Промо-интервью "Высокой жизни"

Промо-интервью "Высокой жизни"

Видео: Клэр Дени о Роберте и "Высшем обществе". Русские субтитры

Перевод: Marishka


  Cубтитры: Маришель, специально для only-r.com


Клэр Дени: «Фильм, который не говорит о сексе - это бесполезный фильм».

Одна из причин, по которой француженка Клэр Дени является одним из величайших кинематографистов нашего времени, заключается в ее способности оставаться рискованной, удивительной и непредсказуемой каждый раз, когда она оказывается за камерой. 
И, возможно, ни один из ее фильмов не является настолько рискованным, удивительным и непредсказуемым, как тот, который был показан в четверг в Испании: 
«Высшее общество» - это история о группе преступников, отправленных в космос в качестве подопытных кроликов для изучения черной дыры, и сумасшедшей ученой по прозвищу «шаман спермы», а также коллекция странных, гипнотических и невероятно волнующих образов.
 

SEnD: «Высшее общество» - ваш первый научно-фантастический фильм. Почему вы решили его сделать? 

- Пять лет назад я встретилась с британским продюсером,который спросил меня, хочу ли я снять фильм на английском языке о роковой женщине. Сначала я предполагала, что собираюсь сказать «нет», но внезапно мне пришла в голову мысль: новорожденная девочка, путешествующая в космосе со своим отцом, который хотел бы покончить жизнь самоубийством, но не может, потому что не может оставить ребенка одного. Этот ребенок - идеальная роковая женщина. С нее начинается фильм. 

- Ваш ответ дает понять: это не типичный фильм о космических кораблях. 

- Я воспринимаю это как комплимент. На протяжении многих лет научно-фантастические фильмы рассказывали истории о планетарных катастрофах и инопланетных вторжениях. И некоторые из этих фильмов мне нравятся, но большая часть жанра опирается на идею завоевания и господства пространства, а это концепция, которая меня вообще не интересует. При создании «Высшего общества» я имела в виду такие фильмы, как «Солярис» или «Сталкер», Андрея Тарковского, которые отражают состояние человека и которые, как и «2001 год: Космическая одиссея», - элегические истории, очень отличающиеся от того, что мы обычно понимаем под научной фантастикой. 

- Фактически, транспортное средство, где происходит действие вашего фильма больше является тюрьмой, чем космическим кораблем... 

- Так и есть. Несколько лет назад я прочитала статью в американской газете, которая заставила меня представить себе группу смертников, готовых пожертвовать своей жизнью, чтобы выйти за пределы Солнечной системы. В тексте говорилось, что некоторые тюрьмы Техаса страдают от переполненности камер смертников, и жалуются на то, как дорого кормить всех этих заключенных. Экспертное мнение предлагало: «Давайте убьем их немедленно или дадим им сделать что-то полезное». Это показалось мне жутким, но очень вдохновляющим. 

- Как вы думаете, сколько времени потребуется, чтобы отправить осужденных или просто изгоев в космос, чтобы использовать их в качестве подопытных кроликов? 

- То, что мы сейчас делаем с мигрантами, ничем не отличается; мы либо заключаем их в тюрьму, либо изгоняем из наших стран. Мы считаем само собой разумеющимся, что наша жизнь важнее, чем их, и что наше благополучие оправдывает их жертву. В силу чего мы даем себе эту привилегию? Как мы можем быть такими высокомерными? Когда я родилась, сразу после Второй мировой войны, было убеждение, что это не может повториться; что мы должны вести себя более человечно, справедливо и на равных. Как быстро мы все забыли. 

- Что привело такого признанного режиссера, как вы, к работе с актером Робертом Паттинсоном, бывшим в свое время красавчиком из саги «Сумерки»? 

- Он упорно стремился встретиться со мной и убедить меня, что он был подходящим актером для этой роли. Сначала я не была уверена, потому что Роберт - молодой и культовый актер, а я хотела чего-то совершенно другого для роли: 40-летнего актера, измученного и загадочного. Но Роберт оказался чем-то вроде средневекового крестоносца, желающего пойти так далеко, как я бы просила. Как только мы приступили к работе, мы просто влюбились друг в друга. 

- Считаете ли вы, что присутствие Паттинсона в фильме позволит вам стать известной среди публики, обычно далекой от авторского кино? 

- Я не думаю об этих условиях, конечно. Если бы я была тем режиссером, который использует звезду, чтобы получить более широкую аудиторию, меня бы стошнило от самой себя. Я знаю, что есть режиссеры, которые так думают, но я бы не смогла; я чувствовала бы себя грязной. Такая философия работы кажется мне пустой. Я пропускаю фильмы через сердце. Это дело жизни и смерти. 

- В каком смысле? 

- В буквальном смысле. Каждый раз, когда я снимаю фильм, я стою над пропастью. Он может оказаться плохим. И, если бы это было так, я бы серьезно подумала о самоубийстве. На самом деле. Из-за этого съемки очень страшат меня, и мне нравится, что это так. Если бы я была в мире с самой собой, возможно, я бы даже не потрудилась встать с постели. И я думаю, что я никогда не чувствовала столько страха, сколько чувствовала, снимая «Высшее общество». 

- Почему? 

- Это была очень болезненная съемка по двум причинам. Во-первых, потому что я чувствовала, что я понятия не имею, что я делаю. А во-вторых, потому что во время съемок фильма умерла моя мама. Она умерла буквально на моих руках. Мне приходилось оставлять съемки, чтобы быть рядом с ней. И, наблюдая, как она умирает рядом со мной, я поняла, насколько хрупка наша жизнь. Я чувствовала себя совершенно незащищенной. И, конечно, очень грустила. И я думаю, что фильм дышит этой печалью. Вы так не думаете? 

- Да. Но в то же время это очень сексуальный фильм. 

- Все мое кино сексуально. Для меня фильм, который не говорит в большей или меньшей степени о сексе или чувственности, является бесполезным фильмом. Меня беспокоит общество, в котором говорить о сексе считается чем-то непристойным. 

- Госпожа Дени, считаете ли вы, что то, что произошло в последнее время в киноиндустрии, будет иметь положительные последствия для женщин-режиссеров? 

- Не мне говорить об этом. Я никогда не чувствовала себя жертвой и не испытывала притеснений ни от одного человека. Я всегда выполняла свою работу с полным чувством свободы. Сейчас я думаю, что MeToo - буржуазное движение. Я уверена, что йеменские или индийские женщины понятия не имеют, кто, черт возьми, такой Харви Вайнштейн. Они слишком заняты уклонением от бомб или стараются не быть изнасилованными каждый раз, когда садятся в автобус. 
 


