, и при этом будете свободны от заранее составленного мнения или чьих-то комментариев. Ведь в этом по-прежнему и заключается одно из величайших удовольствий - быть зрителем, не так ли?

Когда мы увидели трейлеры «Довода», сложилось впечатление, что после «Дюнкерка», который был экспериментальным и почти лишенным диалогов, этот фильм ознаменовал ваше возвращение к более повествовательному кинематографу.

Нолан- Во всяком случае, в «Доводе» диалогов больше, чем в «Дюнкерке», это уж точно. (Смеется). Но все гораздо сложнее... Для каждого фильма, и «Дюнкерк» не был исключением, я стараюсь найти форму, которая лучше всего соответствует тому, о чем я хочу рассказать. Я всегда считал, что форма должна сочетаться с содержанием - и наоборот. Они должны увязаться, слиться воедино. Лично я, когда пишу, не думаю о том, как мне наиболее четко передать то, о чем я рассказываю. Иными словами, я не ищу стиль: я ищу форму повествования, которая объединила бы и информацию, которую я хочу передать, и способ, которым эта информация будет передана... Поэтому, конечно, все мои фильмы отличаются друг от друга, потому что и истории, и темы, затронутые в них, разные. И мой подход к «Доводу», естественно, был совершенно далек от моего подхода к «Дюнкерку».

Когда вышел «Дюнкерк», Вы сказали мне, что и не собирались снимать военный фильм. И напротив, «Довод», кажется, совершенно сознательно использует традиции шпионских фильмов...

Нолан- На самом деле «Довод» использует все уловки этого жанра. Что касается «Дюнкерка», я не хотел снимать военный фильм, потому что мне было неинтересно следовать законам этого жанра. И «ломать» их я тоже не хотел. Чтобы рассказать мою историю, «Дюнкерк» должен был стать напряженным триллером, триллером в стиле Хичкока, если хотите. Мы выбрали именно такой подход. Но для «Довода», так же как в некоторой степени и для «Начала», в своем выборе я отдал предпочтение жанру. Жанр послужил для меня трамплином; он как брусок для отталкивания (в прыжках в длину), который позволяет «вытолкнуть» зрителей в места, где они никогда не бывали раньше. В «Начале» жанр «фильма-ограбления» помогал нам перенестись в эту размытую «зону», где сон перемешивается с реальностью. Без этих условностей жанра зрителям, скорее всего, было бы сложно перенестись туда настолько же плавно. А в случае с «Доводом», моей путеводной нитью стал именно шпионаж, как жанр. Шпионский триллер.

Почему именно он?

Нолан- Потому что он мне нравится. Я, как и все английские дети, вырос на Джеймсе Бонде. И точно также, как и «Звездные войны», и «Индиана Джонс», фильмы о Бонде 70-х навсегда оставили во мне глубокий след. Это часть моей ДНК. Я открыл для себя потенциал кинематографа как спасения, потому что, посмотрев эти фильмы, я понял, что это искусство умеет создавать миры и реальности, которыми можно жить. Для меня в детстве это был способ открыть для себя новые горизонты. Причем в буквальном смысле, потому что фильмы о Бонде дарили ощущение путешествий с ним по всему миру, ощущение чего-то нового.

Вы могли бы просто снять фильм о Джеймсе Бонде. Так, наверное, было бы проще всего, нет?

Нолан- Да, но это было бы пустой тратой времени: эти фильмы все еще снимают и на очень хорошем уровне. У меня не было цели снять фильм о Бонде как таковой. Скорее, мне хотелось снова испытать свои детские ощущения от этих фильмов. Вернуть это чувство. И в этом весь «Довод»: это моя попытка воссоздать тот восторг, который я испытал, впервые столкнувшись с развлечением в таком масштабе, когда я открыл для себя эти фильмы. Важнее были сами воспоминания об эмоциях, а не коды этих фильмов.

Тем более что элементы формулы успеха этих фильмов были разворованы, многократно воспроизведены, и даже затасканы бесчисленными современными боевиками...

