Промо-интервью "Высокой жизни"

Промо-интервью  "Высокой жизни"

Troiscouleurs: Клэр Дени : кровеносный сосуд...

Для своего первого фильма на английском языке Клэр Дени выбрала космический корабль, населенный командой преступников, которых играют Роберт Паттинсон, Миа Гот, Клэр Тран… 

Они обречены на поиски новых источников энергии возле черной дыры и так же являются подопытными кроликами для безумного ученого (Жюльет Бинош) в опытах по размножению в открытом космосе. 

Режиссер снимает «Высшее общество» как красивый и жесткий научно-фантастический фильм, возможно, один из самых темных и метафизических фильмов о космическом пространстве. Вместе с ней мы пытались понять, что такое атмосферное кино.
 

В «Высшем обществе» пространство, бесконечно большое, связано с тюрьмой, заключением. Что скрывает за собой этот парадокс? 

Клэр Дени: В одной книге астрофизик Стивен Хокингс говорил, что размножение в космосе очень сложное. И все же, возможно, это единственный способ выйти за пределы Солнечной системы, потому что одной человеческой жизни было бы недостаточно, чтобы пройти через это путешествие. В то же время, за пределами системы существует еще одна интригующая область с черными дырами в пространстве. Я подумал, что такая страна, как Соединенные Штаты, может предложить молодым людям, приговоренным к смертной казни, пожертвовать своей жизнью ради такой миссии, а не ждать в камере смертников. Для меня, начало фильма всегда было появление того человека с корабля, который потерял всех своих спутников и в конечном итоге одинок с ребенком и садом, уникальным следом их земного происхождения. Он не может покончить с собой, потому что сначала нужно убить ребенка. 

Видите ли вы в космическом завоевании запретное желание овладеть пространством? 

Клэр Дени: Астрофизик и философ Арлен Баро просветил нас, меня и моего соавтора Жан-Поль Фаржо, о пространственно-временных историях и о том, что мы знаем о черных дырах сегодня. Я думаю, что стоит зайти в космос. Проблема в том, что это идея завоевания ... мы снимали в студии в Кельне, где находится Центр европейских астронавтов, откуда можно наблюдать за экипажем на международной станции, 24 часа в сутки. Я подумала, что в русской форме есть что-то менее военное, менее завоевательное, чем в НАСА. Поэтому это та модель, которую я выбрала в качестве основной. Я ненавижу эти фотографии американцев, одетых в белые корабли, которые сияют ... мы все равно не будем завоевывать пространство. 

В 2014 году после встречи с исландско-датским художником Олафуром Эллиасоном, известный своими работами, сочетающими природные материалы и высокие технологии, и увлеченным черными дырами. Вы сделали свой абстрактный и созерцательный короткометражный фильм "Контакт" на основе одной из его инсталляций будущего. Как творчество Элиассона повлияло на «Высшее общество»? 

Клэр Дени: пять лет назад продюсер спросил меня, не хочу ли я сделать фильм на английском языке, и я показала ему краткий синопсис истории, которая представляла собой смягченный сценарий «Высшего общества». Он хотел, чтобы мы пошли к Олафуру Элиассону, который был тогда в тренде. В Контакте, так же, как и в «Высшем обществе», я взяла желтый свет, который он придумал для своей инсталляции The Weather Project в Лондоне в 2003 году. После "Контакта" прошло 4 года, прежде чем было снято «Высшее общество», и там много от Элиассона. 

Откуда взялась прямоугольная форма корабля? 

Клэр Дени: это пришло ко мне. Когда я писала сценарий вместе с Жаном-Полем. Я, подумала, что это должна быть тюрьма, то есть своеобразная коробка с центральным коридором, камерами и на нижнем этаже комната для «секс-бокса» (комната, где члены команды могли насладиться механической любовью). 

Ваш первый короткометражный фильм, 15 мая (1969), был вдохновлен Филиппом К.Диком: какое значение имеет этот автор для всей вашей карьеры? 

Клэр Дени: когда я была маленькая и жила в Камеруне, единственными книгами, которые меня и интересовали, были книги научной фантастики. После того, как я приехала во Францию и поступила во Французскую киноакадемию, у меня появился компаньон, который также интересовался научной фантастикой, Филипп К. Дик. В «Высшем обществе» я показала часть того, что взяла у этого автора: взять людей-заключенных из утопии. 

Монтаж соединяет сцену, где герой теряет инструмент в пространстве и поверхность камня, который он бросает в колодец, после использования его в качестве оружия, когда он был ребенком. Это ссылка на связь оружия и инструмента в фильме 2001: "Космическая Одиссея" Стэнли Кубрика? 

Клэр Дени: возможно, подсознательно. Я думала о фильме в целом, только моя мысль была несколько иной. 2001 – это как доказательство существования космоса, это дало мне право сделать как бы фильм продолжение. А вот колодец и падающий камень – я их просто взяла из Тарковского "Сталкер" (1981). Это тот кадр, который заставляет меня переживать больше всего, когда сталкер идет с собакой и один из двух мужчин кидает камень в колодец, бездонный колодец. Арлен Баро сказал мне, что там, где находились герои моего фильма, через четыре года после выхода из Солнечной системы на 90% от скорости света, пустота и падение тел становятся бесконечными, и я сразу вспомнила колодец "Сталкера". Эта сцена, которая более всего иллюстрирует мой страх перед бесконечностью. 

В контрасте между органикой и технологией ощущается некоторое опасение, связанное с давлением человека, трансгуманизма… 

Клэр Дени: Я не так сильно переживаю из-за этого. Я хотела, чтобы речь шла о жидкостях. Я это переняла от Кубрика: в его дебютном "Докторе Стрендже" он рассказывает о важности жидкостей в организме. В этом ящике корабля нет ничего, что могло бы перепрограммировать жизнь, поэтому нужно перерабатывать материалы… Потому что они уходят в никуда. 