  Перевод: Marishka, специально для only-r.com


Полное интервью Клэр Дени из пресс-релиза компании "Русский Репортаж"

Фантастическая провокация с участием Роберта Паттинсона и Жюльет Бинош от непревзойденного классика французского кино Клер Дени 
Где-то за пределами Солнечной системы экипаж космического корабля выполняет необычную миссию. Его цель – ближайшая к Земле черная дыра. На его борту команда молодых мужчин и женщин – преступников, приговоренных к пожизненному заключению. В их числе Монте, добровольно отказавшийся от любви и интимных отношений. Обманным путем его семя вживляется одной из космических узниц. Рождается девочка, которой суждено изменить жизнь героя…
 

Как возникло «Высшее общество»? 

Довольно давно британский продюсер предложил мне снять что-нибудь для сборника фильмов под общим названием «Роковые женщины». Честно говоря, тогда меня идея не зацепила, но, подумав, я согласилась. Мы долго искали финансирование, шесть или семь лет ушло на то, чтобы собрать копродукцию – Франция, Германия, Польша, потом присоединилась Америка. 
Пока шел этот процесс, я решила съездить в Великобританию и США познакомиться с актерами. В роли Монте я мечтала увидеть Филипа Сеймура Хоффмана, и, получив известие о его смерти, была убита горем. Шотландский кастинг-директор тогда сказал мне: 
«Есть еще один актер, с которым ты просто обязана познакомиться, Роберт Паттинсон». 

Сначала я подумала, что Роберт не подойдет – все же он слишком молод, и, честно говоря, меня смущала его привлекательность. Примерно в то же время в Лос-Анджелесе я нашла актрису на главную женскую роль, доктора Дибс – Патрисию Аркетт. 

Во время каждой нашей встречи Роберт Паттинсон был очарователен, сдержан и загадочен. Я наблюдала за ним краем глаза и постепенно начала сомневаться в том, что стоит отказываться от его участия. Конечно, я знала, кто он такой. Как и миллионы зрителей, я видела все пять частей “Сумерек”, где он играет вампира. Больше всего в этих фильмах меня привлекали эпизоды их взаимодействия с Кристен Стюарт. Я очень хорошо помню одну сцену: Кристен говорит, что смирилась с тем, что он вампир, а он отвечает: 
«Нет, я не могу, я не хочу подвергать тебя опасности». 

Еще я видела его в двух фильмах Дэвида Кроненберга, «Космополис» 2012 года и «Звездная карта» 2014, и понимала, что он может быть разным. Как-то ночью в отеле я вдруг осознала, насколько глупо продолжать искать двойника Филипа Сеймура Хоффмана, стало очевидно, что нужно пригласить Паттинсона на роль Монте. Мы с моим соавтором Жан-Полем Фаржо написали первый драфт сценария и отправили его Роберту. 

После этого все встало на свои места. Роберт приехал в Париж, мы ужинали, разговаривали… Было весело. Иногда он говорил, что ему не все ясно в сценарии, что он не совсем понимает, чего я от него ожидаю. Я понимала, что его пугает целомудрие героя. Но Роберт всегда старался, всегда работал, и не просто работал, а постоянно проявлял инициативу и оставался на связи. Было видно, насколько он хочет сыграть эту роль. То же самое он не раз подтверждал в ходе съемок в Кельне. Кто-то может подумать, что звезда его уровня запросит личный самолет для еженедельных полетов в Лондон на выходные. Совсем нет! Он провел в Кельне все время съемок, ужинал со съемочной группой, и не для того, чтобы разогнать скуку, а чтобы ни на йоту не выпадать из процесса. В Европейском космическом агентстве он, как и другие актеры, проходил курс тренировок для космонавтов, даже испробовал аппараты симуляции невесомости. Приятно работать с таким замечательным человеком! 

Что насчет Жюльет Бинош? 

Она присоединилась к нам чуть позже. Она снималась в моем предыдущем фильме, “Впусти солнце”. Фильм отобрали в программу Двухнедельник режиссеров Каннского кинофестиваля, и когда мы встретились в Каннах, Жюльет спросила: 
«Я слышала, ты ищешь актрису на главную роль?». 
Так и было, съемки “Высшего общества” должны были начаться в сентябре, и Патрисия Аркетт не могла в них участвовать из-за съемок в главной роли в сериале «Медиум». И Жюльет просто предложила: 
«Если хочешь, думаю, я могу сыграть». 

Нужно заметить, что я не считаю Жюльет вынужденной заменой. Мы отлично сработались на “Впусти солнце”. Она настоящий борец, надежная, уверенная в себе. Но я все еще держала в уме образ Патрисии Аркетт, так что персонажа пришлось “изобретать” заново. И я подумала, что доктору Дибс, этакому Стрейнджлаву в космосе, слегка безумной и опасной, нужны длинные угольно-черные волосы. Которые будут расти на протяжении всего межзвездного путешествия. Жюльет эта идея понравилась. Это дало мне возможность представить другую Жюльет, не похожую на ее героиню во «Впусти солнце», но не менее изобретательную и одаренную. 


Расскажите об остальных героях фильма. 

Все они преступники, мужчины и женщины, приговоренные к смертной казни. В обмен на так называемую свободу они соглашаются лететь в космос и стать “подопытными зверушками” в околонаучных экспериментах над репродуктивными функциями, беременностью, родами – все под присмотром доктора Дибс, которая тоже попадала под суд. 

Их корабль – это тюрьма в космосе, колония-поселение, где все заключенные равны друг перед другом. Вроде фаланстера, где никто не отдает приказов, даже доктор просто выполняет свою задачу – собирает сперму, как пчелиная матка. Можно подумать, что именно она руководит всеми остальными, но в действительности космический корабль и есть их единственный настоящий лидер, безликий командир, ведущий их к черной дыре, бесконечности, смерти. 
Все заключенные на корабле общаются на английском, именно этот язык, наряду с русским, используется сейчас в космических миссиях. Хотя скоро, наверное, всем нам придется перейти на китайский. 
Английский, а если точнее, американский английский в этом фильме преследует и другую цель: указать на страну, в которой до сих пор существует смертная казнь и выносятся смертные приговоры, а это именно США. 


Получается, в фильме нет второстепенных персонажей и статистов, каждому отведена важная роль? 