Нолан- Совершенно верно. И это парадокс, с которым мы сразу же столкнулись. Мы должны были воссоздать то чувство восторга, о котором я говорил. Но для этого нужно было предложить что-то новое. То, что выходило бы далеко за пределы того, чем эти фильмы были в 70-х. Игра со временем, которая лежит в основе «Довода», создала для этого условия. Этот фильм дал мне возможность предложить зрителям взглянуть на экшн и его развлекательные возможности по-новому. Когда мы используем слово «развлечение», особенно в английском языке, оно часто имеет негативный оттенок, с налетом «поверхностности». Но для меня это синоним преданности и вовлеченности. Взгляды зрителей должны быть прикованы к экрану, они должны погружаться в новые миры; мне хочется подарить зрителям возможность испытать настолько яркие эмоции, чтобы они моментально позволили им вырваться из своей обыденной реальности. Для меня в этом и заключается задача режиссера.

Вы упомянули о своих детских впечатлениях, фантастике, боевиках... но шпионский триллер - это тоже жанр, с весьма устоявшимися традициями его восприятия в обществе. Те же Бонды в каком-то смысле всегда были продуктом своего времени. Иногда это были откровенно политизированные фильмы, а в вашем кино этого никогда не было. Можно ли сказать, что «Довод» в этом смысле ознаменует определенные изменения в вашей фильмографии?

Нолан- Хммм. Интересная точка зрения. Я не спорю с вами, но это забавно, потому что меня часто критиковали именно за то, что я снимаю фильмы, которые очень точно отражают наше время. Вспомните критику «Темного Рыцаря». Тем не менее, я смотрю на это по-другому: когда я пишу, я стараюсь быть как можно более искренним. Я говорю о своем времени. Не с социальной или политической точки зрения, конечно, но с эмоциональной или личной точки зрения. Возьмите «Начало». Его структура с пространственным разделением деталей, изменяющимися состояниями сознания. Фильм был написан в то время, когда появились мобильные телефоны - первые iPhones. Люди все больше и дальше отстранялись друг от друга, растворяясь в том, что предлагали им эти новые гаджеты - и это, конечно же, подсказывало мне какие-то идеи, когда я писал «Начало». Что касается «Довода»... Нет, я ничего не могу Вам сказать.(Смеется) Давайте просто скажем, что у меня есть ощущение, что персонаж Джона Дэвида Вашингтона - герой нашего времени. Он разрывается на части, он разрывается между преданностью своей стране и преданностью человечеству в целом. Если взглянуть на то, что происходит сегодня, я думаю, что это актуальная тема, не так ли? Мы все связаны, все взаимозависимы, но чему мы преданны? Какой нации? Какой идее? Какой культуре? Я думаю, что это очень насущный вопрос в наши дни.

Это тоже был один из вопросов, поднятых в эпоху Джеймса Бонда.

Нолан- Это правда. Сегодня люди в киноиндустрии задаются вопросом, хотят ли зрители видеть фильмы, которые напоминали бы им о том, через что они сами проходят, о чем переживают, или же им следует показывать фильмы, которые позволили бы им сбежать от их повседневной жизни. Бондиана - это продукт Холодной войны, и во всех фильмах о Бонде - нет, не во всех, только в лучших из них! – главный герой сталкивался с проблемой ядерной угрозы. Зрители смотрели эти фильмы и видели на экране мир, напряжённость которого была очень узнаваема. Но главный герой... он всегда вселял надежду: вы знали, что он обо всём позаботится. (Смеется.) Этот обнадеживающий момент был очень привлекателен. Наверное, это не совпадение, что он стал очень важен для кинематографа именно после 11 сентября. После тех атак американские фильмы стали гипермилитаризированными. В фильмах последних двадцати лет Голливуд создал образы супер-обученных, практически неуязвимых военных, почти супергероев. Я думаю, это связано с тем, о чем мы говорим: с необходимостью дать людям возможность успокоиться. Наверное, зрителям нужно было видеть на экране суперпрофессионалов в области шпионажа или обороны, способных их защитить. И вовлеченность в истории, которые, с одной стороны, отражают ваши тревоги, а с другой стороны вселяют уверенность, очень успокаивает. «Есть специалисты, которые могут решить проблему». Вам хочется в это верить. Может, это и наивно, не знаю, но это именно так и работает.