Идея табу приходит очень быстро: с самого начала герой объясняет ребенку, что человек не должен есть свои экскременты, но в том же время они используют свои переработанные материалы для того, чтобы можно было выжить. 

Клэр Дени:Когда он это объясняет, он уже знает, что произойдет. Он говорит ребенку «табу», зная, что через несколько лет другое табу будет нарушено, потому что у его дочери не будет другого мужчины кроме него. 

Во время показа фильма в Торонто были случаи, когда людей тошнило и они падали в обморок. Как вы думаете, связано ли это с представлением на экране жидкостей (спермы, грудного молока, крови…)? 

Клэр Дени: Роберт Паттинсон показал мне эту реакцию в Твиттере. Все равно, люди крайне ограничены… Я беспокоюсь об этой регрессии. В сцене, которая потрясла некоторых людей, персонаж Жюльет Бинош, как жрица, держит в ладонях сперму своего любимого монаха (она только что взяла ее без его ведома и собирается осеменить ее другого персонажа). Я не думаю, что это было настолько ужасно, чтобы людей тошнило и они падали в обморок… 

Сексуальность и размножение – это отдельные элементы в фильме. Для сексуальности есть «фак-рум» а для размножения есть пипетки. Зачем? 

Клэр Дени: читая книги о тюрьмах и пенитенциарных системах, я думала, что если репродукцию связать с размножением, то путешествие займет слишком мало времени, потому что вспыхнет революция. Я читала дневник моряка Баунти, которые рассказывал о том, как все пошло наперекосяк, стоило женщинам подняться на борт. Мы живет во времена сексуальности мужчины-женщины, мужчины-мужчины, женщины-женщины, когда все продиктовано желанием, то невозможно соблюдать тюремные и морские правила. Поэтому я и пришла к мысли, что требуется машина для сексуального освобождения, и что размножение полностью отделено от сексуального удовольствия. 

За экипажем наблюдает ученый, проводящая опыты по размножению. Что эта фигура значит для вас? 

Клэр Дени: В фильме она самая живая из всех. Она – хозяйка жизни, она больше не боится. По сути, она уже выплатила свой долг, поэтому она еще хочет наслаждаться и преуспеть в своих опытах, вот и все. У нее есть такая свобода, поэтому она единственная, кто не одет в красный цвет, и она отращивает волосы, в то время как герой не перестает брить бороду. 

Впусти Солнце (2017) было основано на ваших воспоминаниях независимо от того, сколько от вас в Кристин Ангот. В этом фильме есть автобиографическая составляющая?

Клэр Дени: Персонаж, которого играет Миа Гот, молодая девушка, которая не хочет ребенка, которая хочет сбежать с корабля и исчезнуть, выглядит как я, когда я была подростком. Я вообще не ненавидела детей, но я не хотела оказаться в ловушке. Герой — это своего рода рыцарь круглого стола, который думает, что целомудрие поможет ему выжить, это совсем не я. И в качестве ученого я представляла на момент написания Патрицию Аркетт, но она не была свободна одновременно с Робертом Паттинсоном для съемок. Жюльет Бинош, с которой я только что сделал красивый фильм "Впусти Солнце", сказала мне: "Почему не я?"  Я ответила: "Хорошо, так что мы запускаемся! " Я вообще не думала о Роберте Паттинсоне, герой был для меня пожилым человеком, уставшим от жизни и не испытывавшим ни к чему никакого вкуса, который в основном не хотел впадать в его сексуальные позывы или отношения с другими. Роберт узнал о проекте от директора по кастингу и его агентом, и он связался со мной. Честно говоря, я подумала, что это невозможно, я не могла омолодить персонажа, а затем, я стала наркоманом, как его фанаты. Я видела фильмы "Сумерки". Персонаж, которого он играл, был в прошлом, и он боялся привить вирус девушке, которую он любил, это очень тронуло меня. 

Вы увлечены растениями. В фильме Неприятности каждый день, как и в этом фильме, вы связываете растение с технологией, что создает некоторое напряжение… 

Клэр Дени: Я разбила весь свой кондоминиум с моими растениями во дворе здания. Я привезла одну из Камеруна, и я не знаю, что с ней делать, она растет в моей ванне. Мы не становимся взрослыми в детстве, но растения — это необычная шкала времени. Они имеют память о земле, земле и о том, что падает с небес на их почву. Я думаю, что моя мама завещала мне это: мне случалось жить в маленькой квартире и все равно были домашние растения: это все меняет. В фильме теплица-единственное место, где персонажи чувствуют себя хорошо. 

Роберт Паттинсон говорил, что до последнего момента у вас не хватало актрисы и ребенка. Но вас это совсем не пугало. 

Клэр Дени: Он милый! Для роли ребенка мы были обречены работать с близнецами. За исключением того, что я не люблю близнецов. Не то, чтобы они были плохими, но у меня есть сестра-близнец, и я ненавижу саму мысль о том, что близнецы похожи и взаимозаменяемы. Так случилось, что во время съемок, которые мы проводили в Кельне, у меня умирала мама в Париже. Однажды в субботу я села на поезд и провела с ней все выходные. Когда я вернулась в Кельн, Роберт ждал меня в вестибюле отеля и сказал; «Знаешь, Клэр, ты права. Мне трудно работать с близнецами. Их слишком много». Я была полна силой, которую мне дала моя умирающая мать, все остальное казалось ерундой. «Значит завтра я не буду выбирать близнецов», сказала я Роберту. Он ответил: «У моего друга детства есть 12-месячная дочка, которую я люблю, вы позволите мне позвать их?». Я согласилась, и после это все стали счастливы. 