Именно! Андре Бенджмин (Тчерни) играл в байопике о Джимми Хендриксе. Я была уверена, что ему будет не по силам воплотить в себе легенду. Но, посмотрев фильм, пришла в восторг от его игры – очень талантливая проработка образа Хендрикса. Мы встретились в Атланте, поговорили, и он согласился сниматься. 
Агату Бузек (Нансен) я видела в нескольких спектаклях ее соотечественника, поляка Кшиштофа Варликовского. 
Сногсшибательный талант! Ларса Айдингера (Чандра) я тоже знаю по его театральной деятельности, он много работал с Томасом Остермайером. Звезда немецкой сцены. Мне как раз нужен был кто-то мужественный, неотесанный, крупный, но в то же время чрезвычайно хрупкий. 
Миа Гот (Бойз) снималась у Ларса фон Триера в “Нимфоманке”. Я запомнила ее нежность, молодость, красоту, но с ней мне хотелось попробовать что-то другое, сделать ее своенравной и непреклонной. 
И, конечно, Клер Тран (Минк), Юэн Митчелл (Этторе), Глория Обианьо (Электора) и Джесси Росс (Уиллоу) – все они хороши как по отдельности, так и вместе. Могу сказать, что объединяет героев: мятежная, сломанная молодость. 


А ребенок? 

Да, ребенок очень важен! Ее зовут Скарлетт, она из Великобритании, дочка близкого друга и одноклассника Роберта Паттинсона. Съемки должны были вот-вот начаться, а я все никак не могла найти подходящего ребенка. И Роберт сказал: 
«Зачем ты тратишь время на эти кастинги, я знаю, кто нам идеально подойдет». 
Мы все влюбились в маленькую пухленькую очаровательную Скарлетт, едва ее увидели. Мы с пониманием отнеслись к ее дневному сну, режиму питания и приступам плача. Мы подстроились под ее режим и снимали тихо, практически незаметно, благодаря нашему искусному оператору Йорику Ле Со. Настолько захватывающе видеть, как Уиллоу учится ходить в коридорах космического корабля - ведь это первые шаги Скарлетт, запечатленные камерой. К концу дня она радостно гулила и бродила туда-сюда. Это одна из моих любимых сцен. 
В ней мы видим, что красота Роберта Паттинсона только дополняет его доброту. Вернее, именно в доброте мы ее и видим. Роберт никогда в жизни до этого не менял подгузник и не кормил ребенка, но с маленькой Скарлетт всему научился. 


Вы ничего не рассказываете о прошлом ваших героев. 

Отсылки к их прошлому присутствовали в ранней версии сценария. Но потом я подумала, что если рассказать слишком много, будет скучно. Мы приняли решение избегать ненужных описаний, все персонажи в прошлом наверняка совершили ужасные преступления, но мы не акцентируем на этом внимание. Их история, коллективная или личная, разворачивается в настоящем, и кто знает, возможно, в будущем, даже если будущее для большинства из них готовит могилу среди звезд. Я вижу в них современное сообщество, утопистов, новых хиппи, которые из центров содержания для несовершеннолетних преступников перекочевали в тюрьмы и не хотят жить ни в каком другом обществе, кроме своего собственного. 
Но все же в фильме есть флешбек, который может кое-что прояснить. Сцена была снята на крыше поезда, на границе между Польшей и Беларусью. В этом поезде едут безбилетники, бездомные, позже некоторых из них мы узнаем на космической станции. 


Видим ли мы воспоминание из их прошлой жизни? 

Не уверена. Для меня это грустная аллюзия, отсылающая к роману Керуака «В дороге», к изгоям, колесящим по Америке. Поезд, мост, деревья. Цветовая палитра отличается от той, в которой решена основная часть фильма. Нужно заметить, что эта сцена была снята на 16 миллиметровую пленку, а не на цифру, благодаря этому сохранились полутона. 

На экранах компьютеров в космическом корабле мы видим кадры, снятые на Земле. 

Три видео. Запись случайного регбийного матча, старая документалка и домашнее видео. Документальный фильм – «В краю охотников за головами» Эндрю С. Кертиса 1914 года, где он снимает индейский народ Квакитул, проживающий на острове Ванкувер в Канаде. Кертис посвятил свою жизнь сохранению почти исчезнувших индейских обычаев. Ему мы обязаны знаменитым фотоальбомом «The North American Indian». Я выбрала сцену похоронной процессии, в которой индейцы собираются вокруг огня. Я испытываю даже не жалость, не благоговение и не тоску, а глубочайшую печаль, глядя на эту сцену. Что с ними стало? В какой кроличьей норе они исчезли? Я никогда не уточняла у Джима Джармуша, но уверена, в «Мертвеце» он отдает должное работам Кертиса. 
На домашнем видео мой племянник на пляже резвится в волнах. 
И, наконец, регбийный матч. Эти три видео, выведенные на экраны компьютеров, составляют архив навсегда утерянного прошлого. 


У вас были ориентиры, что вас вдохновляло? 

Я специально не обращалась ни к каким современным научно-фантастическим фильмам. У меня сложилось впечатление, что все они такие же глянцевые, аккуратные, культурные и стерильные, как НАСА, а в космос этакие Барби и Кены летают на игрушечных кораблях. Если говорить об истории корабля, который покидает пределы Солнечной системы, первой, как чертик из табакерки, в памяти всплывает «Космическая одиссея 2001 года» Стэнли Кубрика. Она крепко засела в подкорке, но ее нужно выкинуть из головы. Как и «Солярис» Тарковского. В Германии недалеко от павильона, где проходили съемки, был пруд с плакучими ивами, и я думала о «Сталкере». Тарковский в отличие от Кубрика не убивает воображение, он его стимулирует, подогревает, разжигает. «Солярис» и «Сталкер» - это мои фильмы-талисманы, благосклонные духи, оберегающие и вдохновляющие. 

Пассажиры на корабле одеты в одинаковую униформу с номером 7. Почему 7? 

Потому что это номер корабля. Цифра будто вытатуирована на их телах. Подразумевается, что этот корабль лишь один из нескольких. Важный момент в фильме – космический корабль 7 стыкуется с кораблем 9, на котором остались в живых только собаки – или, может быть, там только на собаках и проводился эксперимент. В этом столкновении с животным миром, отражении нашего напускного гуманизма, мы видим жуткую судьбу, которую мы уготовили тем, кого называем братьями нашими меньшими. Вспомните первую собаку, запущенную в космос. На Землю Лайка не вернулась. 

Какие задачи выполняют декорации? 