То есть, мы выйдем из кино после «Довода» с окрепшей надеждой?

Нолан- А-а-а! Да. Один только персонаж Джона Дэвида уже обнадёживает.

Еще одна вещь, которая, как мне кажется, является определяющей характеристикой жанра, и которая также очень разнится с Вашими фильмами: цинизм героев. И Бонд, и Борн - персонажи, которые, даже если они в итоге и творят добро, делают это по очень эгоистическим соображениям. Напротив, в ваших фильмах герои всегда лишены цинизма...

Нолан- Это одна из тех вещей, о которых мы много думали - и я сам, когда писал (сценарий), и вместе с Джоном Дэвидом на съемочной площадке. Меня действительно не очень интересовал «девиз» вышеупомянутых персонажей: «Мужчина должен делать то, что должен». Джеймс Бонд рассуждает о Британской империи, о своей стране и о том, что он делает для нее, но из уст такого беспечного парня иногда это звучит неправильно. Мы задали себе множество вопросов о логике поведения главного героя «Довода». Если он готов пожертвовать собой ради спасения людей, ради Добра, ради своей страны или мира, то он должен быть глубоко сопереживающим человеком. Им движет некий идеализм и, что важнее всего, он не остается в стороне от происходящего. Поэтому мы хотели сделать особый акцент на образе этого героя, сделать его персонажем достойным доверия, героем, готовым на все ради своих идеалов, и никогда не уступающим цинизму. И - в качестве ответа на ваш предыдущий вопрос - да, это вселяет в меня надежду. Этот персонаж, такой, каким я его написал, и такой, каким его сделал Джон Дэвид, он... сама порядочность. Это придает особый смысловой оттенок фильму и, возможно, даже самому понятию героизма. И это внушает оптимизм.

Вы сейчас подумаете, что это уже больше похоже на одержимость, но все-таки были два или три фильма про Бонда, в которых отсутствие цинизма стало их отличительной чертой. Я сейчас о Броснане в «Золотом глазе» («Golden Eye») и о...

Нолан- Тимоти Далтоне!

Да.

Нолан- В «Искрах из глаз» («The Living Daylights»). Тимоти придал этому персонажу очень неожиданные и непривычно джентльменские черты, это правда. Но, казалось, что это было немного... как бы это сказать... не в «общей тональности». Тем не менее, это было и в книгах Флеминга. У Джеймса Бонда есть эта «несвязность» характера. Он очень эгоистичен, любит веселиться, спать со всеми этими девушками, убивать людей. Но он делает это по «правильным причинам». В этом и заключается различие этих книг с романами Джона Ле Карре, где персонажи, напротив, очень страдают от цинизма окружающего их мира. Они устали от этого цинизма. Как тот же Гарри Палмер [британский шпион, персонаж, созданный писателем Леном Дейтоном]. Мы попытались переосмыслить все эти представления и привнести что-то новое в эту тему.

Возвращаясь к истории создания «Довода». Эмма Томас сказала мне, что в этом фильме реализовано множество концептуальных идей, которые Вы обдумывали в течение многих лет. Что конкретно она имела в виду?

Нолан- Мне очень сложно говорить об этом, поэтому я приведу конкретный пример. Без спойлеров. Помните тот момент в трейлере, когда персонаж Джона Дэвида стреляет, и пуля возвращается из точки попадания обратно в ствол пистолета? Этот образ преследовал меня в течение многих лет. Буквально годами. Для меня этот кино-план воплощает в себе саму идею манипулирования временем и законами физики. И я работаю над этим уже больше 20 лет. На самом деле, он появляется в разных формах в нескольких моих фильмах, в частности, в «Помни». Люди, которые знают мои фильмы, увидят, что я обобщаю в одной этой сцене все мое увлечение временем.

Вы заговорили о «Помни»: в этом фильме герой переживает травмирующий эпизод своей жизни в обратном порядке. Некоторые эффекты в трейлере и прологе «Довода» заставляют вспомнить о том фильме...