 


  Перевод: uzhik, специально для only-r.com


Anthem Magazine: Беседа с Клэр Дени и Робертом Паттинсоном

Известный кинорежиссер и ее муза о «последней тюрьме», эластичности языка и их путешествии в космическое пространство «High Life». 

Клэр Дени, известный культовый 72-летний режиссер, родилась в Париже, но росла и воспитывалась в колониальной французской Африке. Ее отец, гражданский служащий, перевез семью из Камеруна во французский Сомалиленд, а затем в Сенегал, и те впечатления сильно повлияли на ее работы, что наиболее заметно в фильмах «Шоколад» (1988) и «Белый материал (2009). Дени сначала изучала экономику, но затем перешла на курсы в знаменитой французской киношколе IDHEC. После окончания учебы она нашла работу помощником режиссера у своих коллег по «Вне закона» (1986) Джима Джармуша и «Небо над берлином» (1987) Вима Вендерса
 

С тех пор Дени поставляла фильмы с постоянной частотой. Ее скользкая эстетика, примененная к фильмам ужасов, таким как «Что ни день, то неприятности» (2001) и темным триллерам, как например «Незваный гость» (2004), порождает бесконечные расшифровки и мучительные анализы. Несмотря на то, что есть связующие нити - например, у нее есть любимые актеры - точно определить ее кинематографический голос по-прежнему трудно. Она обладает невыносимо сингулярным голосом, результат которого непредсказуем и часто бескомпромиссно жесток. Чтобы добавить сумбура ее последний фильм «High Life» - первый на английском языке - странное, сюрреалистическое и неразборчивое путешествие в космос, с Робертом Паттинсоном в главной роли Монте и с участием группы преступников, которые обмануты присоединением к космической миссии в обмен на их свободу. 

В преддверии выхода фильма в 2019 году через A24 Дени и Паттинсон были готовы поделиться некоторыми соображениями. Светская жизнь является частью главного списка кандидатов этого года на Нью-Йоркском кинофестивале. 

56-й Нью-Йоркский кинофестиваль проходит с 28 сентября по 14 октября. 

Ваши фильмы, как правило, очень конкретно расположены на Земле. Действие этого фильма почти полностью происходит на космическом корабле в космосе. Что вы собирались исследовать с «High Life»? 

Клэр ДениЧестно говоря, должна сказать, что самое главное, что происходит между персонажами и космосом, это ситуация: это камера смертников. Эти люди навсегда вместе, пока не умрут. Нет никакой надежды сбежать, на что можно рассчитывать, если ты в колонии или в тюрьме. Здесь - это за пределами Солнечной системы и это так далеко, что время на Земле не их время. Я не ученый, но немного я узнала. Я думаю, что была важна тюрьма, а не пространство. Это последняя тюрьма, если можно так выразиться. Люди говорят, что это научно-фантастический фильм, но я не знаю. Я не уверена насчет этого. 

Этот фильм снимался несколько лет. Вы на самом деле сделали еще один фильм [«Впусти солнце»], пока это происходило. Так как Роберт тоже здесь, может быть, вы могли бы поговорить о… 

КлэрПохоже на то, что он частично не здесь. [Смеется] 

Вы изначально предполагали более пожилого персонажа для этой истории, не так ли? 

КлэрДа, но ужасно было бы сказать, что Роберт не подходил на эту роль. Возможно, он был создан для неё с первой минуты, но отсрочка помогла мне осознать, что он - нечто намного лучшее, чем мое видение немолодого, уставшего от жизни человека, мечтающего лишь о смерти. Роберт привнёс нечто, чего я не ожидала. Я побаивалась его, если честно. Не молодости, а именно этой красоты. Он был слишком роскошен. И я сказала себе: «Мне нужно осознать это и не бояться его харизмы». 

Роберт, хочешь что-нибудь добавить? 

Роберт ПаттинсонНе бойся. [Смеется] 

КлэрТы не осознаешь, но для меня ты олицетворение харизматичного человека. 

Когда ты впервые открыл для себя фильмы Клэр? 

РобертДумаю, я видел белый материал в 2010 или 2011 году по TV. Я стал преследовать ее. Потребовалось около трех или, может быть, четырех лет, чтобы встретиться. 

КлэрЭтот фильм должен был быть на английском. Было бы забавно, если бы они говорили по-французски в космосе. Было бы смешно. Нужен либо английский, либо русский, понимаете? 

Джулиетт Бинош пришла в проект довольно поздно, я думаю. Эта роль была адаптирована под нее? 

КлэрМы только что закончили другой фильм [«Впусти солнце»]. Я встречалась с Патрисией Аркетт в Лос-Анджелесе, и она должна была стать врачом, но ей не подошли даты съемок. Она также ждала в течение трех лет. Жульет была в Каннах и сказала: «Почему не я?» Но, по-хорошему, знаете? Я знала, что мои продюсеры были бы очень рады, если бы она была в фильме. Я также опасалась ставить Роберта на роль с ней, потому что, конечно, знала, что они работали вместе в «Космополисе» Дэвида Кроненберга - великом фильме. Вот почему я дала ей длинные, заплетенные в косы волосы. 

В основе «High Life» лежат отношения отца и дочери, которые вы ранее исследовали в «35 стопок рома», а также говорили об этом в контексте Ясудзиро Одзу. 