Задачи ставились предельно простые. Корабль – это тюрьма, сквот, серый, грязный, темный. Камеры по бокам коридора, медицинская лаборатория этажом ниже, морг и зимний сад. Сад абсолютно необходим. Как иначе можно сохранять надежду вернуться на Землю, если в космосе нет ни намека на нее? Это их родная земля, единственное, что напоминает им, откуда они, мужчины и женщины с Земли. 
Лаборатория должна быть минималистичной и простой, пробирки, несколько приборов, гинекологическое кресло. Никакой стандартной научно-популярной бутафории, лазерного оружия, дезинтеграторов, телепортаторов и прочего. Я избегала обилия спецэффектов. Как и невесомости – в ней нет необходимости, так как корабль постепенно набирает скорость близкую к скорости света и притяжение устанавливается за счет этого ускорения. Если бы мне приходилось снимать висящих на тросах актеров на зеленом фоне, я бы отказалась делать фильм. Надеюсь, что даже при почти полном отсутствии спецэффектов, фильм будет оказывать определенный эффект на зрителей. 


Корабль №7 не похож на то, что мы обычно привыкли видеть в научно-популярных фильмах. 

Мне сказали, что корабль похож на спичечный коробок. Я долго над этим смеялась. Но это не прихоть и не каприз. Не хочу строить из себя астрофизика, но я узнала, за пределами Солнечной системы нет аэродинамического сопротивления, поэтому корабль может быть какой угодно формы, лишь бы было топливо, чтобы продолжать движение. Обтекаемые формы здесь не нужны и абсолютно бесполезны, поэтому я и решила, что прямоугольный параллелепипед подойдет. 

И музыка тоже не напоминает привычные межгалактические оперы. 

Верно. Ее автор - Стюарт Эштон Степлс из группы Tindersticks, он же и выступил звукорежиссером. Это не первый фильм, над которым мы работаем вместе, поэтому я не ждала от него кавалерийских атак и вагнеровских фейерверков. Его музыка плавная, спокойная, построенная на низких частотах. Есть и сюрприз – Роберт Паттинсон сам исполняет песню Willow. 

Съемки проходили в Кельне, это имело для вас особенное значение? 

Да, по нескольким причинам. Во-первых напомнило о прошлом – о «Небе над Берлином» Вима Вендерса в 1986 году, где я была ассистентом режиссера. Десятки лет спустя я снимала «35 стопок рома» в Любеке, родном городе Томаса Манна, где разворачивалось действие его романа «Будденброки». Любек также город Гюнтера Грасса. Недалеко от Любека на Балтийском море расположились городки, одновременно спокойные и жестокие. Непростое место. Неудивительно, что оно способно вызвать тревогу, и не только у писателей. 
Кельн отличается от Берлина или Любека. Это город на Рейне. Мы остановились в отеле на площади рядом с железнодорожной станцией и собором. Мы чувствовали себя там как дома. В Кельне есть две студии: большая, где снимал Джармуш, и поменьше, где снял несколько фильмов Ларс фон Триер. Для создания камерной атмосферы мне больше подходила маленькая студия. Она находится в полуиндустриальном районе. На территории - деревья и старый дом. Интересное сочетание, в нем есть какое-то таинственное очарование. В Кельне Фассбиндер снимал мини-сериал «Восемь часов не за день». Должно быть, я держала это все в памяти. Кроме того, в Кельне я познакомилась с сопродюсерами, Pandora films, которые доверились мне. 


В «Высшем обществе» есть сексуальная составляющая, но с трагическим оттенком. 

Сексуальная составляющая, но не секс. Чувственность, но не порнография. В тюрьме нет места сексуальности в привычном смысле. А в тюрьме с лабораторией, задача которой воспроизводить человеческий род, сексуальность еще более абстрактна и сводится только к задаче сохранения потомства. Чтобы сдать сперму доктору, мужчины должны получить оргазм, но только ради науки. 
Во время съемок я начала читать «Историю сексуальности» Мишеля Фуко, которая в том числе рассказывает о браке и девственности. До прихода христианства брак служил единственной цели - рождению детей. 
Я решила свести весь секс к акту мастурбации с применением игрушек, которые дают все необходимое доктору Диббс, но в полном одиночестве. Попытки доктора подарить оргазм своему искалеченному телу прекрасно отражены в игре Жюльет Бинош. Я снимала ее со спины, как одалиску, любуясь ее бедрами и ягодицами. 
Позже Жюльет крадет сперму у Роберта Паттинсона, пока он находится под действием седативных препаратов. Это, конечно же, и ограбление, и изнасилование. Мы слышим стон Роберта, бессознательный, но безболезненный. 

Я сразу запретила себе увлекаться обнаженкой. Никаких эрегированных членов и набухших вагин. Мы пошли другим путем. Самой эротичной сценой в фильме мне кажется та, где заключенный мастурбирует, наблюдая за тем, как Бинош сушит волосы напротив вентиляционной шахты. 
«Высшее общество» рассказывает именно о желании, возбуждении. 

Желание и одиночество и есть главная тема фильма? 

Более или менее. Но я все же настаиваю, что «Высшее общество» - не научно-популярный фильм, хотя наука там представлена в достаточной мере благодаря участию астрофизика Аурелиена Баррау, специалиста по физике частиц и черным дырам. Несмотря на то, что действие происходит в космосе, фильм очень приземленный. 

Как вы выразили основную идею фильма? 

Основную идею? Это нелегко. Это история мужчины, обреченного всю свою жизнь провести в космосе с ребенком. С девочкой, которая, скорее всего, приходится ему дочерью. Из нее вырастет прекрасная девушка, а когда этот своего рода рыцарь, Персиваль другого времени, решит нарушить воздержание, она станет его женой. Намек на это есть в конце фильма. Девушке не с кем его сравнить, других мужчин она не видела и даже не может понять, привлекает ли он ее. Но она делает первый шаг. 

Я хотела показать их в конце фильма будто у свадебного алтаря, где она скажет «да». Мы приближаемся к запретной планете, непреложному табу. Девушка превращается в женщину. Инцест – это самый отчаянный шаг в сексе, потому что на него наложен строжайший запрет. «Нам не нужен никто другой» - говорит девушка. 

Фильм рассказывает об отчаянии и нежности. О любви вопреки всему. 


Режиссер Клэр Дени: «Боязнь табу - это слабость, как будто вы не можете быть цельным человеком».

С «High Life» французский режиссер Клэр Дени сняла свою первую англоязычную картину: научно-фантастический фильм о космическом корабле с бывшими заключенными, оказавшимися в ловушке в космосе. 
Нестерильная научная фантастика, более того: кровь, сперма, пот и дерьмо во всех видах. 
«Вы боитесь табу?»- Клэр Дени удивленно смотрит на репортера, со смешинкой в глазах. Он разговаривает с 72-летним французским режиссером, которая выделила время для голландской прессы во время январского международного кинофестиваля в Роттердаме, о красивом и в то же время жутком начале ее научно-фантастического фильма «High Life». В нем мы видим астронавта на неказистом космическом корабле, похожем на контейнер, который находится на расстоянии многих световых лет от Земли, и только ребенок является его спутником.
 