Нолан- Есть очевидные моменты для сравнения в этих двух фильмах. Но в «Помни» время двигалось вперед, одновременно с «отматываем» назад. В «Доводе» у него другое осмысление. И вопрос уже не в том, как работает время, а в том: «А что, если это правда? Что, если это действительно происходит? Что, если это не просто концепция, идея писателя, а реальность?»

Все ваши фильмы основаны на очень точных научных постулатах. В случае с «Доводом», что было основой?

Нолан- Законы физики всегда симметричны. Время идет или вперед, или назад. Несколько дней назад NASA объявило, что, возможно, мы нашли параллельную вселенную, в которой время течет в обратном направлении. Так вот, все законы физики симметричны, кроме одного - энтропии. Сюжет «Довода» основан на этой теории: что случилось бы, если бы можно было менять направление времени? Я работал над этими вопросами... шесть или семь лет. И именно это Эмма в основном и имела в виду: «Довод» синтезирует в себе все то, чем я был одержим последние несколько лет.

«Дюнкерк» исследовал глубину времени, слои времени. Теперь вас заинтересовало направление времени?

Нолан- В каком-то смысле. «Дюнкерк» был о гибкости времени, о его разной плотности. В «Доводе» идея заключается в том, что время может идти в разных направлениях. Но настоящий вопрос, который я задаю себе, заключается в том, как перевести эти теории в соответствующую форму повествования? Потому что эти фильмы должны прежде всего работать в рамках жанра фильма о шпионах или триллера. Я ведь никого не заставляю задавать себе экзистенциальные вопросы о времени. (Смеется) Я просто использую эти вопросы, которые не отпускают меня, чтобы немного больше вовлечь в процесс и зрителя.

Работая в индустрии, которая, в общем и целом, потворствует упрощению восприятия или даже отуплению публики, вы продолжаете поощрять своих зрителей и верите в их интеллект.

Нолан- Я понимаю, что Вы имеете в виду, но я так не думаю. Я не думаю «для публики», я -часть публики! Мы все - зрители. Мы не можем отделить себя от зрителей и поставить себя в положение наблюдателя. На мой взгляд, очень опасно, когда режиссер начинает думать: «Они скажут это» или «они подумают то». Кто такие эти «они»?

Скажем так, в Вас просто живет слепая вера в силу кино...

Нолан- У меня была возможность снимать голливудские фильмы с большие бюджетами, блокбастеры, которые были очень успешны. И каждый раз, с каждым следующим фильмом студия давала мне чуть больше свободы... Вопрос был только в том, как использовать это доверие и свободу? Куда двигаться дальше, как с каждым новым проектом раздвинуть границы чуть шире? И каждый раз я воспринимал этот шанс как огромную ответственность. Не как потворство моим желаниям или карт-бланш. Действительно, как ответственность. В мире так много желающих рассказать свои истории, которые и хотели бы иметь такую возможность, но у них её нет; так что я просто не мог потратить её впустую. Мы должны идти на риск. Преодолевая границы и барьеры. Именно этим я всегда руководствовался. Для съемок «Довода» у меня были такие средства, которыми располагают лишь немногие кинематографисты. Поэтому я, прежде всего, должен был делать то, во что верю. А не снимать фильм только для того, чтобы его снять. Это не работа. Это не бизнес! Это страсть.

Перед съемками «Дюнкерка» вы показали своей команде несколько фильмов, чтобы дать им представление о настроении и атмосфере будущего фильма. Для «Довода» Вы так делали?

Нолан- Нет! И именно по тем самым причинам, о которых я говорил ранее: всем известна великая классика шпионских триллеров. Фильмы о Бонде в нашей ДНК (особенно это касается англичан в моей команде). Мое честолюбивое намерение заключалось в том, чтобы сделать то же самое, что Серджио Леоне сделал в свое время с вестерном. Когда он снимал «Однажды на Диком Западе», ему не нужно было пересматривать старые вестерны. Ему нужны были только его воспоминания, его ощущения. Это единственный способ справиться с иконографией жанра. «Однажды на Диком Западе» - это вестерн о вестерне. Для «Довода» мне не нужно было изучать сцены из шпионских фильмов, которые я и так знаю наизусть. Я хотел сделать единственный в своем роде фильм, который выразит мою любовь к фильмам, на которых я вырос.