КлэрКогда я смотрела «Позднюю весну» Одзу, это было похоже на историю моих мамы и дедушки. Я посмотрела ее, может быть, раз 20. Я даже приводила свою мать смотреть. Это было очень похоже на их собственную историю. Они были такими: так отчаянно хотели разойтись. Но в том фильме все было по-другому, потому что я думала, что это может быть табу. Конечно, динамика отца и дочери сложна. Мне не нужно проходить через это здесь, но это то, что остро ощущается. В начале, когда он один, Монте думает: «Лучше всего для меня было бы прыгнуть - и умереть». Но затем он не может этого сделать. Он несет ответственность за своего ребенка. Они будут оставаться вместе, пока он не поймет, что дальше будет сложнее. 

Роберт, ты провел много экранного времени с ребенком. Как это повлияло на ваш процесс? 

РобертОна полностью изменила мой план работы. Он (Монте) находится под страшным давлением, и предполагалось, что этот груз распространится и на его дочь и усилит их отношения. Но я смог быть лишь очень нежным с ребёнком. Я планировал быть строже, более странным, но это стало невозможным. Смягчило всю игру. Говорят же: «Не работайте с детьми и животными». Но я считаю, это делает все естественно проще. С младенцем у вас есть неиссякаемый фонтан вдохновения. Нужно лишь реагировать и действовать инстинктивно. 

КлэрДумаю, то же самое было и со мной. Что-то случилось с появлением Скарлет - этой маленькой девочкой, которую мы выбрали в актерский состав. Я имею в виду, на самом деле она не проходила отбор. Мы бы не стали навязывать это чьей-то маленькой дочери для фильма. Но мы знали, что она дочь друга Роберта, а я тогда была в отчаянии. Ребенок, который у нас был изначально - я не была готова снимать с этим ребенком, и я понимала, что Роберт чувствовал то же самое. Мы позвонили другу Роберта посреди ночи: «Попроси его срочно приехать. Спасти нас». 

Роберт «Нам срочно нужен ребенок!» 

Клэр «С мамой, чтобы занималась кормлением». 

РобертС первоначальным ребенком, который у нас был, это был бы совсем другой фильм. Как только я брал ее, она без конца кричала. Это был совсем другой ребенок. 

КлэрПомню, я подумала: «Я не могу снимать с этим ребенком». Это был не плохой ребенок, но в постановке нужны были близнецы. Это не очень хорошая идея. Близнецы могут вести себя по-разному. Их нельзя разделять, потому что они будут неспокойны. Это было сумасшедшее решение. Ладно, хватит об этом. 

Как вы концептуализировали корабль в фильме, в том числе так называемый «fuck box» и садовую зону, которые, очевидно, очень важны? Это поразительно низкотехнологично в некотором смысле. 

КлэрКогда я писала сценарий, в середине был коридор, опоясанный камерами. Это было очень важно – чтобы походило на тюрьму. Сад всегда был первым изображением фильма в сценарии. Так называемый «fuck box» также имел значение. Концепция вечного пребывания в тюрьме, сад и этот «box» - это выживание, понимаете? Сад олицетворяет Землю, хотя они знают, что к тому времени она уже не существует. Мы тренировались в Европейском космическом центре, где тренируются настоящие космонавты. Мы побывали везде, и их компьютеры выглядят так, будто они из 80-х. Я спросила, почему, и они ответили «Нет ничего лучше», потому что технологии 80-х очень прочные. Я подумала: «Вау, это замечательно». С арт-директором мы создали такие же. 

Роберт, какую подготовку к этой роли ты прошел? 

РобертЯ был привязан к этому так долго и думал об этом очень долго. Я закончил тем, что встретился с командой Клэр в Париже. Я помню твою речь про Йена Кертиса. Я пытался привнести Йена Кертиса в этот процесс. Помню, как подумал «Как я интерпретирую Йена Кертиса в этом персонаже?» Клэр такая: «Нет, нет, это не о нем…». Для меня это как сделать что-то из воздуха, так что это не буквальная интерпретация чего-то. Я не собирался об этом думать, но мне действительно понравилось. Я помню, как говорил Жульет «Я не знаю, что я делаю». Затем я посетил музей в Кельне, когда мы были в двух неделях от съемок, и по какой-то причине та слегка абстрактная скульптура женщины, кормящей грудью, дала ощущение чего-то – формы и идеи использования вашего тела. Я никогда не делал этого раньше, но мне всегда нравилось читать о том, как это работает. Я пытался представить, как я могу войти в этот мир и научиться так использовать свое тело. Я поделился фотографией скульптуры с Клэр, и она сказала, «Да, это оно». Забавно, что вы можете использовать абстрактную скульптуру, которая не имеет ничего общего с фильмом, чтобы найти персонажа, и, без вопросов, режиссер сказал: «Ты прав». Большинство режиссеров сказали бы: «О чем ты говоришь? Ты должен объяснить мне это». Иметь такую «стенографию» и уметь мыслить немного абстрактно, дело не в подготовке, а в определенном типе мышления и возможности делать это – в этом было отличие для меня. 

КлэрБыло безумием говорить это Роберту про Иэна Кертиса, но была странная связь: молодой парень, который внезапно стал знаменитым, но таким одиноким в каждом его образе, которые я видела. И это было в его пении. Мир не был ему другом. Несмотря на то, что он любил свою жену, он был окружен неприятностями и врагами. Боль была в его теле и в его движениях. В нем было что-то от юного монаха. Конечно, я не хотела, чтобы Роберт подходил к Монте с точки зрения молодого священника, но для меня это был образ молодого рыцаря из Средневековья в современном мире. Вот что я имела в виду. 

Вы снова работали со Стюартом Стейплсом над музыкой. Он отвечал за трек, который мы слышим в заключительных титрах, когда поет Роберт. Как вы к этому относитесь? 