Астронавт Монте (Роберт Паттинсон), последний член экипажа, сбрасывает тела своих погибших собратьев-космонавтов в космос и поет ребенку, что они никогда не должны употреблять свои собственные переработанные экскременты или мочу, потому что это «табу». 

Мы видим отца или дальновидного астронавта? Когда-нибудь девушка станет старше, и он все равно станет последним мужчиной в этой части вселенной. Неопределенность отношений между ними также делает страшными первые сцены «High Life». Француженка, которая в своем фильме называет ребенка «роковой женщиной», смеется над моим замечанием. «Это вас пугает? В будущем он будет только с ней. И она растет. Хочет он этого или нет: она захочет его. Она уже хочет быть с ним. У вас есть дочь? Ну, если бы вы были один на планете с дочерью, то это табу, вероятно, обесценилось бы. Именно так мы и произошли, это табу лежит в основе человечества. В определенном смысле инцест был необходим. О табу интересно думать, но не нужно его бояться. Вы не ляжете спать со своей дочерью просто так». 

Дени смотрит на свою кружку с горячей водой и пакетик рядом. 
«Что это? Это ненастоящий чай. Ромашковый чай в это время суток... Нет, я хочу завтракать чаем». Звучит взволнованно, но дружелюбно - не укоризненно. Тот же тон, которым она только что говорила с пиар-менеджером своего голландского дистрибьютора, приветствуя: «Что такое? Ты выглядишь испуганным!» 

Дени выросла в колониальной Африке (в том числе в Буркина-Фасо и Камеруне), как дочь французского государственного служащего, и переехала в парижский пригород с матерью и сестрой в возрасте 14 лет. Она считается одним из величайших режиссеров этого времени, начиная с «Хорошая работа» (1999), ее фильма о французском иностранном легионе в Джибути, с очаровательно изображенной, похожей на балет боевой подготовкой. Фильм был записан британским журналом Sight & Sound в топ-100 фильмов всех времен - единственная другая женщина-режиссер в этом списке – бельгийка Шанталь Акерман «Жанна Дильман, набережная коммерции, 23, Брюссель 1080» (1975). Если кому интересно: Дени не приветствуеттермин «женщина-режиссер». Она кинорежиссер, и она женщина. У нее также мало терпимости к глупым вопросам - в последний раз, когда я разговаривал с Дени о ее чуткой драме отца и дочери «35 стопок рома» (2008) журналист до меня плакала от разговора с ней, а не от умиления. 

«Я боюсь Brexit и роста правых в Европе», - говорит Дени, находясь в бизнес-номере отеля портового города. 
«Я боюсь остаться без работы. Моя мать умерла в прошлом году; мне было страшно видеть, как она уходит. Но боязнь табу... Это слабость. Как будто вы не можете быть цельным человеком. Я слабая, очень слабая. Но я знаю, из чего мы сделаны». 

«High Life», тринадцатый и самый дорогой художественный фильм Дени – плюс ее первый англоязычный фильм - в отличие от того, к чему она привыкла, полностью снятый в студии, где были построены интерьер и экстерьер космического корабля. После первых сцен с ребенком и трупами фильм возвращается во времени, но даже тогда космический корабль все время в пути. 

Власть на борту была передана похожей на ведьму доктору (Жюльет Бинош), которая управляет своей собственной клиникой репродуктивной медицины с яйцеклетками и спермой от членов экипажа - все они бывшие заключенные, женщины и мужчины, которые после серьезного преступления на Земле могли выбрать: смертную казнь или полет в космос, для исследования (и, возможно, получения) энергии черных дыр. На борту корабля также есть сад для выращивания урожая. «Это их райский сад», - говорит Дени. 

В «High Life» мы также видим ботинок в этом райском космическом саду, наполовину зарытый в землю, и сразу же возникает подозрение о разлагающемся в этой обуви теле. «Нет», - поправляет Дени. «Вы видите ботинок, не более того». 

- Но когда вы видите эту обувь в космическом саду, вы сразу же думаете о трупе? 

- Я думаю, вы ненормальный. Потому что у меня есть сад, и я иногда забываю там обувь. Сад, предрекает, что будут и другие события. Но то, что вы подозреваете, что в этой обуви есть нога – это ваше воображение. Это вы, это не фильм. Этот фильм более невинен, чем вы. Вы извращенный человек. 

- Ваша идея «High Life» началась с этого космического сада. Потом ребенок, потом машина для мастурбации. 

- Да, «Fuckbox». В тюремных фильмах - а это тюремный фильм - секс - это всегда проблема. В любом случае секс - это проблема. Даже если ты не в тюрьме. 

- Ваша тюрьма – это космос? 

- Я уверена, что они надеются на чудо, эти заключенные собраны из камер смертников. Но они также знают, что пути назад нет. Если вы знаете что-нибудь о вселенной, вы также знаете, что, чтобы выйти из нашей солнечной системы, нужно передвигаться так быстро, что каждые четыре или пять лет проходит около двадцати или тридцати лет на Земле - так что через десять лет у вас больше никого не будет на этой Земле. 

- Писатель Зади Смит также была задействована в написании сценария. Правда ли, что она предложила альтернативное название? 

- Она адаптировала английские диалоги, потому что сценарий изначально был написан на французском языке. Она сразу же предложила дать астронавтам цель: чтобы они могли вернуться домой. Нет, сказала я. Но она настаивала: «High Life» не является хорошим названием, раздумывала она, это должна быть «A New Life». У меня другое видение жизни, - сказал я ей. Хорошо, что мы встретились, но я не думаю, что мы можем работать вместе. Хотя, она привлекала меня. Она великолепна. 

- Ваша мать умерла во время съемок. Повлияло ли это на процесс? 

- Каждые выходные я садилась на поезд из Кельна, где мы снимали, в Париж, чтобы провести с ней несколько дней. Она прошла весь путь до конца. И она отказалась от лечения или ухода, даже отказалась от еды, она была такой сильной. «Иди работай!», - говорила она, если я должна была сесть на поезд в воскресенье днем, но я предпочла бы остаться. Она давала мне энергию до самого последнего момента. 

Дени вздохнула. 

- Только когда фильм был закончен, пришло горе. Вот так вдруг - пуф! Кто теряет мать, знает цену любви. Я никогда не говорила об этом с Робертом Паттинсоном во время съемок. Он знал, что я уезжаю каждые выходные, он уважал это, не задавая вопросов. Роберт такой чуткий. Мы общались без слов. 

- Что делает Паттинсона таким хорошим актером? 