Последняя попытка разгадать тайну фильма. Можете дать нам ключ к разгадке названия-палиндрома? Что означает слово «Довод»? Может, это отсылка к магическому квадрату ранних христиан?

Нолан- Палиндром важен для истории и для этой организации. Идея веры также присутствует в этом фильме. Но не так, как Вы думаете. «Довод» - это то, чего Вы не можете знать, это- реальность, подлинность которой Вы не можете подтвердить. И это слово работает как «Сезам»; это название организации, в которую завербован главный герой. Хотя, я не уверен, что на данный момент это поможет Вам хоть что-то прояснить для себя (Смеется)
 


  Перевод: Lovely, специально для only-r.com


MILLIYEN SANAT TURKEY: Роберт Паттинсон-бесстрашный актер!

- Что Вы можете сказать о своем персонаже?

Роб: Мой персонаж - коллега персонажа Джона Дэвида Вашингтона, и он англичанин. Это все, что я скажу.

- Давайте поговорим о Кристофере Нолане. Вам нравятся его фильмы?

Роб: Конечно. Наверное, всем нравятся его фильмы. Думаю, что он один из немногих режиссеров, которые умеют снимать изумительные, сложные фильмы в рамках мейнстримного кино. Его фильмы всегда оригинальны и полны неожиданностей, вам не предлагают просто нечто удобоваримое. И каждый его фильм отличается от предыдущего. Я помню, как вышел «Дюнкерк». Это было настолько мастерское решение... Шедевр. Потом появился «Довод». Уникальный фильм, который собрал в себе всевозможные технические разработки и зрелищность.

- Каково Вам было впервые работать с Ноланом?

Роб: Я не совру, если скажу, что практически каждый актер хотел бы с ним поработать. Так что я тоже был взволнован. Наблюдать за тем, как он работает на площадке такого грандиозного фильма как «Довод», было просто завораживающе. На таких съемках то и дело приходится что-то менять... Но у Криса всегда и все под контролем, и он невозмутим. Его ничто не напрягает, ничто не может его поколебать. Я никогда в жизни не видел ничего подобного. Этот фильм во многих отношениях было сложно снимать, и все же у меня от этих съемок остались самые прекрасные воспоминания.

- Вы были частью очень мощного актерского состава…

Роб: Да, он (Крис) работал с невероятным актерским составом и сложным сценарием, и все актеры были настроены на игру. Я до этого не встречался с Джоном Дэвидом, и нам нужно было найти общий язык, потому что большинство моих сцен было с ним. Мы работали бок о бок в течение нескольких месяцев. Я думаю, что наши отношения стали одними из самых тесных дружеских отношений, которые у меня когда-либо возникали во время съемок.

- Среди трюков в фильме есть и движение вперед, и назад. Наверное, тренировочный период был интересным. Можете немного рассказать об этом?

Роб: Это было сложно, потому что не было похоже на настоящую драку. То есть, сначала ты совершаешь очень сложные и неестественные движения, а потом делаешь их в обратном направлении, и довольно быстро можно потерять уверенность в себе. Потому, что мало того, что ты двигаешься совсем не так, как обычно, но еще и твой персонаж должен быть вроде как экспертом в этом. Но потом ты смотришь на дублеров, и понимаешь, что сначала даже им это давалось нелегко, несмотря на недели тренировок.


- Как Вы думаете, почему этот фильм стоит смотреть именно в кинотеатрах?

Роб: Потому что это очень амбициозный и сложный фильм. Во-первых, никто так не снимает фильмы, как Крис, а этот фильм особенно навороченный, потому что Нолан использовал новую технологию в камерах IMAX. Эти камеры были специально разработаны для съемок этого фильма. Я даже не могу себе представить свои ощущения, когда буду смотреть его на большом экране. Если учесть тот факт, что люди месяцами не могли пойти в кино, то неудивительно, что все с таким нетерпением ждут выход этого фильма. Я думаю, что этот фильм показывает, какие вещи реально выполнимы в кино. Крис, со всей своей мощью, раздвигает границы понимания того, что можно сделать без спецэффектов. Это впечатляющие эмоции, и невозможно испытать их полностью, если вы не будете смотреть этот фильм на самом большом экране, который только сможете найти.