КлэрОн сделал это самостоятельно. Стюарт - очень скрытный человек. Его английский такой, что я с трудом понимаю, что он говорит, и мой английский такой, что вы, вероятно, не понимаете, что я говорю. Но мы узнали друг друга много лет назад. Мы говорим: «Да, да, да», понимаете? Я знаю, что в промежутке, когда он говорит, есть что-то, чего я не понимаю, но в случае музыки или песни мы это понимаем. Я помню, как сказала: «Я звонила тебе вчера, а тебя не было дома», а он говорит: «Я был в Лондоне, записывал песню с Робертом». Песню с Робертом? Отлично… Я знаю, что он хотел сделать эту песню. Он сделал ее по-своему. Он, вероятно, делится многими вещами в песне, но он не хочет говорить, чем именно. 

РобертБыло очень приятно записываться с ним (Стюартом Стэйплсом). Я никогда раньше не записывал в профессиональной студии. Он напел демо, и я пытался просто имитировать его голос. Он сказал: «Пой по-своему», но я хотел сделать все именно так, как он [Смеётся]. Я прослушивал песню слово за словом, снова и снова слушая его голос. 

КлэрЯ была так довольна песней. Странно быть понятым кем-то, не говоря так много или не объясняя так хорошо. Это очень странно. 

Я помню, что автор Зэди Смит когда-то была прикреплена, чтобы помочь со сценарием «High Life», но затем она покинула проект. Не могли бы вы рассказать, что тогда произошло? 

КлэрМой продюсер хотел, чтобы я встретилась с ней. Это было правильно, потому что мы написали это на французском языке, и я не хотела перевода. Я хотела поговорить с кем-то, кто говорит по-американски, чтобы я могла принять решение о диалоге, понимаете? Перевод диалогов с французского на английский язык никогда не работает. Мой продюсер и я познакомились с Зэди и ее мужем Ником Лаэрдом - она хотела разделить с ним работу - в Лондоне. Это очень глупо, но я была впечатлена ее красотой. Она красавица и наполовину из Карибов. Я подумала: “Да!” Я была восхищена этим. Но когда мы приступили к работе, мы были так противоположны во всех идеях. Не было ни слова, в котором мы могли бы сойтись. Речь идет о видении. Все как хочет она, а она хотела, чтобы люди с корабля вернулись на Землю. «Идут домой», - продолжала она говорить мне. Я спрашивала: "Какой, на фиг «домой»?» Там никого нет в живых, понимаете? Это не ее вина, но это была ее навязчивая идея. Она говорила «У меня новое название. Как насчет «New Life?» Новая Жизнь! Это вовсе не новая жизнь. Я, правда, пыталась. Честно пыталась. Но иногда люди по-разному воспринимают мир. Я читала ее книги на французском и английском, и я знаю почему. Мы находимся на одной планете, но не живем одинаковой жизнью. Это точно. Это странная идея возвращения домой, может быть, потому что я родилась далеко от дома. Я никогда в жизни такого не испытывала. Возвращение домой - это концепция фильма. Это Николас Рей. Николас Рэй действительно отчаялся, так что я понимаю. 

Как сейчас ты выбираешь проекты, Роберт? 

Роберт В общем, все просто. Я люблю то, что делает режиссёр. Мало что задело меня так, как работы Клер. Я только закончил кое-что, что сильно повлияло на меня, и захотел продолжить работу с подобными людьми. Я сам иду навстречу тем, кем восхищаюсь: «Я действительно хочу быть частью этого. Я не знаю ничего о проекте, но если вы хотите хоть что-то делать со мной, когда бы то ни было в будущем - я доступен». [Смеётся] Очевидно, что это сработало так, как я себе представлял. Я смотрел фильмы Клер и видел, как ее актеры приобретают некую раскованность и становятся своими героями. Это те процессы, которыми я одержим. Это то, чего у меня и моего тела нет. Поэтому я использую фильмы как своего рода терапию. Все надеюсь: «Это случилось с другими, случится и со мной». Все началось с Кроненберга и «Космополиса». Мне очень понравился сценарий, но я так боялся говорить с ним, потому что не знал, как говорить о роли академическим, интеллектуальным языком. Я чуть ли не со своим агентом обсуждал, пытаясь представить, как выкрутиться даже в телефонном разговоре с Дэвидом. Я так боялся осрамиться по телефону. Когда меня, наконец, обманом заставили поговорить с ним об этом, я такой: «Мне очень жаль, Дэвид. Я действительно, честно не знаю, что это. Я не знаю, как это сделать». А он говорит: «Да, я тоже. Понятия не имею, о чем идет речь. Но звучит пикантно, правда?» Фактически, в каждой работе, которую я делал с этого момента, я говорил режиссеру в начале: «Я понятия не имею, что я делаю. Я не знаю, как себя вести. Я не знаю, что это за роль.» Я буквально просто выбросаю кости как в верю-не-верю. У меня примерно одно из шести попаданий. Наверное, поэтому я не снимаюсь в коммерческих фильмах или корпоративных комедиях. Я не знаю, что я делаю. К сожалению. 

КлэрЯ хочу сказать кое-что о Роберте. У него есть противоположные стороны, и это здорово. От начала до конца, всегда есть что-то скрытое. Он не отдает всего. Кое-что остается за лицом, под кожей - внутри. Дело не в том, что он сопротивляется режиссуре. Это, я бы сказала, уже существует, что, вероятно, также видит и Кроненберг. Для меня это очевидно. Я была совершенно поражена. Я застенчива, и в первый день съемок приближаться к актеру или актрисе с камерой совсем нелегко. Я знала, что эта его тайна поможет мне подобраться ближе. 