- Его ум. Он был своего рода иконой, будучи молодым человеком (как вампир в популярном во всем мире сериале «Сумерки», ред.) Если вы видите, как с тех пор он продвигается во всех видах фильмов, это что-то большое. 

- Вы посещали космический центр, прежде чем начали фильм? Чтобы все увидеть и потрогать? 

- Мы были в Кельне, где французский космонавт Тома Песке готовился к своему космическому полету. Мы тренировались на тренажерах, плавали в глубокой ванне (в которой космонавты практикуют невесомость, ред.). В качестве консультанта по сценариям у меня был астрофизик, мне это было не нужно. Но я сделала это для моих актеров, которые хотели испытать, на что похоже пространство. Фантастика, вы можете наблюдать космическую станцию в прямом эфире на таком огромном экране. Командир - я полагаю, русский - всегда возился с чем-то, стоя на коленях, когда мы смотрели. Я спросила людей в диспетчерской: что он делает? Оказалось, там туалет был сломан неделю. Этот командир был весь день занят дерьмом. 

- Многие научно-фантастические фильмы как будто стерильны. Ваш фильм, напротив, о крови, сперме, поте и грудном молоке. 

- И о дерьме. Переработка, вот с чем вы должны быть в состоянии справиться. Многие люди применяют переработанную мочу. Это не проблема. Но дерьмо немного проблематично. Я это понимаю. 

- Табу? 

- Настоящее табу. 
 


  Перевод: Marishka, специально для only-r.com


Клэр Дени о Роберте Паттинсоне:

"Я была удивлена им. [...] Его интерес к кинематографу велик и реален. Он был готов ко всему, что я предлагала. Он самый простой актер, с которым я работала. Он является частью Братства - я хочу работать с ним больше " 

"Он является частью Братства, и я хочу работать с ним больше, и как я делаю это с Джульетт Бинош. Они участвуют и не боятся — у них нет страха перед странным проектом». -Клэр Дени

перевод: Anisha


Inout Cote d`Azur: Интервью с Клэр Дени

Перед тем, как провести мастер-класс на Вилла Арсон в Ницце 14 ноября, это был маленький кинотеатр в Болье, где Клэр Дени представила свой полнометражный фильм «Высшее общество». 

Научно-фантастический, завораживающий и загадочный фильм, в котором Роберт Паттинсон участвует по доброй воле, или по принуждению, в репродуктивной программе под руководством Жюльет Бинош. Режиссер поделилась с нами за кулисами 

Как получилось, что фильм был представлен в Торонто, а не в Каннах? 

Клэр: Не были готовы монтаж и спецэффекты. Поэтому мы пропустили и Венецию. Первый показ состоялся в Торонто.
 

Публика,кажется, была шокирована? 

Клэр: Премьера была странной. Публика была в шоке от сцены в sex-box и еще от той, где Бинош собирает «священное семя» Паттинсона. Я не думала, что такие ироничные и ребяческие вещи будут приняты на подобном уровне. 

От вас не ожидали научной фантастики: каково было происхождение этого проекта? 

Клэр: Продюсер предложил мне сделать фильм на английском языке. Я сказала да при условии, что это так или иначе оправданно. Английский язык - это язык пространства в некотором роде, а я всегда любила научную фантастику. В моей голове был первый кадр с парниковыми плантациями в комическом корабле. Я начала с этого. 

Как Роберт Паттинсон приземлился у Клэр Дени? 

Клэр: Он пришел ко мне пять лет назад, чтобы предложить работать со мной. Это полностью изменило точку зрения фильма, потому что в главной роли я видела человека намного старше по возрасту. 
В начале я видела его немного портретным. Мне нравилась его работа в "Сумерках" и фильмы с Кроненбергом, но я никогда не думала, что вдруг буду обращаться к нему для одного из моих фильмов. Мы виделись довольно часто и между нами завязалась дружба. 
Это устранило проблему. Иметь такого, как он, настолько увлеченного и желающего сделать фильм, придавало мне много сил. 

Эстетика фильма кардинально отличается от всех недавних "космических" фильмов. С кем вы работали над дизайном? 

Клэр: Просто моя обычная команда. Мне хотелось привлечь датского художника Олафура Элиассона, произведения которого вдохновили окончательный образ. Но я поняла, что нет ничего лучше, чем люди из кино для создания фильма. 
Для корабля придумали что-то вроде космической тюрьмы. А костюмы были в значительной мере вдохновлены комбинезонами российских космонавтов. Обязательный белый цвет надоел мне со времен "Звездных войн". 

Какими были ваши ориентиры? 

Клэр: С "Солярисом" Тарковского и 2001 (Космической Одиссеей Стэнли Кубрика) можно уже путешествовать довольно далеко. Я также видела все фильмы "Чужой". 
Но я запретила себе пересматривать любой фильм до съемок, так как хотела оставаться со своими образами и красками. Придерживаться неприхотливости моей истории. Я не имела ни возможности, ни желания делать что-то другое. И особенно заставлять моих актеров постоянно играть на зеленом фоне. 

Это впервые, когда вы используете спецэффекты? Это было проблемой? 

Клэр: Нет. Их очень мало в любом случае, и когда их приходилось ожидать, я их убирала. Сцены из тел, которые плавают в пространстве, например, были сделаны без монтажа. 

Работа над звуком очень удачна. Как вы это делали? 

Клэр: Это было сложно, потому что у нас есть декорации, которые постоянно издавали треск. Немецкий звуко-инженер был очень недоволен. Но мы справились. Стюарт Степлз из Tindersticks сделал саунд-дизайн фильма. 

Песня "Willow",которую поет Роберт Паттинсон, великолепна. Tindersticks и вы, это давняя история. 

Клэр: Да, это наш восьмой совместный фильм. Я ходила смотреть на них в театр "Батаклан", во времена их второго альбома, с просьбой предоставить право на My Sister, которую я хотела для Ненетт и Бони. Они сказали, что предпочли бы сделать все сами... Со Стюартом, который из Северной Англии, сложно общаться на английском. Но, чтобы понимать, слова не нужны. 

Как следует понимать название? 

Клэр: Есть higt - для пространства там, высоко и life - для жизни, которую пытаются воспроизвести. Но, прежде всего, это слово, которое возвращает к моему детству в Африке. Higt Life, это так африканцы обозначают жизнь белых людей. 

Есть ли другие жанры, после научной фантастики, которые вы хотели бы рассмотреть? 

Клэр: Я не задаю себе вопрос такими терминами. История появляется до жанра. Рассчитываешь на то, что хочешь рассказать. Форма приходит после. Поскольку я не чувствую необходимости отвечать запросам, я делаю фильмы которые не стоят дорого, я ощущаю себя абсолютно свободной идти туда, куда я хочу. 
 