  Перевод: Lovely, специально для only-r.com


Довод. Интервью для Entertainment Weekly 2020 русские субтитры

Перевод: irina_vingurt


  Cубтитры: Маришель, специально для only-r.com


Довод: Актеры фильма говорят о своих любимых фильмах Кристофера Нолана русские субтитры

Перевод: Lovely

  Cубтитры: Lovely, взято с only-r.com


Новые кадры из фильма

хост изображения

Спасибо Антону Волкову


Premiere Франция


Starburst Magazine


Новое фото для обложки турецкого номера Milliyet Sanat июль 2020 года


Джон Дэвид Вашингтон, Роберт Паттинсон и Элизабет Дебицки освещают июльский номер журнала Cinemania


Посмотрите на Джона Дэвида Вашингтона, Роберта Паттинсона и Элизабет Дебики на обложке июльского номера Entertainment Weekly. Промо фильма Довод.


 Fotogramas (Испания)
«Мой персонаж посвящает свою жизнь спасению чего-либо. может быть, это мир, или это твой друг. Может быть, эти двое странно связаны »

РОБЕРТ ПАТТИНСОН ПРОТИВ ВРЕМЕНИ И ТЕМЫ

Лондонец, который знал, что он будет новым Бэтменом в первый день съемок “Довод”, рассказывает нам (что-то) о своем характере и сложных повествованиях фильмов Нолана.

Мы только что видели его запертым рядом с Уиллемом Дефо в Маяке (Р. Эггерс, 2019), подвиг, в котором он показывает, если это все еще необходимо, что вы знаете, как использовать батут из Сумеречной Саги, чтобы стать одним из самых интересных и рассудительных актеров
при выборе ролей  последних лет. К списку, выделенному культовыми авторами-от Дэвида Кроненберга до братьев Сафди, проходящих мимо Клэр Дени, Джеймса Грея или Сиро Герры, - Роберт Паттинсон (Лондон, Англия, 1986) теперь добавляет Кристофера Нолана, объединяющего коммерциализацию с
контрастным личным взглядом. Актер рассказывает (что-то) фотографам о Тенете с прицелом на его будущее, близкое, как новый Крестоносец в маске Бэтмена.

Что ты можешь рассказать о своем персонаже? Кто он? Чего он хочет? С чем вы столкнулись, чтобы получить его?

Я до сих пор не совсем уверен, что я могу рассказать о своем герое, не раскрывая слишком много. Скажем, он сложен, как и мир, через который он движется, и это усложняет его желания, или, возможно, он считает их второстепенными. Нет идеологии, которая убеждала бы его и отказывалась сводить мир к тому, что правильно и что неправильно. У вас есть время подумать, правильно ли то, что вы делаете, или неправильно ли то, что вы хотите. Но вы знаете, что что-то должно произойти, и вы должны предотвратить это. Иметь какой-то императивный моральный был бы идиосинкратический кодекс, построенный на их собственном опыте... что не означает, что многие знают, что это такое. Он посвящает свою жизнь спасению. Может, это мир, может он его лучший друг. Может быть, мы оба странно связаны. Может быть, если я много скажу иногда, возможно, я избегаю говорить больше, чем должен.

Когда вы впервые прочитали весь сценарий? Разговаривали с остальными актёрами по сюжету?

Я думаю, что прочитал сценарий во время моей второй встречи с Кристофером Ноланом. Не то чтобы я был заперт в комнате, чтобы прочитать его, но, скажем, дверь была заперта на всякий случай. Я чувствовал себя так, словно меня пригласили принять участие в каком-то особом мероприятии, пусть и герметичном. Мы с Джоном Дэвидом много говорим о сюжете. Мы все еще делаем это. Это одна из вещей, которые мне больше всего нравятся в этом проекте: сценарий поддается бесконечному обсуждению.
 

Как бы вы описали стиль фильма Нолана и способ режиссуры своих актеров? Как ваши перестрелки?