 


Большое спасибо за перевод: irina_vingurt и Marishka специально для only-r.com


Ларс Айдингер о фильме "High Life" и о Роберте Паттинсоне

Перевод

ЖурналистЯ слышал, что именно он заговорил с Клэр Дени, потому что обязательно хотел сняться у неё после просмотра «White Material». 
Даже раньше. Он видел и «Beau Travail», но «White Material» стал решающим. 
Он (Роб) принял для себя решение – в мире есть, быть может, десять режиссёров, с которыми он хочет работать. И тут он сам превращается в сталкера, хотя обычно преследуют его. Он ищет их и просто ждёт. И это очень важно, потому что финансирование вообще зависит от занятого «таланта», от имени. Ну и от Ларса, конечно. И от, прежде всего, Роберта Паттинсона. 
Сейчас мы услышим и Ларса. Каст очень разнообразен по своей природе. Роберт Паттинсон, Эндрю Бенджамин, который является ещё и великолепным музыкантом, Миа Гот начинала как модель...
 

Ларс АйдингерЯ тоже ( хохот в зале ) 

Журналист : Спасибо прежде всего Ларсу за то, что он пришёл сегодня. Он сам впервые смотрел фильм. И у него не было времени даже осмыслить все. 

Ларс АйдингерДа я сам только все понял. ( смеются ) 

ЖурналистИ поэтому вопрос: каково это – работать со столь разнообразным кастом, как найти базу для работы, сложно ли это? 

Ларс АйдингерДа, сложно. Нужно подумать, какую тактику вообще применять. Когда встречаешься с ними. 
Появляется Роберт Паттинсон, и тут надо притвориться, что это - абсолютно нормальное, обычное дело. Ан нет 
( смех в зале ). И он тоже понимает это. 
А с Эндрю Бенджамином мне было ещё сложнее. Это - поп-звезда, которым я восхищаюсь, и чью музыку я слушаю. 
С актерами так – если он тебе нравится, ты пересматриваешь несколько раз его фильмы, а с любимой поп-музыкой связаны много событий. Я танцевал под его музыку. И тут он стоит перед тобой. Я был единственным, кто так и не решился попросить о совместном фото. Через три дня он уехал, и все сказали: «Все сфотографировались с ним, кроме тебя».
 

Журналист: Мы это наверстаем. (смех) 

Ларс АйдингерВсе очень просты, доступны. С Робертом Паттинсоном мы просто стояли тут, на улице в центре Кёльна, перед входом в бар. Никто и не заподозрил, что это он. Он не делает шоу из всего этого. 
И Жюльет Бинош, которую я знаю давно. Мы просто ходили обедать здесь. Они все очень скромны.
 

ЖурналистА каково работать с Клэр Дени? В одной из статей упоминалось, что она – сплошной сюрприз. Хаотична – так назвали её. Мне кажется, ты хорошо справляешься с таким. 

Ларс АйдингерНе так-то и хорошо, но я пробую. И с нормальными, и абсолютно сумасшедшими. Я притягиваю их, что ли… но это нелегко. И работать с ней нелегко. Но великолепно. 
Пример: мне, кстати, нравится такое, но это делает работу сложной. Как она реагирует на игру. Она полностью подчинена эмоциям. Как маленький ребёнок. Когда ей что-то не нравится (имитирует реакцию Клэр). Но нужно играть дальше, прерваться и спросить «что это было» нельзя. 
Но если ей нравится – такая же бурная реакция. Появляется интересная связь с ней, даже зависимость. Это иногда полностью лишает уверенности в себе. 
Если она говорит: «То, что ты делаешь – полный мусор», то у тебя не хватает духа сказать: « А я так не считаю». Начинаешь сразу сомневаться. 
Что ещё интересно – наблюдать, что она в конечном итоге отбирает. Мы сняли множество материала, но то, что она выбрала, что ей интересно – было захватывающе наблюдать. 
Как актёр, я вижу лишь потом на экране, какие решения были приняты. Были моменты, о которых я подумал:«А почему они не в фильме?». Именно такой метод я нахожу интересным и верным. Учитывая, что я сам, возможно, принял бы абсолютно другое решение. 
Это и есть – достоинство самого режиссёра. Её перспектива, что, на ее взгляд, достойно быть показанным. Весь фильм, конечно, и на мой взгляд, крайне волнующий. Мне это нравится. Он загадывает загадку. Это не тот фильм, где в конце я думаю: «Порядок, я понял абсолютно все». Скорее наоборот, и это прекрасно.
 

 


Большое спасибо за видео и перевод: irina_vingurt  специально для only-r.com


 «High Life»: как Роберт Паттинсон помог с актерским составом для научно-фантастической драмы

Кинофестиваль в Торонто 2018 «Накануне съемок у нас даже не было ребенка!» 

Роберт Паттинсон, звезда «High Life», пришел на помощь, когда у режиссера Клэр Дени недоставало важного члена актерского состава, всего за один день до начала съемок. 

«У нас были некоторые проблемы с кастингом в самом начале, и Клэр так спокойно относилась к этому», сказал Паттинсон TheWrap на Международном кинофестивале в Торонто. 

«Я такой: «Что будем делать?» А она: «Ну, знаешь, мы найдем кого-то или нет, а если нет, мы снимаем фильм с тобой и ребенком». И это за три недели до того, как мы должны были начать снимать!»
 

Дени добавляет: «Накануне съемок у нас даже не было ребенка!» 

По словам режиссера, Паттинсон позвонил своему другу, у которого как раз был маленький ребенок, и они привезли малышку из Лондона для фильма. 

«Просто отправили по e-mail», шутит Паттинсон. 

Мировая премьера «High Life» состоялась на TIFF 9 сентября, и это первый фильм Дени на английском языке. Жюльет Бинош и Миа Гот также снимаются в драме, сопровождающей группу преступников, которые обманываются, полагая, что будут освобождены, если примут участие в миссии в глубокий космос. 