  Перевод: Camille, специально для only-r.com


Allocine: Роберт Паттинсон: «Я вообще не знал, что ждать от 
«Высшего общества».

На фестивале в Сан-Себастьяне мы смогли побеседовать с командой фильма «Высшее общество» : Жюльет Бинош, Робертом Паттинсоном, Миа Гот и режиссером картины Клэр Дени. 

Как началось ваше сотрудничество в фильме Высшее общество? 

Жюльет Бинош, актриса
: когда Клэр Дени рассказала мне об этом фильме, я уже снялась в красивом проекте «Впусти Солнце». Так что снова работать с ней через несколько месяцев, было для меня крайне интересно. Мне нравилось работать с ней и научно-фантастический аспект, о котором она говорила, казался мне странным, мрачным и особенным. Я сказала: «Да» еще до того, как прочла сценарий. Затем, когда я его прочитала, это было еще не совсем сценарий. 

Мы встретились, чтобы начать подготовку. Она переписывала сцены прямо перед съемками. Это было на грани фола, но это было так захватывающе, потому что я ее знала, как члена своей семьи.По ее идее образ Доктора Дибс является практически мифическим, соединяющим полный контроль и безграничное отчаяние. Она преступница с пластиковым влагалищем, что само по себе звучит странно! Мне нужна была богиня в качестве примерного образа, поэтому я выбрала Кали, индийскую богиню. Я много читала о ней и была ей очарована. 


Как бы вы описали своего персонажа? 

Жюльет Биношэто сложный персонаж, но скажу вам, на самом деле я люблю непростые персонажи. Ужасна сама ситуация, в которую попали персонажи. Поэтому они стараются оставаться людьми как можно дольше. Но мой персонаж напугал меня. Мой персонаж умеет манипулировать, и есть некий юмор в том, что она делает это в полной темноте. Это было интересно, потому что это была ситуация, с которой я еще не встречалась в кино. И этот персонаж несет печать одиночества. В фильме Впусти солнце тоже было много одиночества, но оно выражалось по-другому. Прошлые мои персонажи никогда меня не пугали чернотой. 

Актеры часто говорят, что они предпочитают играть темных или странных персонажей… 

Жюльет Бинош:
 да, потому что это более интересно. Это как перец. Вы помните пряный вкус перца? Это то, что заводит. Я понимаю, что актеры предпочитают играть темные роли, потому что они более увлекательны. 

Что касается перца: первые показы фильма вызвали довольно большую волну. Так было сказано после показа на фестивале в Торонто. Как вы реагируете на это? 

Жюльет Бинош
я не была в Торонто, и я не знаю, что там произошло, поэтому не могу ответить на этот вопрос. Но фильм явно провоцирует, и я не думаю, что это плохо, потому что это цепляет. Иногда фильм может показать вещи, которые мы не хотим замечать. Поэтому я не думаю. Что это провокация ради провокации. Это не пустая провокация. 

Клэр Дени, режиссерэто писали не журналисты. Просто было в некоторых твиттах. 

Мия Гот, актриса: если вы говорите о людях, которые покинули зал, то возможно, некоторые из них не знали, на что пришли. Они возможно заняли место, увидев звезду, и не знали о чем именно будет фильм. Мы не пытаемся угодить всем. Мы не хотим делать такого рода фильмы, это не очень интересно. 

Клэр Дении у нас были отличные отзывы, поэтому в конце концов это было не так уж и грустно (…). Со мной такое уже случалось с неприятностями каждый день, за 10 лет до серьезного кино. Этот фильм «Высшее общество» ничего не имеет общего с тяжелым кино. Это фильм о любви, одиночестве, а также о нежности. 

Миа Гот : я не думаю, что мы исследуем вещи, которые заслуживают того, чтобы выйти из зала. Речь идет о очень естественных вещах, таких как сексуальность, желание, необходимость контактировать. Люди к этому готовы. И в то же время, есть оружие, насилие... это очень показательно. 

Жюльет БиношКлэр Дени создала такую структура фильма, что вы можете четко провести параллели с сегодняшним днём. Мы идем прямо в большую дыру. Суицидально быть настолько пассивным по отношению к тому, что происходит в мире сегодня, и тому, как мы относимся к нашей земле. Мы похожи на суицидальную машину, которую создали сами. Мы хотим остановить это? Мы должны спровоцировать политиков, чтобы они взяли на себя ответственность? Мы хотим перемен в нашей собственной жизни? Выключите свет, который нам не нужен, например. Зачем ставить кондиционер, когда и так хорошо? Эта система так больна. Это отражается в фильме. И это ведет к катастрофе. 

Вы бы сказали, что научная фантастика здесь предлог для решения человеческого сегодня? 

Миа Готможно сказать, что этот корабль и одиночество-метафоры. Мы отчаянно ищем форму взаимосвязи. Единственное, что помогает нам - это наши желания, наши первичные желания. У нас нет полного контроля над собой. 

Клэр Дени : для меня есть сцена, которая как бы суммирует весь фильм. Это когда они смотрят на звезды над их головами. Затем голос за кадром говорит: "У нас было странное впечатление, что мы уходим назад, а не двигаемся вперед". Они смотрят друг на друга как потерянные люди, как будто они вместе, но в то же время разделены, отделены. Эти взгляды так много говорят, и в монтажной комнате, каждый раз, этот момент очень волновал меня. Они смотрят друг на друга с отчаянием и надеждой, и любовью. 

Миа Готмы все так одиноки, но вместе. Это общество изолирует вас. 

Жюльет Биношнаучная фантастика может принимать очень разные формы. Я бы не сказала, что этот фильм является нормальным научно-фантастическим фильмом. Это отражение действительности. Я вообще не специалист по научной фантастике; я не смотрела ее много. Этот фильм - размышление о том, как вы себя ведете, но в большинстве случаев речь идет о специальных эффектах, взрывах… 

Каков ваш творческий процесс ? 

Клэр Дени
это всегда одно и то же. Мне нужно получить представление о фильме, который я хочу сделать, а затем, когда мы начинаем работать, я пытаюсь понять историю. Как мы попадем в эту историю? На этот раз было важно почувствовать, что прекрасный способ начать эту историю - это показать ребенка в одиночестве на корабле, разговаривающим по связи с отцом, находящимся снаружи. Затем, изображение сада. Из эта связка начинает работать, работать… 

Фильм выглядит так, как Вы себе представляли? 