Кристофер Нолан всегда открыт для идей и вопросов, даже если эти вопросы приводят к еще большему количеству вопросов. Но всегда быть очень ясным в том, что он хочет, и когда вы получаете то, что ищете. Он очень хорошо умеет ходить по тонкой грани между сотрудничеством и управлением. А что касается его съемок, то у вас должно быть огромное видение, чтобы продвигать такие фильмы, как ваш. Он окружает себя высококвалифицированной командой постоянных сотрудников, которые знают его и знают, как дать ему то, что он хочет. Масштаб декораций, контроль над внешним видом и костюмами персонажей, эффектные экшн-сцены или количество международных сцен, где мы снимаем, находятся на другом уровне. А потом как он это продвигает! Я никогда в жизни не видел ничего подобного.

Фильмы Нолана всегда представляют собой повествовательный вызов, но, когда за ними успешно следуют, зритель чувствует себя эмоционально вознагражденным. Как вы думаете, ваша способность к повествованию-это лучший спецэффект? Не кажется ли вам, что мы, зрители, привыкли к слишком простым историям?


Я не знаю, являются ли истории слишком простыми призом для зрителя, но я знаю, что великие истории всегда являются невероятной вехой. Понятно, что первые являются самыми распространенными, но я также думаю, что энтузиазм, который генерируют все фильмы Кристофера Нолана, показывает, что есть аудитория, и есть большая аудитория, которая хочет, чтобы этот парень рассказывал  истории, которые, как вы говорите, предполагают вызов, но в то же время предлагают большую награду.

Первый день Тенета совпал с подтверждением того, что вы собираетесь стать звездой The Batman. Вы поделились с новостями с Кристофером Ноланом? Он дал вам совет?

Это было похоже на экстрасенсорный опыт. И больше, чем получить какой-то конкретный совет, лучше всего было услышать из первых рук некоторые истории, которые Кристофер Нолан рассказал мне о производстве трех фильмов "Темного рыцаря" или поговорить с ним о каноне Бэтмена.

Какой ваш любимый фильм Нолана?

Трудно выбрать один из них. Я еще не видел Довод, но уверен, что это уже один из моих главных кандидатов. Как и во многих его фильмах, герои фильма  Довод должны двигаться в мире сразу после осознания того, что правила изменились. Открываются новые возможности, но также и новые угрозы. И зрителю это все приходится делать одновременно с ними. Это волнительно для всех. Я все еще узнаю что-то новое о том, как устроен мир кино, поэтому продолжаю прокручивать все в голове. Я думаю, что вам нужно посмотреть фильм, прежде чем я смогу сказать что-то еще об этом, потому что тогда я не думаю, что мне нужно было бы получить магистра физики, чтобы объяснить это лучше.


EW

Джону Дэвиду Вашингтону, Роберту Паттинсону и Элизабет Дебицки пришлось сильно доверять друг другу во время съемок Довод , Посмотрите, как трио пересчитывает свои близкие отношения за кадром и за кадром.

Роберт Паттинсон для EW 

Сканы журнала


«Дизайнеры и инженеры Hamilton сотрудничали с командой разработчиков нового фильма Кристофера Нолана, #TENET, для производства часов на заказ с особыми характеристиками: задача, с которой справился только Hamilton» 

Официальные часы TENET I Hamilton Watch

промо стиллы


источник твиттер инстаграм 1 2 3 4 5 6 7 8

Информация и материалы использованные в статье,взяты из открытых источников в интернете.Если не указан конкретный источник,они принадлежат их авторам и правообладателям


Специально для http://vyruchajkomnata.ru/ , официальной группы Вконтакте Кристен Стюарт/Роберт Паттинсон.Vyruchajkomnata(подписываемся на группу) и Твиттера @Vyruchajkomnata. Полное или частичное копирование информации разрешается после согласования с администрацией и с указанием активной ссылки на сайт.

01.10.2020 | 307 | НОВОСТИ О РОБЕРТЕ | Гость
Комментарии (2):
0
2 робокашка   [Материал]
Правдивый парень Роб  giri05003 Что на уме, то и на языке

0
1 kolomar   [Материал]
Понятно что ничего не понятно. Надо смотреть.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]