The Guardian: Торонто 2018 сводка новостей: попкорн, сироп и осужденный в космосе 

В то время как Стив Маккуин и Барри Дженкинс возглавляли Оскаровский ажиотаж, странная научная фантастика «High Life» от режиссера-ветерана Клэр Дени, действительно привлекла внимание. 

Международный кинофестиваль в Торонто становится все более ярким событием, с достаточным количеством мировых премьер от знаменитых режиссеров, чтобы даже случайные кинозрители кипели от возбуждения, и критики положительно слабели в коленях. 

Обхаживающий сладкое местечко между арт-хаусом и мейнстримом, это отличный пункт для открытия претендентов на Оскар на фестивальной трассе (проходящей сразу после Венеции и престижного, хотя и менее известного Теллурида). 

Дистрибьюторские сделки заключаются в высотных отелях, а знаменитости бродят по улицам, как обычные люди. 

Лучше всего был дебют Клэр Дени на английском языке «HighLife», чей сюжет настолько удивительно причудлив, что я с трудом могу поверить, что фильм существует. 
Экспериментальная научная фантастика, где Роберт Паттинсон, осужденный, высаженный на космический корабль в компании с маленьким ребенком; воспоминания показывают, что когда-то были и другие члены экипажа, во власти жесткого безумного ученого (Жюльет Бинош, с голодными глазами и волосами, заплетенными в ведьминскую косу). 

Фильм, преследующий и щадящий, глубоко грустный, одержимый смертью и подпитываемый демоническим, эротическим зарядом; в 72 года уважаемый французский кинорежиссер все еще пробует новые вещи. 

 


  Перевод: Marishka, специально для only-r.com


The Playlist: «Роберт Паттинсон и Клэр Дени Обсуждают «Высшее общество», космические фильмы и работу с детьми [NYFF]».

Роберт Паттинсон всегда восхищал зрителей и критиков своим непредсказуемым выбором ролей. Его последний фильм, великолепное творение братьев Сэфди «Хорошее время» стал хитом среди критиков и укрепил свою репутацию актера инди-фильмов, с которым необходимо считаться. 
Клэр Дени, не нуждающаяся в представлении, - это фееричный, невероятно талантливый гений кинематографии, ее проекты неизменно попадали в список современных киношедевров, среди них такие как «Белый материал» и «Красивая работа». 
Сотрудничество Паттинсона и Дени принесло свои плоды в виде космической кино-одиссеи «Высшее общество».
 
С «Высшим обществом» Клэр Дени дважды стала новичком: это ее первый англоязычный фильм на сегодня, и это ее первая межзвездная драма – только это уже вызвало шквал отзывов. Когда ее спросили, почему она решила снять фильм о космических исследованиях, она ответила: 
«Люди меня спрашивают, можно ли отнести это к научной фантастике, но я не знаю. Я не ученый, для меня взаимоотношение персонажей гораздо важнее космических проблем». 

Дени также объяснила, почему она не сделала фильм на французском языке: 
«Для меня это должно было быть только на английском языке, потому что не говорят в космосе по-французски! Это только английский или русский!». 

Режиссер рассказывает о посещении в свое время Космического Центра, «где действительно тренируются космонавты», чтобы узнать больше об освоении космоса и применяемых технологиях. 
«Даже компьютеры там выглядят, как в 80-е годы, и я спросила, почему. Они сказали, что лучшего нет. И я подумала, что это здорово!». 
Эта эстетика 80-х очень сильно повлияла на фильм и подчеркнула основную тональность. 

Дени рассказала и об основных персонажах фильма, состоящих из группы бывших преступников. 
«Высшее общество» показывает, что они не воины, не завоеватели, и не покорители космоса… я терпеть этого не могу», - заметно раздраженно ворчит она.

В процессе выбора актеров были свои проблемы, как и у любого фильма, и у Дени возникли затруднения, когда дело дошло до главного героя. Забавно, но задержки с началом фильма дали ей больше времени, чтобы со всех сторон обдумать утверждение на роль Паттинсона. 
«Ужасно говорить, - поделилась Дени, - но он был прав с первой минуты, как мы с ним встретились». 
Изначально Дени планировала другого героя в конце фильма, но со временем ее концепция изменилась. 
«Роберт привносил в роль то, чего я не ожидала, и, думаю, боялась. Я не опасалась его молодости. Я боялась, что он может быть слишком хорош собой – в каком-то смысле слишком благородный для меня. Я должна была перестать бояться его харизмы». 

Любопытно, что в течение двух лет на главную женскую роль была назначена Патрисия Аркетт, но потом, по объяснению Дени, актрису не устроили сроки. Дени узнала об этом, когда была в Каннах с фильмом «Впусти солнце» в 2017 году. 
« Жюльет Бинош сказала «Почему не я?», и я знала, что продюсеры будут только счастливы, но я опасалась делать с ней два фильма подряд. Я хотела, чтобы она была другой, поэтому предложила ей для образа длинный гладкие волосы, что-то типа таких вещей», - объясняет режиссер. 

Роберт Паттинсон, наоборот, умирал от желания работать с Дени. 
«Я видел «Белый материал» в 2010 или 2011 году, - сказал он, - и после просто преследовал ее… я думаю, мне потребовалось 3 года преследований", - дуэт посмотрел друг на друга с любовью и Паттинсон продолжил: 
«Чтобы примерно четыре года назад встретиться для переговоров в Париже». 