Роберт Паттинсон
 : Я не знал, чего ожидать. У меня не было ожиданий в прямом смысле этого слова. Потому что, когда вы видите такие фильмы, как "Хорошая работа", вы можете прочувствовать гораздо больше, даже не обязательно все понимать. Я просто знаю, что это здорово. Я полностью доверял Клэр. Но я нашел фильм смешнее, чем я себе представлял. Может быть, кто-то где-то тоже найдет его забавным! 

Расскажите нам о своем опыте работы с Клэр Дени 

Роберт Паттинсон
это действительно уникальный человек. Я встречался с ней несколько раз в течение многих лет. Вы можете посмотреть ее фильмы и они расскажут вам о ней, как о человеке. Мне нравится проводить с ней время. Она может быть очень теплой и очень странной. С ней можно провести весь обед, не обменявшись ни единым словом и это не создает неудобств, и есть очень мало людей, с которыми это возможно. Она никогда не будет обсуждать пустые темы.А на съемках она очень забавная. Большинство из нас точно не знали, о чем рассказывает история, но у нас была такая вера в нее. Все были очень вовлечены в фильм и поддерживали то, что она делала. Клэр вдохновляет. она хороший человек. Это была хорошая рабочая атмосфера. 

Было ли это проблемой для вас, чтобы сделать этот фильм на английском языке? 

Клэр Дени
Если честно, нет. Меня спросили, хочу ли я сделать фильм на английском языке. Я сказала "Да", но при условии, что есть веская причина, по которой персонажи говорят по-английски. Затем я предложила эту историю, потому что сегодня в космосе есть люди, которые либо говорят по-русски, либо по-английски. 

Что привело к этим идеям декора ? 

Клэр Дени
для меня идея корабля была очень проста, это было как коробка с коридором, лестницей, садом, капсулами... идея формы корабля была очень простой. И я не хотела белого! Мне нужен бежевый, коричневый и красный. Вопрос не в наличии белого цвета в космосе! Я не хотела, чтобы их костюмы выражали завоевание космоса. Они заключенные. И флагов нет.Нет и никаких временных ориентиров. 

Почему? 

Клэр Дени
голос за кадром говорит: Мы покинули Землю уже много лет. Когда? До рождения ребенка. Он сказал 90% скорости света, так что на Земле это было бы почти 80 лет. Так что все, кого вы знали, мертвы. 

Как это было работать с Робертом Паттинсоном? 

Жюльет Биношэто было здорово. Мы знакомы еще со времен Космополиса. Он задавал много вопросов. Чувствовал себя аутсайдером, как и его персонаж. Вероятно, ему нужно было поговорить, потому что он часто был один на один с этой маленькой девочкой. Первые три недели он был с ней наедине. Так что, когда мы приехали, мы были как спасители! Работать с ним очень просто. Он очень вовлечен, и ему очень понравилось работать с Клэр Дени. Это были хорошие рабочие отношения 
 


  Перевод: uzhik, специально для only-r.com


«High Life»: как Роберт Паттинсон помог с актерским составом для научно-фантастической драмы

Кинофестиваль в Торонто 2018 «Накануне съемок у нас даже не было ребенка!» 

Роберт Паттинсон, звезда «High Life», пришел на помощь, когда у режиссера Клэр Дени недоставало важного члена актерского состава, всего за один день до начала съемок. 

«У нас были некоторые проблемы с кастингом в самом начале, и Клэр так спокойно относилась к этому», сказал Паттинсон TheWrap на Международном кинофестивале в Торонто. 

«Я такой: «Что будем делать?» А она: «Ну, знаешь, мы найдем кого-то или нет, а если нет, мы снимаем фильм с тобой и ребенком». И это за три недели до того, как мы должны были начать снимать!»
 

Дени добавляет: «Накануне съемок у нас даже не было ребенка!» 

По словам режиссера, Паттинсон позвонил своему другу, у которого как раз был маленький ребенок, и они привезли малышку из Лондона для фильма. 

«Просто отправили по e-mail», шутит Паттинсон. 

Мировая премьера «High Life» состоялась на TIFF 9 сентября, и это первый фильм Дени на английском языке. Жюльет Бинош и Миа Гот также снимаются в драме, сопровождающей группу преступников, которые обманываются, полагая, что будут освобождены, если примут участие в миссии в глубокий космос. 


The Guardian: Торонто 2018 сводка новостей: попкорн, сироп и осужденный в космосе 

В то время как Стив Маккуин и Барри Дженкинс возглавляли Оскаровский ажиотаж, странная научная фантастика «High Life» от режиссера-ветерана Клэр Дени, действительно привлекла внимание. 

Международный кинофестиваль в Торонто становится все более ярким событием, с достаточным количеством мировых премьер от знаменитых режиссеров, чтобы даже случайные кинозрители кипели от возбуждения, и критики положительно слабели в коленях. 

Обхаживающий сладкое местечко между арт-хаусом и мейнстримом, это отличный пункт для открытия претендентов на Оскар на фестивальной трассе (проходящей сразу после Венеции и престижного, хотя и менее известного Теллурида). 

Дистрибьюторские сделки заключаются в высотных отелях, а знаменитости бродят по улицам, как обычные люди. 

Лучше всего был дебют Клэр Дени на английском языке «HighLife», чей сюжет настолько удивительно причудлив, что я с трудом могу поверить, что фильм существует. 
Экспериментальная научная фантастика, где Роберт Паттинсон, осужденный, высаженный на космический корабль в компании с маленьким ребенком; воспоминания показывают, что когда-то были и другие члены экипажа, во власти жесткого безумного ученого (Жюльет Бинош, с голодными глазами и волосами, заплетенными в ведьминскую косу). 

Фильм, преследующий и щадящий, глубоко грустный, одержимый смертью и подпитываемый демоническим, эротическим зарядом; в 72 года уважаемый французский кинорежиссер все еще пробует новые вещи. 
 


  Перевод: Marishka, специально для only-r.com


Специально для http://vyruchajkomnata.ru/ , официальной группы Вконтакте Кристен Стюарт/Роберт Паттинсон.Vyruchajkomnata(подписываемся на группу) и Твиттера @Vyruchajkomnata. Полное или частичное копирование информации разрешается после согласования с администрацией и с указанием активной ссылки на сайт.

21.04.2019 | 252 | НОВОСТИ О РОБЕРТЕ | Гость
Комментарии (3):
0
3 робокашка  
ещё старина Фрейд сказал о сексе всё! в кино без конца пытаются паразитировать на этом действе, а эта радость хороша  для подрастающих поколений, остальные уже пресытились

1
2 робокашка  
Не знала, что "Медиум" всё ещё снимают  facepalm 
А новый фильм Роба судя по описаниям в этом интервью - явно не моё

0
1 робокашка  
Постоянно упоминаемое прилагательное "причудливый" интригует

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]