Он, как и Аркетт, был привязан к фильму годами, и за время подготовки к фильму хорошо узнал Дени и, по его признанию, нашел ее вдохновляющей. На вопрос о том. Как он готовился к роли Монте в «Высшем обществе» он ответил: 
«Это не было интерпретацией в прямом смысле слова, я просто пытался вжиться в этот мир». 
Он упомянул, что они с Бинош ходили в музей и были в восхищении от одной из скульптур. Она, по его словам, очень вдохновляла на фильм, и Дени была полностью с ними согласна. 
«Это забавно, - сказал Паттинсон со смешком.- То, что вы можете показать режиссеру абстрактную картину или скульптуру, которая не имеет никакого отношения к фильму и услышать такое: «Да!». 

Большую часть фильма Паттинсон проводит со своей маленькой партнершей Скарлетт Линдси. Работая с маленькой Скарлетт, Паттинсон называл ее «крошечным источником вдохновения». Им, безусловно, повезло найти ее, потому что на кастинге они встретились с большим количеством трудных детей. 
«Один ребенок буквально не переставал кричать в любое время, когда я держал его», - сказал Паттинсон под смех зрителей. 
Также Дени отказалась от идеи утвердить близнецов-младенцев, что является обычной практикой в фильмах, заявив, что 
«в конце дня они не одинаковы… они разные и мне это не по вкусу». 

Фильм полон сюрпризов как замечательных, так и уникальных. Как бы мы не хотели поделиться ими здесь, мы позволим вам самим посмотреть этот замечательный фильм и оценить его для себя. 

  Перевод: uzhik, специально для only-r.com


Интервью Лауры с актрисой Клэр Тран о фильме «Высшее общество»

Robert Pattinson

Лаура: Не могли бы вы рассказать нам больше о своем персонаже, Минк? 

Клэр: Минк - молодая женщина, которая была приговорена к смертной казни, как и другие. Она была очень молода, когда все это произошло, и когда их отправили в космос, она была хрупкой и довольно нервной. Она склонна к жестокости. 

Лаура: Каким образов вы попали в каст ‘High Life’? 

Клэр: Клэр Дени, с которой я работала раньше, в «Bastards» и «Let the Sunshine in» спросила меня, хочу ли я поучаствовать, и отправила мне сценарий. Я сказала, да, конечно, конечно. 

Лаура: Как бы вы описали историю ‘High Life’? 

Клэр: Для меня это история об одиночестве, любви и смерти. Речь идет о людях, которые пытаются выжить со своими желаниями и недостатками во враждебной среде. О крайней степени одиночества. 

Лаура: Как проходили съемки? 

Клэр Это было здорово. Очень интенсивно. Мы снимали в студии в Кельне, поэтому вместе провели пару недель. Было очень приятно проводить время с коллегами-актерами внутри и снаружи космического корабля. 

Лаура: Что вы подумали, когда впервые прочли сценарий? 

Клэр: Я подумала, что это замечательно и амбициозно. 

Лаура: Как работалось с Клэр Дени? 

Клэр: Как обычно, очень интересно и сложно в интеллектуальном плане. Мы могли говорить о космосе часами, задавая вопросы нашим консультантам: Aurelien Barrau - удивительному астрофизику, взявшемуся объяснить нам что представляют из себя черные дыры, Thomas Pesquet и Tim Peak, двум удивительным астронавтам, которые только что вернулись с Международной космической станции. Ничего не может быть круче этого, правда! 
Мы задавали вопросы Клэр о сценарии во время чтений и вели долгие разговоры о наших персонажах. 
Мне нравится работать с Клэр, потому что она доверяет своим актерам, и она искренне их любит. Я чувствую себя любимой, работая с ней. 

Лаура: Какая ваша любимая сцена в фильме? 

Клэр: Я не хочу ничего проспойлерить. Но это сцена, где Дибс (Жюльет) спрашивает Монте, почему он никогда не берет ее на руки. 

Лаура: В какой-то момент, в фильме, с Бойс случается нечто ужасное. Эта сцена вызвала так много эмоций и чувств ... (по крайней мере у меня), как вам удалось за это короткое время проявить столько ярости, силы и женской неуверенности? 

Клэр: Мы с Мией подружились на съемках, поэтому для меня было очень естественно, что в этот момент мне было очень больно. Эван был настолько впечатляющим во время этой сцены, мы сделали несколько дублей, и каждый раз он был очень силен. Я просто отвечала на то, что делал он. 

Лаура: Расскажите о работе с Робертом Паттинсоном? 

Клэр: Прекрасно. Он очень красивый и очень спокойный, сконцентрированный на съемочном процессе. 
Мы отлично сработались. 

Лаура: У вас осталось какое-то особое воспоминание о работе с ним? 

Клэр: Я помню действительно особый момент, когда мы находились в саду с Мией и Робом, и Миа вдруг начала петь. Он не знал, что она будет петь, и я увидела в его глазах искру эмоции и удивления. Камера была направлена на нас, поэтому мы были единственными, кто это заметил. Это было мило. 

Лаура: Что бы вы хотели сказать людям, чтобы они захотели посмотреть фильм? 

Клэр: Клэр Дени - блестящий режиссер, а «High Life» - это путешествие, которое вы не забудете. 
Она настоящий и бескомпромиссный Автор, то, что она создает, уникально и необычно. Каждый раз, после просмотра одного из её фильмов, я чувствую изменения в себе. Недавно я посмотрела ее первый фильм «Chocolat», и, честно говоря, думаю, что теперь он мой любимый. 
Вы ДОЛЖНЫ посмотреть 

 


  Перевод: Катюня, специально для only-r.com


 

 

 

10.12.2018 | 37 | НОВОСТИ О РОБЕРТЕ | Гость
Комментарии (1):
0
1 робокашка  
На кинопоиске нашла не "Высокую жизнь", а "Высшее общество", выйдет в РФ в апреле следующего года

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]